A
A
1
2
3
...
66
67
68
...
81

Шли минуты. Бен чувствовал, с какой быстротой летит время. Гномы каждый шаг делали с оглядкой, и Бен хотел было приказать им идти побыстрее. Но потом передумал — этой парочке вряд ли хочется поскорее свидеться с Ночной Мглой.

А потом сосны и кусты расступились, и перед Беном открылась поляна, еле заметная в сумерках. Щелчок и Пьянчужка припали к земле и поспешно оглянулись на Бена. Он притаился рядом с ними, потом прополз еще ярд и остановился.

Ночная Мгла сидела, подобно изваянию, на пыльном, затянутом паутиной троне, уставившись в землю. Перед троном в беспорядке стояли облезлые столы и скамьи, факелы еле тлели в подставках. Тронный зал, ворота и весь замок — все пропало. Остались только лес и разбитая, потрепанная мебель.

Кроваво-красные глаза мигнули, но не поднялись.

Бен медленно отполз назад и оттащил обоих гномов. Когда они отошли на безопасное расстояние, он напомнил им, что нужно делать. Щелчок и Пьянчужка беззвучно исчезли среди деревьев. Бен посмотрел им вслед, возвел очи горе в молчаливой молитве и сел, чтобы подождать.

Бен ждал минут пятнадцать — он старался как можно точнее вычислить это время. Потом поднялся и решительно зашагал вперед. Он миновал последние сосны и вышел на поляну, где ждала Ночная Мгла.

Ведьма медленно подняла голову и посмотрела на Бена. На ее лице с землистой кожей отразилось нечто похожее на приятное удивление — и что-то еще. Она явно была взволнованна. Бен осторожно приблизился к ней, зная, что должен быть предельно внимательным. Он был в десятке шагов от ведьмы, когда она остановила его взмахом руки.

— Принес? — тихо спросила она.

Бен молча кивнул.

Тонкая рука ведьмы пробежала по волосам цвета воронова крыла, приглаживая седую прядь, которая была словно полоса пены в черной воде.

— Я знала, что ты вовсе не шутейный королишко, которым тебя обзывали, — прошептала она, и на ее лице вдруг засияла улыбка. Она стояла рядом с Беном

— высокая, великолепная, с безупречной, словно мраморной, кожей. Ее платье разметалось по поляне. — Я знала, что ты.., особенный. У меня всегда было это чувство. — Она помолчала. — А Звездная Пыльца… Покажи-ка ее мне.

Бен огляделся, словно ища кого-то:

— А где Ивица?

Красные глаза едва заметно сузились.

— Она ждет тебя в надежном месте. Ну покажи же скорее!

Бен шагнул вперед, но ведьма заслонилась рукой, будто щитом, и зашипела:

— Показывай оттуда!

Обе руки Бена были в карманах. Он медленно вытащил левую и показал ведьме продолговатый плод с серебристым оттенком.

Ее лицо ожило от возбуждения.

— Звездная Пыльца! — Ночная Мгла затряслась и поманила Бена к себе. — Дай ее мне. Осторожно!

Бен приблизился, но встал так, чтобы она не могла его достать, и снова огляделся.

— Думаю, сначала ты должна сказать мне, где девушка, — упрямо настаивал он.

— Сперва отдай пыльцу, — не уступала ведьма, протягивая руку.

Он позволил ей взять стручок и сказал:

— О, теперь все в порядке, теперь я вижу ее, там, за деревьями. — Он с озабоченным видом шагнул к ведьме, словно намереваясь обойти ее. — Ивица! Иди сюда!

И этот зов — как и вознесенные вместе с ним молитвы — не пропал втуне. В кустах послышалось шуршание и показались очертания чьей-то фигуры. Прищурив красные глаза, Ночная Мгла удивленно повернулась туда, куда глядел Бен. С ее губ уже готов был сорваться недоверчивый возглас.

Бен выдернул из кармана правую руку и швырнул заранее приготовленную пригоршню Звездной Пыльцы прямо в лицо Ночной Мгле. Ведьма разинула рот от удивления, втянув заодно изрядную долю пыльцы. Ее узкое лицо исказилось от удивления и ярости, и от ужаса тоже. Бен бросил ей в лицо еще одну горсть пыльцы — и она снова вдохнула ее. Бен сильно толкнул ведьму, и она зашаталась и наступила на подол собственного платья. Запутавшись в нем, ведьма рухнула наземь, и стручок вылетел у нее из рук.

Бен прыгнул на нее с кошачьей ловкостью.

— Не трогай меня! — крикнул он. — Даже не думай о том, чтобы навредить мне! Ты принадлежишь мне; ты сделаешь все, что я прикажу, но ничего более! — Бен заметил, как губы ведьмы кривятся от бессильной злобы, и почувствовал, что его рубаха совершенно взмокла от пота. — Скажи, что ты все поняла, — быстро прошептал он.

— Я поняла, — повторила ведьма, и в ее глазах вспыхнула лютая ненависть.

— Прекрасно. — Бен глубоко вздохнул и медленно поднялся. — Встань, — приказал он ведьме.

Ночная Мгла поднялась и распрямилась с таким трудом, словно все ее тело окостенело. Словно ею управляла чужая, скрытая внутри железная воля, которой она пыталась противиться, но не могла.

— Я уничтожу тебя за это! — прохрипела она. — Я еще увижу, как ты испытываешь такие муки, которые трудно себе представить!

— Только не сегодня, — пробормотал Бен еле слышно. Он торопливо огляделся. — Гномы, вы где?

Кыш-гномы опасливо выбрались из кустов, где скрывались, ожидая, когда Бен подаст сигнал, по которому они должны были изображать откликавшуюся на зов Ивицу. На их волосатых физиономиях было написано крайнее сомнение, подслеповатые глазки пристально уставились на ведьму.

— О могучий, о великий король! — благоговейно прошептал Щелчок.

— О величайший великий король! — выдавил Пьянчужка.

В их голосах слышалась точно такая же неуверенность, которую испытывал и Бен. Они подбирались, как парочка крыс, готовых улизнуть при первом же неосторожном движении. Ночная Мгла бросила на гномов тяжелый, как молот, взгляд, и они даже пригнулись, словно от удара.

— Она не может причинить вам вреда, — заверил их Бен, пытаясь при этом убедить самого себя. Он подошел к отброшенному ведьмой стручку и поднял его. Протянул его Ночной Мгле, чтобы та осмотрела его. — Пустой, — сообщил Бен, показывая ведьме крошечную дырочку, проверченную им в донышке плода. — Я высыпал из него всю пыльцу к себе в карман, чтобы посыпать тебя. Именно это ты собиралась сделать со мной, правда? Отвечай.

Ведьма кивнула.

— Это действительно так. — Она источала звуки, словно яд.

— Я хочу, чтобы ты стояла на месте и делала только то, что я прикажу. Начнем с обсуждения некоторых вопросов. Я их задам, а ты на них ответишь. Но говори мне правду, Ночная Мгла, и чтоб не юлила. Поняла? — Ведьма молча кивнула. Бен засунул руку под рубаху и достал второй стручок с пыльцой. — Хватит ли содержимого этого стручка на то, чтобы получить власть над драконом?

Ведьма улыбнулась:

— Не знаю.

Этого Бен не ожидал. У него зародилось неприятное подозрение.

— Я дал тебе достаточно пыльцы, чтобы ты полностью слушалась меня?

— Да.

— Надолго ли?

Она опять улыбнулась:

— Не знаю.

Он постарался не выдать своих чувств. Похоже, нельзя допускать ошибок.

— Когда почувствуешь, что желание подчиняться мне ослабевает, ты должна сказать об этом. Согласна?

Ненависть в глазах ведьмы вспыхнула с неистовой силой.

— Я согласна.

Бен все равно не поверил ей, несмотря на всю Звездную Пыльцу. Ему хотелось поскорее покончить с этим допросом и выбраться из Бездонной Пропасти. На лицах кыш-гномов было такое выражение, будто они уже обогнали его на полмили. Они присели в тени одного из сломанных столов и уткнули носы в грудь, словно напуганные страусы.

Бен перевел взгляд на Ночную Мглу:

— Что ты сделала с Ивицей и с другими моими спутниками?

— Я взяла их в плен, — ответила она.

— Советника Тьюса, Абернети и обоих кобольдов? Всех?

— Да. Они пришли искать тебя, и я схватила их всех сразу.

— Что ты сделала с ними?

— Немного подержала здесь, потом выслала вон. Казалось, ведьма была довольна ходом допроса, и Бен почувствовал неуверенность.

— Что значит выслала? — спросил он.

— Они мне были не нужны, и я взяла и от них избавилась.

Что-то было не так. Ночная Мгла не собиралась освобождать его. Она никогда бы не отпустила его друзей. Он уставился на нее и заметил, как ее красные глаза неожиданно стали зелеными.

67
{"b":"4805","o":1}