ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Исполняйте, советник!

Тьюс торопливо заговорил, обращаясь к старому троллю, и толпа уродливых тварей недовольно зароптала. Главный тролль поднял руку, и ропот стих. Вождь произнес еще что-то.

Советник повернулся к Бену:

— Он говорит, что ничего не знает о коронации и что с тех пор как умер старый король, в Заземелье нет никакого Верховного лорда. Он говорит, что никому не будет приносить присягу.

— Замечательно. — Не сводя взгляда с вождя троллей, Бен вытащил из-под рубахи медальон и показал его тварям. Они забормотали с благоговейным трепетом, узнавая вещицу. Скальные тролли переглянулись и беспокойно затоптались на месте. — Скажите им, советник, что я король и владею магией,

— велел Бен. — И будьте готовы устроить маленькое представление, если понадобится. — Советник колебался, на его лице было написано мучительное беспокойство. — Давайте же, советник, — тихо попросил Бен.

Советник снова заговорил. Тролли тихо переговаривались между собой, топчась на месте. Их предводитель как будто смутился. Бен ждал. Жар костров опалял его тело; пот пропитал одежду. Он чувствовал, как мордочки кыш-гномов прижимаются к его ногам — бедняжки боязливо поглядывали на троллей. Бежали мгновения, но ничего не происходило. Бен чувствовал, что должен что-то сделать, иначе потеряет то крошечное преимущество, которого удалось добиться.

— Советник, повторите предводителю, что он должен принести присягу королю. Скажите, что в знак доброй воли он должен отдать захваченных в плен гномов, чтобы они служили мне вместо него. Скажите, что он должен сделать это немедленно, потому что у меня слишком мало времени, чтобы ждать. Я должен идти к ведьме Бездонной Пропасти. Скажите, чтобы он мне не перечил.

— Ваше Величество! — недоверчиво выдохнул советник.

— Говорите сейчас же!

— А что, если он все же вздумает спорить, а я не смогу ничего наколдовать?

— Тогда нас изжарят вместе с гномами, черт побери! Лицо Бена покраснело и исказилось от злости.

— Берегитесь, Ваше Величество! — обеспокоенно крикнул Абернети, высовываясь вперед.

— К черту осторожность! — рявкнул Бен. — Пусть мы блефуем, но мы же должны что-то сделать, друзья мои! Абернети беспокойно прошептал:

— Ваше Величество, мне кажется, что он понимает, что вы говорите!

Бен заледенел. Вождь изучающе рассматривал его. Желтые глаза твари хитро прищурились. Бену сразу стало ясно, что тролль и впрямь все понял. Вождь выкрикнул короткий приказ, и тролли стали окружать маленький отряд.

— Сделайте что-нибудь, советник! — прошептал в сердцах Бен.

Лицо колдуна посерело от страха и неуверенности.

— Ваше Величество, я не знаю, получится ли!

— Если не получится, то мы все здорово влипнем! — Бен уставился на советника. — Скорее!

Тьюс колебался. На фоне костров, полыхавших в ночи, он казался длинным, пестро раскрашенным истуканом. Потом вдруг бросился к скальным троллям с простертыми руками. Тролли завизжали. Руки советника закружились, словно крылья ветряной мельницы, из глотки вырвалось неразборчивое бормотание, вспышка белого света вдруг озарила ущелье. И грянул дождь — дождь из цветов!

Они сыпались из ниоткуда — розы, пионы, фиалки, лилии, маргаритки, хризантемы, орхидеи, нарциссы и все другие известные людям цветы. Целые букеты сыпались на маленький отряд и троллей, падали с их голов и спин на землю.

Трудно сказать, кто был больше ошарашен. Очевидно, все ожидали чего-то иного — даже сам советник, который храбро попытался исправить досадную оплошность и вторично воздел руки, чтобы сотворить волшебство. Но было слишком поздно. Скальные тролли уже оправились от потрясения. Они набросились на Бена и его спутников, словно нападающие в футбольном матче. Они казались настоящими чудовищами. Бен что-то закричал своим друзьям. Он увидел, как кобольды прыгают на врагов, услышал шипение, щелканье зубов Абернети, почувствовал, как гномы Щелчок и Пьянчужка вцепились в его ноги в поисках защиты, и задохнулся от запаха гари.

А потом скальные тролли сбили с ног Бена, навалившись всем скопом. Его голова ударилась о камень, и из глаз посыпались искры. Потом все потемнело.

Бен проснулся в настоящем «дантовом аду». Он находился в самом большом загоне, скованный по рукам и ногам кандалами, прикрепленными к столбу. Бен сидел, привалившись к нему спиной, а из пелены дыма на него уставились десятки заросших бородами гномов. В висках у Бена стучало, он был потным и грязным. Его тошнило от вони и гари. Вокруг повсюду горели костры, и красноватый свет озарял все ущелье.

Бен мигнул и медленно повернул голову. Советник и Абернети были прикованы к соседним столбам. Они не спали и опасливо переговаривались. Руки и ноги обоих кобольдов были скручены цепями, продетыми в железные кольца, которые держались на забитых в камень железных костылях. Сельдерей и Сапожок были без сознания. Скальные тролли бдительно охраняли заключенных — их скрюченные тени бесшумно шныряли в багровом мраке.

— Вы очнулись. Ваше Величество?

— Вы не ранены. Ваше Величество?

Из толпы гномов высунулись Щелчок и Пьянчужка. Прищуренные кротиные глазки участливо взирали на него. На мгновение Бен ощутил дикое желание освободиться и придушить их обоих. Ведь это из-за них он оказался здесь! Он ощутил себя главным экспонатом в зверинце. Или уродцем в балагане. Черт побери, все это случилось по их вине!

Но он лгал себе и знал это. Он оказался здесь по собственному желанию.

— Вы хорошо себя чувствуете, Ваше Величество? — поинтересовался Щелчок.

— Вы слышите нас. Ваше Величество? — спросил следом Пьянчужка.

Бен усмирил свой неуместный гнев.

— Я слышу вас. Я в порядке. Долго я был без сознания?

— Не долго, Ваше Величество, — участливо ответил Щелчок.

— Всего несколько минут, — прытко добавил Пьянчужка.

— Они схватили нас всех, — сообщил Щелчок.

— И бросили в этот загон, — не отставал от собрата Пьянчужка.

— Никто не спасся, — пожаловался Щелчок.

— Никто, — эхом откликнулся Пьянчужка. «Лучше бы вы сообщили мне что-нибудь такое, чего я сам не знаю», — с горечью подумал Бен. Он оглядел загон. Изгородь из колючей проволоки была футов шесть высотой. Тяжелые деревянные ворота опутаны цепями.

Бен подергал кандалы, сковывавшие его лодыжки и запястья. Они были надежно замкнуты, звенья цепей хорошо заклепаны. Побег будет нелегким делом.

Побег? Бен невесело усмехнулся. О чем он, черт возьми, думает? Как можно сбежать отсюда?

— Ваше Величество! — Бен обернулся, заслышав голос советника Тьюса. — Вы не ранены. Ваше Величество?

Бен покачал головой:

— А как вы с Абернети? И кобольды?

— Кажется, неплохо. — Совиное лицо колдуна было перемазано сажей. — Боюсь только, что Сапожку с Сельдереем досталось больше всех. Они доблестно сражались, чтобы защитить вас. Ваше Величество. Понадобилось больше дюжины троллей, чтобы одолеть их.

Словно услышав речь старца, кобольды заворочались и загремели цепями. Бен взглянул на них и перевел взгляд на советника.

— Что с нами сделают? — спросил он. Советник покачал головой:

— Не знаю, право. Думаю, ничего хорошего. Это Бен мог себе представить.

— Вы можете освободить нас с помощью волшебной силы?

Советник снова покачал головой:

— Пока руки скованы, никакого волшебства не получится. Железо уничтожает колдовскую силу. — Он поколебался немного, и его лицо сморщилось. — Ваше Величество, мне так стыдно, что я подвел вас. Я пытался выполнить ваш приказ и сделать что-нибудь волшебное. Но магия не подчинилась мне. Я.., кажется, я не владею ею.., так, как мне хотелось бы. — Голос изменил ему, и он замолчал.

— Это не ваша вина, — поспешно произнес Бен. — Это я втянул вас в это немыслимое приключение, а не вы.

— Но я же придворный колдун! — страстно воскликнул Тьюс. — Моей магии должно было хватить на то, чтобы справиться с горсткой троллей!

— Моего ума должно было хватить на то же самое! Но похоже, на сей раз мы оба сели в лужу, так что давайте не будем спорить, советник, кто из нас прав, кто виноват. Давайте лучше поразмыслим о том, как нам удрать с этого скотного двора!

50
{"b":"4805","o":1}