ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Благодарю вас. — Бен замялся. — Ведь это тот самый Микс, — который занимается особыми заказами, не так ли?

— Да, сэр. Это и есть господин Микс.

— Я спросил потому, что на указателе написано, что отдел особых заказов находится на этом этаже. Секретарша беспокойно поправила волосы.

— Сэр, мы не стали писать фамилию Микса на указателе. Он предпочитает, чтобы его клиенты проходили через нас. — Она попыталась улыбнуться. — Господин Микс занимается исключительно продажей чрезвычайно необычных, уникальных предметов.

— Тех самых, что находятся в каталоге «Рождественские подарки»?

— О нет. Большинством из них занимается обычный персонал. Господин Микс не является служащим «Роузена». Он продает только самые экзотические и необычные предметы из указанных в этом каталоге, господин Холидей. — Секретарша слегка подалась вперед. — Мне кажется, он сам выбирает, что ему продавать.

В ответ Бен поднял брови:

— Значит, он прекрасно знает свое дело, не правда ли? Женщина вдруг отвела взгляд.

— Да, еще бы. — Она подняла телефонную трубку. — Я доложу о вашем приходе, господин Холидей. — Она указала на второй лифт. — Вас будут ждать. До свидания.

Бен попрощался, вызвал указанный лифт и нажал кнопку «П». Не переставая наблюдать за Беном, секретарша поднесла трубку к уху. Он молча поднимался в лифте, прислушиваясь к звуку работающих механизмов. На панели управления было всего четыре кнопки с цифрами от единицы до трех и буквой «П». Четыре лампочки над дверями с такими же обозначениями некоторое время оставались темными, потом начали вспыхивать по порядку. По пути лифт никто не останавливал. Бену едва ли хотелось этого. Он начинал чувствовать себя так, словно ненароком попал в сумеречную зону.

Лифт остановился, двери раскрылись, и Бен очутился в приемной, которая была почти точной копией той, которую он только что покинул. На этот раз секретаршей оказалась пожилая женщина, лет, наверное, пятидесяти. Она прилежно раскладывала в стопки бумаги, сваленные в кучу на ее столе, а растрепанный мужчина примерно одних с нею лет, стоявший спиной к лифту, говорил злым и визгливым голосом:

— ..вовсе не обязаны выполнять все, чего от нас требует старый ублюдок, и когда-нибудь он тоже это услышит! Он считает, что мы все у него на побегушках! Если он не прекратит обращаться с нами как со своими лакеями, то, черт побери, мне придется обратиться…

Он замолчал, когда секретарша заметила Бена. Поколебавшись, он повернулся и вбежал в открытый лифт. Через мгновение двери закрылись.

— Господин Холидей? — мягко спросила секретарша. Это была та самая женщина, с которой он накануне разговаривал по телефону.

— Да, — подтвердил он. — У меня назначена встреча с господином Миксом.

Она подняла трубку и подождала.

— Господин Холидей, сэр. Да. Да, хорошо. Она повесила трубку и посмотрела на Бена:

— Подождите, пожалуйста, немножко. Присаживайтесь.

Бен огляделся и устроился на краю дивана. На столике рядом с ним лежали газеты и журналы, но Бен не обратил на них никакого внимания. Его взгляд лениво блуждал по приемной — просторной, хорошо освещенной комнате с красивыми столами и шкафчиками, со стенами и полом холодных тонов.

Прошло несколько минут, и телефон на столе секретарши зазвонил. Она подняла трубку, послушала, потом быстро повесила ее.

— Господин Холидей! — Она поднялась и поманила его за собой. — Сюда, пожалуйста.

Она повела его в коридор, который начинался за ее рабочим столом. В нем виднелось несколько закрытых дверей и боковых ответвлений, но больше Бен ничего не заметил.

— Сразу же поверните налево, а там поднимитесь по ступеням. Господин Микс ожидает вас.

Она отвернулась и уселась на свое место.

Бен Холидей мгновение постоял, оглядывая пустой коридор, потом бросил взгляд на занявшуюся своим делом секретаршу, потом опять на коридор.

«Чего же ты ждешь?» — с упреком спросил он себя. Он прошел по коридору до того места, где тот разделялся надвое, и повернул налево. Двери, мимо которых он шел, были закрыты, на них не было никаких обозначений. Рассеянный свет, льющийся с потолка, тускло освещал пастельные зелено-голубые стены. Толстый ковер поглощал звук шагов. Было очень тихо. Бен промурлыкал мелодию из «Сумеречной зоны», когда дошел до лестницы.

Она вела вверх, к тяжелой дубовой двери с медной табличкой, привинченной к дереву. На ней была выгравирована фамилия хозяина кабинета: «Микс». Бен подошел к двери, постучал, повернул литую металлическую ручку и вошел.

Микс стоял прямо перед ним. Он был очень высок, намного выше шести футов, стар и сутул.

У него было изрезанное морщинами лицо и совершенно седые волосы. На левой руке надета черная кожаная перчатка. Правая рука отсутствовала вовсе, пустой рукав был засунут в карман вельветового пиджака. Бледно-голубые глаза холодно и испытующе смотрели на Бена. Микс выглядел так, словно пережил не одну серьезную битву.

— Господин Холидей? — спросил он тихо, чуть ли не шепотом. Он говорил почти так же, как его секретарша. Бен кивнул. — Меня зовут Микс. — Он слегка наклонил голову, но руки не протянул. И Бен тоже. — Прошу вас, проходите и садитесь.

Старик повернулся и зашаркал прочь, горбясь так, словно ноги едва держали его. Бен безмолвно последовал за ним. Кабинет оказался уютной, богато отделанной комнатой, в которой стояла огромная старинная дубовая конторка с завитушками, такие же стулья с пухлыми кожаными сиденьями и спинками и рабочие столы, заваленные картами, журналами и папками. Три стены занимали книжные шкафы, от пола до потолка набитые старинными книгами и всевозможными диковинами. На четвертой стене были окна, но портьеры плотно закрывали их. Приглушенный свет лился только из светильников на потолке. Толстый землисто-коричневый ковер покрывал пол, словно высохшая трава. В комнате слабо пахло полировкой для дерева и старой кожей.

— Садитесь, господин Холидей. — Микс указал на стул, стоявший перед столом, шаркая обошел его, приблизился к глубокому потертому креслу с откидывающейся спинкой и осторожно опустился в него. — Я уже не тот, что прежде. Погода плохо действует на мои кости. Погода и время. А вам сколько лет, господин Холидей?

Бен как раз в тот момент усаживался на стул, поднял голову. Острый взгляд старика буравил его.

— В следующем январе будет сорок, — ответил он.

— Хороший возраст. — Микс слабо улыбнулся, без всякого намека на веселье.

— В сорок лет мужчина еще полон сил. Он уже узнал большую часть того, что должен был узнать, и приобрел силу для того, чтобы применить свои знания. Относится ли это к вам, господин Холидей?

Бен поколебался:

— Надеюсь.

— Это видно по вашему взгляду. Глаза говорят о человеке больше, чем он сам способен сказать. В глазах отражается душа. И сердце. Иногда в них даже можно прочесть правду, которую человек хочет скрыть. — Он помолчал. — Не хотите ли выпить чего-нибудь? Кофе или, может быть, коктейль?

— Нет, ничего, спасибо. — Бен нетерпеливо заерзал в кресле.

— Вам не верится, что такое возможно, не правда ли? — На лбу Микса собрались глубокие морщины, а голос стал совсем тихим. — Заземелье. Вы не верите в его существование?

Бен задумчиво посмотрел на старика.

— Я не уверен.

— Вы допускаете подобную возможность, но подвергаете ее сомнению. Вам нужны приключения, которые обещаны в каталоге, но вы опасаетесь, что они могут оказаться всего лишь бумажными ветряными мельницами. Только подумайте

— мир, которого никто на этой земле не видывал! Это кажется невозможным. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

— Действительно.

— Как человек, гуляющий по луне? Бен на мгновение задумался.

— Скорее как добрая дружба между должником и заимодавцем. Или, быть может, как надежная защита потребителя от лживой рекламы.

Микс воззрился на него:

— Вы юрист, господин Холидей?

— Да.

— Значит, вы верите в нашу систему правосудия?

— Да.

6
{"b":"4805","o":1}