ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь дракон говорил не злобно, но с болью в голосе. Бен решил рискнуть.

— Поклянись, что не причинишь мне никакого вреда! — прокричал он.

Ответом было слабое шипение:

— Считай, что я дал слово.

— Я хочу, чтобы ты сказал, что будешь подчиняться мне, что бы я ни приказал сделать, и не делал ничего более. Ты знаешь, что тебе рее равно придется мириться с этим.

— Знаю, Холидей! Я согласен! Скажи, что тебе нужно!

Бен осторожно выбрался из укрытия. Дым все еще стоял над Огненными Ключами, заслоняя свет. Страбон сидел на задних лапах между горящими лужами, словно свирепый, загнанный в ловушку зверь. Уродливая башка медленно повернулась — и дракон заметил человека. Бен напрягся, готовый в любой момент нырнуть обратно за камни. Но дракон только смотрел на него и ждал.

— Подойди сюда, — приказал Бен.

Дракон кротко подчинился. В его взгляде сквозила неприкрытая ненависть. Бен наблюдал за приближением чудовища. Бочкообразное туловище держалось на мощных, покрытых толстой чешуей лапах. Крылья поднимались и опускались, а хвост молотил из стороны в сторону почти безостановочно. Бен показался себе красоткой Фэй Рэй, к которой приближается Кинг-Конг.

— Освободи меня! — рявкнул Страбон. — Сейчас же освободи меня, и я сохраню тебе жизнь!

— Не могу, — твердо ответил Бен.

— Ты хочешь сказать, что не сделаешь этого? — прошелестел дракон. — Но ты же не можешь держать меня здесь вечно, и когда я избавлюсь от тебя…

— Давай оставим угрозы, ладно?

— ..от тебя не останется ничего, что могло бы поместиться в наперсток или насытить мельчайшую пещерную тварь. И я сделаю тебе так больно, что ты не поверишь…

— Ты готов меня выслушать?

Дракон презрительно вздернул голову:

— Я не поклянусь тебе в верности, Холидей! Данная таким образом клятва не будет ничего стоить! Бен кивнул:

— Я понял тебя. Мне не нужна твоя клятва. Дракон долго молча рассматривал его. Ненависть в глазах чудовища сменилась любопытством. Это означало, что худшее позади. Дракон был у Бена в руках — по крайней мере пока. Бен почувствовал долгожданное облегчение, его страх прошел. Он был в восторге. Серебряная пуля в третий раз пролетела мимо. Он спрятал медальон под рубаху. Взглянул туда, где видел Паладина, но рыцарь исчез.

— Как призрак… — пробормотал он.

Бен повернулся к дракону. Страбон продолжал разглядывать его. Ядовитый язычок его беспокойно мелькал в тумане.

— Ладно, Холидей. Я сдаюсь. Ну, что тебе от меня надо?

Бен улыбнулся:

— Устраивайся поудобнее, и я расскажу тебе.

Глава 20. АБАДДОН

Сумерки уже сгущались, когда Бен закрепил последний ремень самодельной упряжи на драконе, велел ему пригнуться и вскарабкался на чешуйчатую спину. Он осторожно примостился в седле, пристроенном среди нескольких пучков костистых шипов, подергал ремни, чтобы убедиться, что они не соскользнут, и всунул ноги в железные стремена.

По крайней мере у него была упряжь. Ему повезло. Это было неуклюжее приспособление, собранное из ремней, постромков, подпруг, пряжек и колечек, некогда принадлежавших всяческим рабочим животинам, павшим жертвой дракона и принесенным им в Огненные Ключи, чтобы полакомиться на досуге. Бен собрал всю эту сбрую среди костей и скрепил, как мог, в одну большую упряжь. Она охватывала драконью шею непосредственно над передними лапами и под ними и крепилась к седлу. Поводья были привязаны к шее, там, где она срослась с заскорузлой головой. Бен даже и не помышлял управлять драконом, как лошадью, поводья были сделаны для того, чтобы держаться за них.

— Если ты свалишься, Холидей, тебе конец, — предупредил его дракон.

— Ну так постарайся, чтобы этого не случилось, — ответил Бен. — Считай, что это приказ.

И все же он не был уверен в том, что Страбон, даже наглотавшись Звездной Пыльцы, будет стараться нести его осторожно. Они собирались спуститься в подземный мир, в Абаддон, где оба могут оказаться в опасности. Страбону будет нелегко оберегать его даже при лучшем стечении обстоятельств, а намеченное путешествие в преисподнюю не обещало быть легким.

Восседая на драконе, Бен оглядывал пустыню. Они выбрались на край оврага Огненных Ключей, где не было ни кратеров, ни густых колючек. День подходил к концу; солнце садилось за далекие горы, тени и туман заволакивали долину. Заземелье погружалось во мрак. Бену казалось, что ночь наступает стремительно, — долина словно пропадала на глазах. У него было нехорошее предчувствие, что он никогда больше не увидит ее снова.

Он глубже вдвинул ноги в стремена и попытался отогнать мрачные мысли. Он даже выдавил мрачную улыбку. Вот он, Бен Холидей, готовый отправиться в путь, отважный рыцарь на боевом коне, защитник несправедливо обиженных. Вот умора-то! Дон Кихот, готовый сражаться с ветряными мельницами! Какое фото он мог бы послать домой, если бы у него был фотоаппарат! Черт, он ведь и не думал, даже не мечтал, что когда-нибудь в жизни будет делать нечто подобное! Сколько лет он провел за железобетонными стенами, в затхлых судебных залах и пыльных библиотеках, сколько проштудировал толстых томов. сводов и кодексов, сколько раз произносил одни и те же речи — как далеко все это было от того, чем он занимался сейчас!

И вдруг он понял — с уверенностью, удивившей его самого, — что никогда не вернется к прежнему.

— Ну что ты там делаешь, Холидей, любуешься видом, что ли? — недовольно прошипел дракон, прерывая его раздумья. — Давай-ка скорее в путь!

— Хорошо. — тихо согласился Бен. — Взлетаем.

Дракон широко расправил крылья и оторвался от земли. Бен вцепился покрепче в поводья, наблюдая за тем, как стремительно уходит вниз земля. Он бросил взгляд на окутанный туманом мертвый лес, который быстро превратился в смутное пятно. Где-то там, внизу, прятались кыш-гномы. Он успел оповестить их о том, что отправляется верхом на драконе в Абаддон спасать своих друзей. Он отправил гномов обратно, к Чистейшему Серебру, чтобы там они дожидались его возвращения. Гномы не спорили, только на их мордашках отразились нескрываемый ужас и твердое убеждение, что они никогда больше его не увидят.

«Очень даже возможно», — подумал Бен. Может, стоило сказать им, чтобы шли домой и забыли о нем? Скорее всего они не послушались бы. Они очень серьезно относились к данной ему клятве.

Бен задумался о том, как они помогли ему — пара маленьких, грязных, вороватых каннибалов. Кто бы мог подумать, что они способны на такое? И Бен мысленно пожелал им удачи.

Страбон летел навстречу ночи, через восточную пустыню, мимо окраин Зеленого Дола и дальше, на запад.

Солнце скрылось, стало темно, и на небе показались заземельские луны. Этой ночью они были видны все: белая, персиковая, лазурная, розовая, нефритовая, пурпурная, бирюзовая и малахитовая. Их цвета были приглушены дымкой, застлавшей небо. Они висели в небе, словно яркие воздушные шары, и Бен подумал, где та вечеринка, для которой их надули.

Быстро летели минуты. Огромное тело Страбона ритмично подрагивало под Беном, чудовищные кожистые крылья поднимались и опускались, неся его к западу, навстречу ночному ветру. Бен изо всех сил вцепился в седло и поводья. Воздушные потоки били и оглушали его. Заземелье превратилось в чашу с кипящим варевом, над которой был подвешен Бен. Его возбуждал этот полет и пугал одновременно. Ему вообще не нравилось ездить верхом, а уж на драконе — тем более. Дракон двигался размеренно, и это отчасти помогало, но от этого полета Бен ждал мало хорошего. Он знал, что действие Звездной Пыльцы может кончиться в любую минуту, и тогда ему будет крышка.

— Что за дурацкая затея! — пробурчал Страбон, словно услышав его мысли. Покрытая коркой бесформенная голова повернулась к Бену, глаза сверкнули. — И все это — из-за горстки людишек!

— Они мои друзья! — прокричал Бен в ответ. Ветер относил его слова в сторону.

— Твои друзья для меня — ничто!

— Что ж, честно говоря, им на тебя тоже плевать! Наверное, всем, кроме советника Тьюса. Он считает, что ты особенный.

72
{"b":"4805","o":1}