ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бен поморщился:

— Замечательно. А откуда у них такое странное название?

— Так уж привилось. Ваше Величество, — произнес советник. — Гномы до такой степени надоели соседям своим воровством, что те стали открыто выражать пожелания, чтобы гномы убирались, и побыстрее, все время цыкая на них: кыш, кыш! Постепенно выражение «Кыш, гномы!» превратилось в прозвище, под которым они и известны как кыш-гномы.

Бен сделал резкое движение рукой по воздуху:

— Ну вот, еще одна сказочка братьев Гримм. Кыш-гномы. Ну и что же привело к нам этих вороватых созданьиц?

— Об этом они будут говорить только с вами. Ваше Величество. Пожелаете ли принять их?

Абернети, казалось, был готов укусить советника, но удержался от искушения. Его мохнатая морда так и застыла в полуоскале. Советник покачался на каблуках, устремив на Бена ожидающий взгляд.

— Расписание королевских аудиенций покамест не перегружено, — ответил Бен, посмотрев сперва на Абернети, а потом на советника. — Не вижу, почему бы не встретиться с тем, кто взял на себя труд пройти столь длинный путь, чтобы увидеть короля.

— Надеюсь, потом вы не забудете, что сами этого захотели. — Писец фыркнул. — Там их двое. Привести обоих?

Бен с трудом удержался от улыбки.

— Будьте любезны.

Абернети ушел и вернулся через несколько минут с кыш-гномами.

— Щелчок и Пьянчужка, — ощерившись, объявил Абернети.

Гномы выступили вперед и поклонились так низко, что их головы коснулись каменного пола. Это были самые жалкие на свете создания. Роста в них было едва ли четыре фута, пузатенькие, покрытые шерстью коротышки с мордами, как у хорьков, заросшими бородой от шеи до носа. На них были одежды, которые с презрением отверг бы самый опустившийся оборванец, к тому же они, похоже, отродясь не мылись. Пыль покрывала их тела и лохмотья, грязь и сажа въелись в каждую морщинку их кожи, а на когти так просто смотреть было страшно. Крошечные заостренные уши торчали по обе стороны от шапочек с красными перьями, заткнутыми за ленты, а из развалившихся башмаков выглядывали пальцы с загнувшимися, никогда не стриженными когтями.

— Могущественный великий король, — обратился один из них к Бену.

— Величайший великий король, — подхватил другой. Гномы подняли головы от пола и, щуря глазки, уставились на Бена. Они были похожи на двух кротов, случайно выбравшихся на свет.

— Я Щелчок, — представился один.

— А я Пьянчужка, — заулыбался второй.

— Мы пришли, чтобы присягнуть на верность королю Заземелья от имени всех кыш-гномов.

— Мы пришли, чтобы поздравить вас, — заявил Пьянчужка.

— Мы желаем вам долгой жизни и здоровья, — сказал Щелчок.

— Мы желаем вам много детей, — добавил Пьянчужка.

— Мы предлагаем вам все наши навыки и опыт, чтобы вы могли пользоваться ими по вашему усмотрению, — сообщил Щелчок.

— Мы предлагаем вам себя на службу, — произнес Пьянчужка.

— Но сперва мы расскажем вам о нашей небольшой нужде, — промямлил Щелчок.

— Совсем небольшой, — согласился Пьянчужка. Они замолчали, очевидно, закончив церемонию. Бен подумал, что у них, вероятно, просто кончился завод.

— Что за нужда привела вас ко мне? — важно спросил он.

Гномы переглянулись. Узкие кротиные мордочки сморщились, показав крошечные, острые, как иголки, зубы.

— Тролли, — сказал Щелчок.

— Скальные тролли, — подтвердил Пьянчужка. Они снова замолчали. Бен прочистил горло.

— Ну и что с ними? — Хоть он и не знал ничего о кыш-гномах, о скальных троллях ему было кое-что известно.

— Они забрали наших собратьев, — пожаловался Щелчок.

— Не всех, конечно, но довольно большое количество, — поправил его Пьянчужка.

— Нас они упустили, — заметил Щелчок.

— Мы были в отлучке, — пояснил Пьянчужка.

— Они проползли по нашим норам и пещерам и повытаскивали наших собратьев,

— сказал Щелчок.

— Они схватили всех, кого нашли, — добавил Пьянчужка.

— Они отогнали их в Мельхор, чтобы те работали в шахтах и в плавильнях, — нудно заскулил Щелчок.

— Заставили возиться с огнем, — запричитал Пьянчужка.

Бен начал понимать, что к чему. Скальные тролли были весьма грубым и отсталым племенем, обитавшим в горах Мельхора. Занимались они преимущественно добычей руды из горных пород и превращением ее в оружие и латы, которые продавали другим обитателям долины. Скальные тролли были несговорчивым и недружелюбным народцем, но они редко причиняли беспокойство своим соседям и никогда не использовали труд рабов.

Бен посмотрел поверх гномов на советника и Абернети. Колдун пожал плечами, а писец всем своим видом говорил:

«Ну я же предупреждал!»

— Почему же скальные тролли захватили ваших соплеменников? — спросил Бен.

Щелчок и Пьянчужка задумчиво посмотрели друг на дружку.

— Мы не знаем. Ваше Величество, — ответил Щелчок.

— Не знаем, — поддержал его Пьянчужка. Несомненно, они были самыми плохими лжецами на свете. Но Бен решил действовать мягко.

— А как вы думаете, почему скальные тролли взяли в плен ваших собратьев?

— осторожно спросил он.

— Трудно сказать, — замялся Щелчок.

— Очень трудно, — согласился Пьянчужка.

— Причин может быть сколько угодно, — пробурчал Щелчок.

— Сколько угодно, — эхом отозвался Пьянчужка.

— Конечно, может быть, в поисках корма мы позаимствовали нечто такое, что тролли считали своей собственностью, — предположил Щелчок.

— Возможно, мы прибрали некую собственность, которую считали ничейной, но которая на самом деле все еще принадлежала им, — разоткровенничался Пьянчужка.

— Ошибки такого рода иногда случаются, — объяснил Щелчок.

— Иногда, — подтвердил Пьянчужка. Бен кивнул. Он ни на йоту не поверил, что «заимствование» съестного у троллей было непредумышленным. Единственной ошибкой гномов было то, что они верили, что это сойдет им с рук.

— Если подобные ошибки иногда случаются, — осторожно заметил Бен, — почему скальные тролли просто не попросили вернуть свою утраченную собственность? — Гномы явно почувствовали себя не в своей тарелке. Никто из них не сказал ни слова. Бен нахмурился:

— Какой вид собственности вы могли случайно прибрать к рукам, как вы думаете?

Щелчок уставился на мыски своих рваных сапог. Пальцы его ног беспокойно зашевелились. Хорькообразная физиономия Пьянчужки сморщилась, словно ему хотелось спрятаться в собственной бороде.

— Тролли любят держать всяких зверюшек, — наконец выдавал Щелчок.

— Они очень любят домашних зверюшек, — подхватил Пьянчужка.

— А больше всего они любят пушистых древесных ленивцев, — уточнил Щелчок.

— Они дают их своим детям вместо игрушек, — пояснил Пьянчужка.

— Как же можно отличить дикого ленивца-древолаза от домашнего? — патетически спросил Щелчок.

— Да, как узнать, какой из них который? — плаксиво спросил Пьянчужка.

У Бена зародилось ужасное подозрение.

— Вы ведь всегда можете вернуть случайно позаимствованную зверюшку, правда? — спросил он.

— Не всегда, — ответил Щелчок, каким-то образом ухитряясь изобразить огорчение.

— Нет, не всегда, — согласился Пьянчужка. Краем глаза Бен заметил Абернети. Шерсть на его загривке поднялась дыбом, словно иглы дикобраза. Бен перевел взгляд на гномов.

— Вы съели этих ленивцев, не так ли? — требовательно спросил он.

Никто не ответил. Гномы уставились в пол. Потом принялись рассматривать стены. Они смотрели куда угодно, только не на Бена. Абернети издал низкое, угрожающее рычание, и советник шикнул на него.

— Подождите за дверью, пожалуйста, — попросил Бен гномов.

Щелчок и Пьянчужка быстренько развернулись и побежали вон, неловко раскачиваясь телами, похожими на кротиные. Щелчок оглянулся, словно собираясь сказать что-то еще, но передумал и торопливо вышел. Советник проводил их до двери, потом плотно закрыл ее.

Бен взглянул на своих помощников:

— Ну, и что вы об этом думаете? Советник пожал плечами:

47
{"b":"4805","o":1}