ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несколько мгновений двое мужчин молча разглядывали друг друга. Каллендбор слегка прищурился, но на его лице не отразилось никаких чувств. Он был на несколько дюймов выше Бена и фунтов на двадцать тяжелее, бородатый, мускулистый и с гривой рыжих волос. Держался подчеркнуто прямо, от чего складывалось впечатление, что смотрит он на Бена сверху вниз.

— Нынче коронации в Заземелье случаются так часто, что трудно посетить их все, — язвительно заметил он.

— Надеюсь, теперь они будут гораздо более редкими, — ответил Бен. — Моя коронация долго будет последней.

— Вы и впрямь в это верите? — Улыбка лорда стала сардонической. — Выполнить это обещание будет нелегко.

— Возможно. Но я тем не менее собираюсь выполнить его. Пожалуйста, поймите это, лорд Каллендбор. Я не похож на прочих, кто незваным явился в Заземелье и покинул его при первом же признаке опасности. Я пришел сюда, чтобы стать королем, и я им стану.

— Покупка короны не всегда делает человека королем, — пробормотал кто-то из свиты Каллендбора.

— Точно так же рождение младенца в богатой семье не всегда делает его лордом, — не растерялся Бен. — Ни покупка поместья, ни женитьба на мешке с деньгами, ни мошенничество, ни сила и никакие ухищрения, которыми пользуются с начала времен, не сделают человека лордом или королем. Королей и лордов делают законы. Ваши законы, лорды Зеленого Дола, сделали меня королем Заземелья.

— Законы старше нас, и не мы их придумали, — проворчал Каллендбор.

— И тем не менее вы подчиняетесь этим законам, — произнес Бен.

Лорды глухо зароптали, бросая на Бена злобные взгляды. Каллендбор молча разглядывал его. Потом поклонился с таким же бесстрастным лицом:

— Вы доказали свою смекалку, пожелав встретиться у нас дома. Ваше Величество. Что ж, тогда добро пожаловать. Нам не нужно больше стоять здесь, во дворе. Войдите в замок и преломите с нами кусок хлеба. Сначала, если пожелаете, можете принять ванну. Передохните — вид у вас утомленный. Для вас приготовили комнаты. Мы можем побеседовать позже.

Бен кивнул в ответ, махнул своим спутникам, и они все вместе направились в замок следом за лордами Зеленого Дола. В коридорах, по которым они шли, из высоких полукруглых окон, застекленных и забранных решетками, лился свет, придавая замку воздушный и праздничный вид.

Бен склонился к советнику:

— Ну как, по-вашему, у нас дела?

— Они согласились принять и накормить нас, — прошептал в ответ колдун. — Это больше, чем я ожидал.

— Неужели! Вы не говорили этого раньше!

— Знаю. Но я не хотел беспокоить вас. Бен воззрился на старца и покачал головой:

— Вы никогда не перестанете удивлять меня, советник Тьюс.

— М-м-м?

— Пустое. Насколько мы можем доверять этим людям?

Колдун, ковылявший рядом с ним, улыбнулся:

— На гулькин носок. На вашем месте на пиру я был бы поосторожнее.

Потом наступило блаженное время отдохновения в покоях, отведенных королю и его спутникам. Каждому приготовили отдельную спальню, ванну с горячей водой и душистым мылом, чистое платье и бутылку вина. Бен не отказывал себе ни в чем, кроме алкоголя. У него уже был горький опыт. К тому ж он доверял Каллендбору и остальным не больше, чем советнику, и ему хотелось сохранить трезвый рассудок к моменту, когда придется отстаивать свою правоту. Не откупорил ни одной бутылки и заметил, что все поступили точно так же.

На закате их позвали в пиршественный зал. Длинный резной стол ломился от яств и бесчисленных бутылок с вином. Бен вновь воздержался от крепких напитков. Он начинал испытывать почти параноидальную боязнь спиртного, но ничего не мог поделать с собой. Его усадили в середине длинного стола. По правую руку сел Каллендбор, а по левую — лорд по имени Стрехан. Советника поместили в конце стола, а Абернети и кобольдов — за отдельным столиком, поменьше. Бен сразу же понял, что его умышленно отделяют от друзей. Он подумал было о том, чтобы попросить пересадить их, но решил, что не стоит. Рано или поздно ему устроят проверку. Важно было убедить лордов Зеленого Дола, что он не боится самостоятельных действий.

В начале трапезы беседа была учтивой, но вялой, и пока не прикончили главное блюдо — жареную свинину и молодых фазанов, — речь о главном, о королевской власти в Заземелье, не заходила. Бен лениво подумал, всегда ли лорды так много едят, или они намеренно пытаются произвести на него впечатление, и тут Каллендбор заговорил:

— Кажется, у вас есть доля решимости. Ваше Величество. — И поднял бокал.

Бен кивнул в ответ, но не поднял своего фужера. Каллендбор выпил и бережно поставил бокал на стол.

— Знаете, если бы мы захотели, чтобы король Заземелья умер, мы не отравили бы его. Мы просто подождали бы, пока Марк расправится с ним.

Бен обезоруживающе улыбнулся:

— Именно это вы готовите для меня? Обветренное лицо лорда искривилось в усмешке. На загорелой коже проступили белые рубцы.

— Для вас мы не готовим ничего плохого. Мы вообще ничего не готовим. Мы собрались для того, чтобы узнать, что вы приготовили для нас.

— Мы все — верные слуги трона, и мы всегда были за короля, — добавил Стрехан с другой стороны. — Но в последнее время стало трудно припомнить, кто такой король.

— Мы служили бы верой и правдой, если бы были уверены в том, что король, которому нас призывают служить, — настоящий монарх, а не шутейный королишко, которому не до наших забот, — продолжал Каллендбор. — После смерти старого короля и побега его сына мы присягали целой гвардии фальшивых королей, которые правили несколько месяцев, недель, а то и дней и удирали до того, как мы успевали запомнить их имена. Приносить клятву верности таким, как они, не хочется никому.

— Присягать на верность таким, как они, значит предавать тех великих королей, которые защищали наш мир с начала времен, — изрек Стрехан. — А ради чего служить королю, который не может ничего сделать для нас? — Бен молча посмотрел на него и подумал: «Началось!» — Вы можете оказаться одним из таких королей, — заявил Стрехан. Это был узколицый, угловатый молодой человек, ростом даже выше Каллендбора.

— Но я не таков, — улыбнулся Бен.

— Тогда вы должны объяснить, чего вы от нас хотите, Ваше Величество, — не унимался Каллендбор. — Вы объясните, какую преследуете цель, чтобы мы знали, что не зря присягнем именно вам.

«Ну-ну», — подумал про себя Бен.

— Мне кажется, что преимущества этого шага будут очевидными, — сказал он.

— Король представляет собой верховную власть, управляющую всей страной. Издает законы, честно отвечающие интересам каждого, и следит за их исполнением. Защищает свой народ от несправедливостей и напастей.

— В Зеленом Доле никто не творит беззакония! — фыркнул Стрехан.

— Неужели? — Бен недоверчиво посмотрел на него. — Мне дали понять, что здесь даже среди равных бывают раздоры; и довольно часто, в отсутствие верховной власти, дело доходит до кровопролития.

Каллендбор нахмурился:

— Вы думаете, мы ссоримся между собой?

— Я уверен, что, если представится такая возможность, у вас тоже возникнет искушение покончить с остальными! — Бен помолчал, пока смятение не отразилось на лицах всех присутствующих, потом подался вперед. — Давайте перейдем прямо к делу, идет? Вам в Заземелье нужен король. Здесь всегда были короли, и должны быть всегда. Это форма правления, которую признают люди и оберегают законы. Если вы допустите, чтобы трон пустовал, или если откажетесь признавать того, кто на законном основании занял его, вы рискуете потерять все. Это земля самых разных народов и постоянно растущих трудностей. Со всеми бедами нужно покончить, а вы сами не можете сделать этого. Без старого короля вы не смогли поладить даже друг с другом, и вам нужен тот, кто способен заменить его. Я тот, кто вам нужен, и я скажу почему.

Когда беседа между Беном и двумя лордами стала более оживленной, прочие разговоры затихли. Все прислушивались к ним. Бен медленно поднялся.

— Я пришел сюда потому, что лорды Зеленого Дола всегда были первыми, кто клялся в верности заземельскому престолу. Так сказал советник. Он сказал, что именно отсюда мне надо начать, чтобы снова связать разорванные нити. Эта королевская власть — ваша. Трон и законы, провозглашенные им, принадлежат вам и всем племенам, населяющим долину. Вы утратили и то, и другое, и вам нужно все восстановить, пока Заземелье не раскололось на такие мелкие части, что собрать их воедино будет уже невозможно. Я могу сделать это. Я могу сделать это потому, что я не родился в Заземелье, я пришел из совершенно иного мира. У меня нет предубеждений, которые могут помешать мне, нет долгов чести, влияющих на мое решение, нет фаворитов, которым я должен угождать. Я могу быть честным и беспристрастным. Я оставил все, что у меня было, когда явился в ваш мир, так что вы можете быть уверены, что мои намерения весьма серьезны. В моем мире я изучал законы, это поможет мне хорошо разобраться в ваших. Вам нужно, чтобы они еще и действовали, лорды Зеленого Дола. Они нужны вам, чтобы в вашей жизни появился порядок, но не тот, который устанавливается силой оружия. Доверие рождается взаимной честностью и справедливостью, а не угрозами. Я знаю, что не все спокойно в ваших землях. Я знаю, что все народы Заземелья разобщены. Но так не будет, если вы согласитесь снова объединиться под вашим королем. Этого требуют закон и жизнь.

33
{"b":"4805","o":1}