ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вдруг Бен задумался о том, долго ли придется ждать. Может быть. Огненные Ключи и были логовом Страбона, но это не значит, что он бывает здесь слишком часто. Черт, да может, он приходит сюда только раз в году!.. Вот глупец! Нужно было поинтересоваться об этом у ведьмы! Нужно было…

Вдруг он резко остановился, вне себя от изумления. Он был в каком-нибудь десятке футов от выбранного убежища, каменной гряды возле земляного холма, когда эта насыпь вдруг шевельнулась!

Бен выпучил глаза. Нет, должно быть, ему показалось.

Холм шевельнулся снова.

— О Боже мой! — прошептал Бен.

Облачко пыли поднялось на краю того, что Бен счел грудой камней, и в ней открылся огромный глаз.

Бен Холидей, выдающийся адвокат, неустрашимый искатель приключений и действующий король Заземелья только что сделал очень большую ошибку.

Дракон лениво зашевелился, стряхнул покрывавший его слой земли и пыли и окончательно проснулся. Он не сводил глаз с Бена, словно змея, наблюдающая за своей жертвой. Бен застыл на месте. Нужно было сразу же посыпать его Звездной Пыльцой! Нужно было развернуться и удрать! Нужно было сделать хоть что-нибудь, но Бен не мог заставить себя сдвинуться с места. Мог разве что только завопить. В припадке черного юмора Бен подумал, будет ли он изжарен или сварен в кипящей лаве.

Страбон мигнул. Заскорузлая голова медленно поднялась и разинула огромную пасть. Показались почерневшие зубы и длинный, раздвоенный язык.

— Я ведь тебя откуда-то знаю, верно? — спросил зевая дракон.

Бен растерялся. Он ожидал от дракона чего угодно, только не вопроса. То, что дракон оказался говорящим, меняло все дело. Его страх перед страшилищем уменьшился. Значит, еще не все потеряно. Если дракон умеет говорить, значит, с ним можно договориться! Бен забыл о жареном-вареном короле. Перестал думать о том, как спастись. Лихорадочно стал соображать, что бы ответить дракону.

Но Страбон опередил его:

— Туманы на краю царства фей — вот где я тебя видел. Это ведь было несколько недель назад! Я спал, а ты бродил рядом. Ты смотрел на меня так пристально, что разбудил мою особу. Должен сказать тебе, что это было весьма невежливо.

Бен невольно кивнул, вспомнив, как летел вверх тормашками, словно перышко, подхваченное ветром. Он постарался прогнать это воспоминание. Никак не мог поверить, что чудовище и в самом деле разговаривает. У дракона был странный голос, какое-то гулкое механическое шипение, словно резонирующее в его глотке.

— Ты кто? — спросил дракон, снова опуская голову. — Что ты делал в туманах? — Его губы задрались, обнажая десны. — Ты что, фея?

Бен покачал головой:

— Нет. — Он постарался подобрать надлежащие слова:

— Меня зовут Бен Холидей, я из Чикаго. Точнее говоря, из другого мира. Я новый король Заземелья.

— Да ну?! — Похоже, на дракона эти слова не произвели ровным счетом никакого впечатления.

— Да. — Бен колебался, но присутствие духа постепенно возвращалось. — Знаешь, а я и не предполагал, что драконы умеют говорить.

Туша заворочалась и изменила положение своего змееподобного тела. Его задняя часть оказалась в скоплении мелких луж. Огоньки плясали совсем рядом с чешуйчатым задом дракона.

— Ну вот, еще один, — фыркнул Страбон. Бен нахмурился:

— О чем это ты?

— Один из тех людишек, считающих драконов тупыми бессловесными тварями, которые занимаются лишь тем, что пугают и разоряют бедных крестьян, пока какой-нибудь отважный рыцарь их не прогонит. Ты ведь из таких, да?

— Наверное.

— Ты начитался слишком много сказок, Холидей. Как ты думаешь, кто разносит эти сплетни о драконах? Не сами драконы, уж поверь мне. Нет, эти байки сочиняют люди, а уж они никогда не назовут себя плохими и не признаются, что неверно судят о драконах. А все почему? Куда проще обозвать дракона злодеем, который сжигает поля, жрет скотину и крестьян, похищает прекрасных принцесс и дерется с закованными в броню рыцарями. Получается захватывающее чтиво, хоть в нем и нет ни слова истины.

Бен воззрился на дракона: что же это за создание такое?

— Знаешь, ведь драконы появились здесь куда раньше людей. Тогда даже фей здесь не было и в помине. — Страбон наклонил голову. Его дыхание было просто ужасным. — Все неприятности начались вовсе не из-за драконов; они начались из-за людей. Никому не хотелось жить рядом с драконами. Они занимали слишком много места. Все боялись драконов и того, на что они были способны, хотя лишь немногие из них отличались дурным нравом. Наша магия была куда сильнее жалких чар любого из вас. — Дракон медленно покачал головой, покрытой корявой коркой. — И все же, если упорно добиваться своего, когда-нибудь преуспеешь в задуманном. Так и они изо всех сил старались избавиться от драконов. Нас изгоняли, преследовали и убивали, одного за другим, пока не остался один я. Меня бы они тоже уничтожили, если бы могли.

Он не уточнял, кто эти «они», но Бен решил, что он имеет в виду всех людей вообще.

— Ты утверждаешь, что на тебя возводят напраслину и ты ни в чем не виноват? — спросил Бен с легким сомнением в голосе.

— Ох, не будь ты таким глупцом, Холидей, конечно, я виноват, еще как виноват! Почти все, что говорят, правда. — Шипение стало совсем тихим. — Я убиваю людишек и их скотину, когда пожелаю. Если мне хочется развлечься, я сжигаю их хлеба и хибары. Я ворую их подружек, потому что мне нравится пакостить. Но я их терпеть не могу! — На мгновение высунулся раздвоенный язык. — Но, видишь ли, так было не всегда. Так было до тех пор, пока мне не стало легче быть таким, как обо мне думают, чем стараться выжить таким, каким я был когда-то… — Он призадумался, словно вспоминая о чем-то. — Знаешь, я прожил больше тысячи лет, и последние две сотни был совсем один. Драконов больше нет. Все они ушли в область преданий. Я последний из них, как и Паладин. Ты знаешь его, Холидей? Мы оба — последние из своего племени.

Бен наблюдал, как дракон устроился поудобнее, испил огненной воды из лужи и выдохнул пламя.

— Зачем ты рассказал мне об этом? — спросил он с искренним удивлением.

Дракон посмотрел на Бена:

— Потому что ты здесь. — Он опустил рыло. — Кстати, а что ты тут делаешь?

Бен заколебался, вдруг вспомнив, что привело его сюда.

— Ну…

— Ах да, — перебил его дракон. — Ты же новоиспеченный король Заземелья. Поздравляю! — Спасибо. Я стал им совсем недавно.

— Надо думать. Иначе тебя бы здесь не было.

— Почему?

Дракон двинул свое рыло ближе к Бену:

— Когда старый король еще здравствовал, он держал меня в изгнании в этом заброшенном уголке. Отсюда мне не давал выбраться Паладин, потому что рыцарь был так же силен, как я. Порой я летал по ночам — и люди не должны были меня видеть; мне нельзя было вмешиваться в их дела… — Голос дракона стал жестче. — И однажды я пообещал себе, что стану свободным. Эта долина точно так же принадлежит мне, как и любому другому. А когда старый король преставился и Паладин скрылся, я и стал свободным, Холидей, и ни один заземельский король больше мне не указ.

Бен насторожился, потому что беседа приняла недружелюбный оборот, но сделал вид, будто не замечает этого.

— Я здесь совсем по другому поводу, Страбон, — сказал он.

— Но разве ты заявился не для того, чтобы попросить меня принести тебе клятву верности?

— Я подумывал об этом, — признался Бен. Рыло Страбона расползлось в широченной зубастой ухмылке.

— Какая храбрость, Холидей! Хоть и напрасная. Я никогда не присягал королям Заземелья — ни разу за тысячу лет своей жизни. Да и зачем мне это? Я не похож на остальных обитателей долины. Я не прикован к Заземелью, как они. Я могу отправиться куда пожелаю!

Бен сглотнул слюну.

— Неужели?

Дракон изогнулся кольцом вокруг Бена.

— Ну, может быть, не совсем куда угодно, но почти. Я не могу залетать далеко в царство фей и в те миры, где не верят в драконов. А в твоем мире верят в драконов?

Бен решил не юлить:

70
{"b":"4805","o":1}