ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ивица! — вскрикнул он, делая шаг вперед.

Она перестала кружиться и повернулась к нему, крепко уперевшись ногами в землю, воздев руки к небу и запрокинув голову. Бен застыл на месте. Неожиданно тело сильфиды засветилось тем же самым сиянием, что пронизывало тело танцующей нимфы. Ивица вдруг стала полупрозрачной, потом ее тело начало разрастаться и искривляться. Бен прикрыл глаза ладонью и от неожиданности упал на колено. Ивица преображалась у него на глазах. Руки и ноги темнели, выворачивались, изгибались, удлинялись и разветвлялись…

Он моргнул, и Ивицы не стало. На ее месте возникло дерево. Это было то самое дерево, от которого она получила свое имя. Она превратилась в иву! Бен не мог поверить своим глазам. Он был потрясен, это превращение показалось ему отвратительным. Он пытался бороться со своим чувством, но тщетно. Она ведь сказала, что будет подпитываться от почвы. И что она чувствует здесь прикосновение своей матери. Господи Иисусе, да что же это за существо?

Он никак не мог придумать ответа на этот вопрос, чувствуя себя совершенно потерянным в тумане дремучего леса. Он ждал, но ответа не было.

Он мог бы проторчать на этой поляне всю ночь, кабы не Сапожок, который вынырнул из зарослей, схватил его за руку и потащил прочь, как непослушного ребенка. Бен поплелся вслед за кобольдом без возражений, слишком ошеломленный увиденным. В его душе бушевали самые противоречивые чувства. Ивица была такой прекрасной и трепетной, и он хотел ее с невероятной силой. И в то же время она казалась ему отталкивающей — аморфное существо, не то человек, не то дерево.

Покидая поляну, Бен не оглядывался, потому что это было выше его сил. Он слишком стыдился своих чувств.

Он молча тащился за Сапожком по роще старых сосен. Потом до него вдруг дошло, что кобольд следил за ним все это время. Наверное, его послал советник или Абернети. Они чуть не потеряли его на Иррилине, и теперь глаз с него не спускали.

Бену вдруг захотелось, чтобы они не нашли его этой ночью. Огромное желание исчезнуть истово охватило его. Он мечтал о тысячах других вещей, которые могли бы случиться, но теперь никогда не случатся.

Обратный путь не занял много времени. Друзья Бена ждали его в хижине, и на их лицах отражались печаль и беспокойство. Они усадили его в кресло и обступили кругом.

— Вы должны были рассказать нам о встрече с этой сильфидой. Ваше Величество, — тихо сказал советник, обменявшись парой слов с Сапожком. — Мы бы предупредили вас о том, что произойдет.

— Да я же говорил вам, что народ Озерного края совсем не похож на нас, — проворчал Абернети, и Бен не знал, то ли ему заплакать, то ли засмеяться. Советник шикнул на писца.

— Вы должны кое-что уяснить. Ваше Величество, — продолжал колдун, вновь обращаясь к Бену. — Ивица — дочь водяного духа и лесной нимфы. Ел отец — человек лишь наполовину. Ее мать — и того хуже, она принадлежит больше лесу, чем миру людей, мелкий дух, который получает жизненные силы из самой земли. Что-то от нее передалось и Ивице, и ей тоже нужна такая подпитка. Она перевертыш, она обязана жизнью как животному, так и растительному миру. Для нее естественно принимать обе эти формы, иначе она не может. Я знаю, вам это дико.

Бен медленно обвел своих друзей взглядом, чувствуя, как напряжение в его душе спадает.

— Мне это кажется не более диким, чем все остальное, что здесь происходит.

Бен устал, и на душе у него скребли кошки; ему нужно было поспать.

Советник замялся:

— Кажется, вы ей далеко не безразличны. Бен кивнул, припоминая слова девушки:

— Она сказала, что принадлежит мне. Советник посмотрел на Абернети. Кобольды пожирали Бена радостными, вопросительными взглядами. Бен нахмурился.

— Но это ведь не так, — наконец сказал он. — Она — дитя Озерного края. Она принадлежит своей семье и своему народу.

Абернети пробурчал что-то невразумительное и отвернулся. Советник промолчал. Бен некоторое время разглядывал их, потом устало поднялся.

— Я иду спать, — заявил он. Бен отправился в смежную комнату, провожаемый взглядами своих «придворных». На пороге он помедлил.

— Мы отправляемся домой, — сообщил он. Помолчав, добавил:

— Завтра, на рассвете.

Ни единого слова в ответ. Бен затворил за собою дверь и остался в полной темноте.

Глава 12. КЫШ-ГНОМЫ

Они оставили Вечную Зелень следующим утром, вскоре после рассвета. Туман одеялом накрыл край озер, а утренний воздух был влажным и неподвижным. Начинался такой день, когда можно поверить в привидений и гоблинов. Владыка Озерного края пришел проводить своих гостей. Его пригласил советник, и дух появился без промедления. Владыка, похоже, так и не спал, потому что празднество только-только закончилось, но выглядел свежим и бодрым. От имени всей своей компании Бен поблагодарил его за проявленное гостеприимство, и Владыка учтиво поклонился в ответ. Его лицо, словно вырубленное из дерева, по-прежнему оставалось бесстрастным. Бен несколько раз оглядывался в поисках Ивицы, но ее нигде не было видно. Он думал, стоит ли выполнить ее желание, чтобы попросить отца отпустить с ними. Одна часть его души желала этого, другая — не могла позволить. Потом нерешительность уступила место доводам рассудка; к тому же бесплодный спор с самим собой лишь отнимал время. Бен ушел, так и не поговорив с духом о его дочери.

Маленький отряд скакал на север весь день, оставив позади Озерный край с его туманами, серые просторы восточной окраины Зеленого Дола, и очутился наконец в поросших лесом холмах, окружавших Чистейшее Серебро. Солнечные лучи с трудом пробивались сквозь тучи, затянувшие небо, и в воздухе пахло дождем. Ночь уже объяла землю, когда Бен и его спутники выбрались из челнока-бегунка и прошагали последние несколько ярдов, отделявших их от ворот замка. И тут же застучали первые капли дождя.

Он лил всю ночь. Стена ливня обрушилась на замок, отрезав его от всего окружающего мира. И Бену это было по душе. Он достал бутылку «Гленливета», которую хранил для особого случая, собрал советника, Абернети и обоих кобольдов за столом в обеденном зале и предложил устроить пирушку. Но пил он один. Четверка его слуг лишь робко пригубила свои бокалы, и Бен в одиночку прикончил почти всю бутылку. И пока пил, рассказывал им о жизни в своем мире, о Чикаго и его обитателях, о своих друзьях и семье, короче, о всех и вся. Не говорил он только о Заземелье. Все вежливо слушали и поддакивали. Впоследствии Бен и не вспомнил, о чем говорил, да это его и не заботило. Когда скотч кончился и все темы были исчерпаны, он поднялся и побрел в свои покои. На следующее утро, когда Бен проснулся, у его постели сидели советник и Абернети. Он чувствовал себя омерзительно. Дождь все еще шел.

— Доброе утро, Ваше Величество, — уныло приветствовали его писец и советник. Эта парочка выглядела, словно на похоронах.

— Вернетесь, когда я помру, — рявкнул Бен, перекатился на другой бок и заснул.

Вторично он проснулся в полдень. На сей раз рядом никого не было. Дождь кончился, и жидкие солнечные лучи просачивались сквозь покрывало тумана. Бен с трудом сел и уставился в пространство. Голова гудела, а рот был словно набит ватой. Он был так зол на самого себя, что с трудом удержался от того, чтобы не завыть. Умылся, оделся и потащился вниз по лестнице в обеденный зал.

Он не торопился, рассматривая каменные стены, потемневшие серебряные украшения, выцветшие гобелены и занавесы. Он ощущал, как теплота замка подступает к самому его сердцу, словно ласковое прикосновение матери. Как давно он не чувствовал такого прикосновения! Он благодарно проводил рукой по стенам.

Советник, Абернети и кобольды собрались в большом зале, где занимались каждый своим делом. Все быстро подняли головы, когда он появился. Бен подошел к ним и остановился.

— Простите за то, что я учинил вчера вечером, — смущенно пробормотал он.

— Я понимаю, что не должен был позволять себе раскиснуть. Надеюсь, вы все хорошо отдохнули, потому что нам предстоит большая работа. Советник посмотрел на всех остальных, потом опять на Бена.

45
{"b":"4805","o":1}