A
A
1
2
3
...
63
64
65
...
81

Энни и Бет… Где же его жена и ребенок?

Бен медленно встал. Он стоял посреди долины, окутанной сумерками и туманом. Долина казалась умирающим живым существом — умирающим долго и мучительно. С деревьев облетела листва, зловеще торчали голые скрюченные сучья и ветви. Луга превратились в пустыни с пожухлой травой, цветы увяли. Горы все так же врезались в туманное небо на горизонте, но их склоны были обледенелыми и бесплодными. Замки и хижины стали обветшалыми и запущенными. От грязных, обмелевших озер и рек поднимались отвратительные зловонные испарения.

Бен чуть не задохнулся от ужаса. Он узнал эту долину. Это было Заземелье. Он посмотрел на свою одежду. Она была той самой, в которой он спустился в Бездонную Пропасть.

— Нет! — прошептал он.

Энни и Бет были забыты. Он лихорадочно искал любой признак жизни на опустошенной земле. Он высматривал хоть малейшее движение вблизи поселений и замков, но не видел ничего. Он пытался найти Чистейшее Серебро, но обнаружил лишь пустой остров на озере с черной водой. Он разыскал Бездонную Пропасть, Риндвейр, Озерный край, Мельхор и все другие известные ему места, всякий раз он не видел ничего, кроме запустения. Все исчезло.

— О Господи! — выдохнул Бен.

Он побрел вперед, потом побежал вниз по склону холма, пытаясь найти хоть что-нибудь из того, что оставил, отправившись в царство фей. Жесткая сухая трава шуршала под ногами, как выстрелы трещали ломкие ветки мертвого кустарника. Бен прошел мимо рощицы почерневших Лазурных Друзей, их листья скрутились и завяли. Он осмотрел ближайший фруктовый садик, но все деревья были голыми. В сумерках не было видно ни единой птички. Мелкие зверьки не рассыпались из-под ног. Не гудели и не летели насекомые.

Бен выдохся и, зашатавшись, остановился. Пустая почерневшая долина лежала перед ним. Заземелье превратилось в кладбище.

— Этого не может быть… — тихо пробормотал обезумевший Бен.

И тогда из тумана выскользнула какая-то тень.

— Значит, король Заземелья наконец-то нашел обратный путь, — проскрипел ядовитый голос.

Говоривший выступил вперед. Это был советник Тьюс. Его серые одежды, некогда украшенные яркими шелковыми ленточками, изорвались и покрылись грязью. Седые волосы и борода торчали немытыми и нечесаными космами. Одна нога исчезла, и старец скакал, опираясь на костыль. Его лицо и руки были исполосованы шрамами. Пальцы почернели от какой-то болезни, воспаленные глаза метали молнии.

— Советник! — испуганно прошептал Бен.

— Да, Ваше Величество, советник Тьюс, бывший придворный колдун и слуга королей Заземелья, а ныне — бездомный нищий, скитающийся по земле, где живут только отверженные. Ты рад видеть меня таким?

Он говорил с такой горечью, что Бен поежился.

— Рад?! Почему я должен радоваться? — выдавил он наконец. — Что случилось, советник?

— Что случилось. Ваше Величество?! Вы что, правда не знаете? Тогда оглянитесь. Случилось то, что вы видите! Земля умерла без магии, которой ей так и не дал ее король! Умерла земля. А с ней умерли и люди. Ничего не осталось, Ваше Величество, все исчезло!

Бен смущенно покачал головой:

— Но как такое могло случиться?…

— Такое случилось потому, что король бросил свое царство! — перебил его старец; в его голосе звучали боль и ярость. — Такое произошло потому, что вас не было здесь, чтобы остановить это! Вы были в призрачном мире, где гонялись за какими-то своими мечтами, оставив нас на произвол судьбы. Я же предупреждал. Ваше Величество. Я говорил, что никто не может забраться в мир фей и вернуться в целости и сохранности. Но вы не слушали. Нет, вы прислушивались лишь к собственным дурацким доводам, вы отправились в этот туманный мир и были потеряны для нас. Вы ушли на целый год, дорогой король! На целый год! Никто не мог разыскать вас. Медальон был потерян. Все надежды на то, чтобы найти нового короля, рухнули. Нам пришел конец!

Старец подобрался ближе, тяжело наваливаясь на костыль.

— Магия быстро иссякала. Ваше Величество, яд проникал все глубже. Вскоре все живые существа на этой земле — люди и все прочие — начали болеть и умирать. Болезнь подкрадывалась так незаметно и убивала так стремительно, что никто не мог противостоять ей. Даже Владыка Озерного края с его целительной силой, даже Ночная Мгла со всем своим колдовством. Теперь все мертвы или скрываются поодиночке. Лишь немногие остались в живых — немногие вроде меня! Мы живем только потому, что никак не удается помереть! — Его голос задрожал, и он резко перешел на «ты»:

— Я думал, что ты вернешься к нам вовремя, мой король. Я так долго надеялся. Я был так глуп. Я верил в тебя, хотя должен был знать, что ты этого не заслуживаешь!

Бен потряс головой:

— Советник, не надо… Старец махнул на него пятнистой рукой:

— Теперь остается только явиться Марку со своими демонами. Не осталось никого, способного выстоять против них, видишь — никого. Все мертвы. Все разрушено. Даже сильнейшие не смогли вынести утраты магии. — Его лицо исказилось от муки. — Почему вы не вернулись раньше, Ваше Величество? Почему так долго бродили неизвестно где, хотя знали, что так нужны нам здесь? Я так любил эту землю и населявших ее людей! Я думал, что вы тоже любите их. О, если бы только у меня достало сил, я бы этим костылем…

Его тело затряслось, и он угрожающе поднял костыль. Бен испуганно отступил, но советник смог приподнять свою палку лишь на несколько дюймов, и это усилие повергло его на землю — он рухнул, словно сломанная кукла. По сморщенному лицу побежали слезы.

— Я так ненавижу вас за то, что вы сделали! — закричал старец. Потом медленно поднял голову. — Знаете, как я вас ненавижу? Вы хоть представляете? Так я покажу вам! — В его глазах полыхнуло безумие. — Знаете, что случилось с вашей любимой сильфидой, когда вы бросили ее? Знаете, что осталось от Ивицы? — Лицо старца превратилось в маску гнева. — Вы помните, что ей время от времени нужно было пускать корни в некогда плодородную почву? Посмотрите-ка в долину, вон рядом с тем озером. Туда, где тени лежат гуще! Видите этот скрюченный, почерневший ствол со сгнившими корнями, цепляющимися за…

Бен не мог больше слушать. Он повернулся и побежал. Он бежал бездумно, охваченный злостью и ужасом, которые не мог больше сдерживать, в отчаянии от слов страшного старика, который ненавидел и проклинал его за все, что случилось. Он бежал не разбирая дороги, как безумный продираясь сквозь туманы и тени. Вслед ему неслись крики, и он не мог понять, рождаются они где-то в его мозгу или снаружи. Мир рушился вокруг него, как карточный домик от дуновения ветерка. Он потерял все — свой старый мир, новый мир, своих старых и новых друзей, прошлое и будущее. Знакомые лица завертелись вокруг него — Майлз, Энни, советник, — их обвиняющие голоса шептали о его неудачах, в их глазах были боль и злоба. Слова ранили его, напоминая о бедах, случившихся по его вине.

Бен побежал быстрее, его хриплые крики заглушали стук сердца.

А потом он вдруг остановился. Нет, он продолжал бежать, но земля ушла у него из-под ног, и он повис в воздухе. Потом почувствовал неожиданную боль. Бен яростно задергался, пытаясь оглянуться, чтобы узнать ее причину…

На его плечах сомкнулась когтистая лапа, пронзая одежду и кожу. Огромное изогнутое чешуйчатое тело нависло над ним; оно источало резкий смрад, словно впитало всю болезнь этой земли. Бен воззрился вверх, и драконья пасть широко разинулась, приближаясь к нему.

Он закричал.

Туман ослепил его.

Все происходило снова. Время и место смещались. Бен сразу же закрыл глаза и не рискнул открыть их. Движение закончилось раньше, чем он успел выбрать направление. Что-то было ужасающе не правильно. Это подсказывали Бену его инстинкты. Они говорили, что мгновенные перемещения во времени и пространстве, которые он проделал, были невозможными. Ему казалось, что они происходят, но на самом деле их не было. Это были иллюзии, или сны, или что-то очень похожее. Чем бы они ни были, они охватили всю его жизнь и разрывали его душу. Он должен был немедленно остановить их, пока не обезумел совсем.

64
{"b":"4805","o":1}