A
A
1
2
3
...
72
73
74
...
81

— Колдун-то? Фи!

— Ладно, давай-ка делай то, что тебе велено, — приказал Бен.

— Я ненавижу тебя, Холидей!

— Ну уж прости, мне до этого нет дела.

— Когда-нибудь будет! Рано или поздно я освобожусь от тебя, и, когда это случится, ты еще пожалеешь, что решил использовать меня подобным образом!

Дракон отвернулся, и его шипения не стало слышно из-за ветра. Бен промолчал. Он лишь покрепче ухватился за упряжь.

Они углубились во владения лордов Зеленого Дола. Бен не знал, куда они направляются. Знал только, что дракон везет его в Абаддон, но не представлял себе, где она находится. Абаддон был подземной частью Заземелья, но вход в него был сродни тому проходу времени, по которому Бен попал в долину. Однако это был не тот же самый проход. Его нельзя было отыскать в туманах. Он спрятан где-то в долине, как поведал ему Страбон, там, куда могут проникнуть только лишь демоны и дракон…

Страбон вдруг снизил скорость и заложил широкий вираж. Бен посмотрел вниз. Долина была неразличима во мраке. Дракон раскинул крылья и начал планировать.

— Держись крепче, Холидей! — крикнул Страбон. Вдруг он нырнул и пошел вниз. Крылья вытянулись назад, а шея — вперед. Чем отвеснее падал дракон, тем выше была его скорость. Ветер ревел в ушах Бена. Показалось бесформенное пятно земли, которое с каждой секундой становилось все отчетливее. Бен оцепенел. Они летели слишком быстро! Так и врезаться в землю недолго, прямо посреди Зеленого Дола!

Потом из драконьей глотки вдруг вырвалось пламя — мощная, сияющая струя багрового огня. Воздух впереди словно расплавился, как целлофан, сморщился и разорвался посередине. Появилась дыра с зазубренными краями. Бен прищурился от ветра и увидел, какая чернота в этой дыре. Пламя дракона угасло, но дыра осталась. Они влетели прямо в непроглядную тьму. Заземелье исчезло, затуманенный Зеленый Дол пропал. Послышался чавкающий звук, и дыра закрылась за ними. Потом ненадолго стало тихо.

Страбон продолжал снижаться в темноте. Бен слегка оторвался от драконьего хребта и принялся озираться с благоговейным трепетом. Все вокруг совершенно изменилось. Луны и звезды исчезли. Небо стало угольно-черным, оно нависало над острыми пиками и глубокими провалами. Между небом и землей полыхали молнии, окаймляя горизонт призрачным сиянием. В отдалении ворчали вулканы, их красноватые кратеры горели на конусообразных вершинах гор. Потоки лавы стекали с них длинными сверкающими кровавыми полосами. Земля содрогалась и корчилась, выбрасывая в темноту струи огня и расплавленной породы.

— Абаддон! — объявил дракон зловещим шепотом.

Страбон камнем рухнул наземь — желудок Бена чуть не вывернулся наизнанку. Холидей был напуган. Абаддон казался воплощением ужаснейшего кошмара. Он никогда еще не видел столь негостеприимного края. В таком мире было бы невозможно выжить.

Мимо пронеслась тень — крылатая и неуловимая. Страбон предупреждающе зашипел. Еще одна тень скользнула мимо, и еще одна. Послышалось резкое шипение, замелькали оскалы зубов. Из пасти Страбона вдруг вырвалось пламя, и одна из теней взвизгнула и рухнула вниз. Бен спрятался между буграми на спине дракона. Страбон снова и снова поливал тени огнем, и они вспыхивали одна за другой и пропадали. Чем больше попадалось невидимых врагов, тем сильнее извивался дракон. Но вот он вытянулся и набрал скорость. Черные твари остались далеко позади.

Дракон пронесся мимо новых зазубренных скал и снова замедлил ход.

— Жалкие мухи! — презрительно проворчал он. — Никто не может сравниться со мной! Бен взмок от волнения и задыхался.

— Долго еще лететь? Дракон ощерился:

— Еще чуть-чуть, Холидей. Что, тебе уже невмоготу? Что, получил больше, чем хотел?

— Я в порядке. Делай, что тебе велено, — отвези меня к моим друзьям!

— Полегче, Холидей!

Дракон летел сквозь озаряемую вспышками черноту. «Мухи» налетали еще дважды, и оба раза Страбон поджигал нескольких, чтобы продолжить полет. Абаддон простирался внизу — мир огня и камня. На горизонте по-прежнему плясали белые молнии, лава стекала с горных вершин, но ущелья оставались непроницаемо черными. Если там и было что-то живое, то сверху этого не видно.

Бен начал испытывать растущее чувство безнадежности. Его друзья провели в этом аду уже больше пяти дней!

Страбон пролетел между двумя чудовищными, изрыгавшими пламя вершинами и начал снижаться. Выл ветер, огненные реки стекали по склонам гор с обеих сторон. Бен посмотрел на лаву. Кто-то или что-то плескалось в ней! Что за игры в огне!

От одной из вершин отделилась огромная черная тень, протягивая руки-щупальца к Бену. Страбон зашипел и дыхнул огнем на эти «руки». Они затряслись и отдернулись. Тень исчезла.

Страбон с Беном миновали горы и оказались в долине, окруженной острыми скалами. Дракон снизился и летел менее чем в полусотне футов от земли. По краям долины бурлили озера лавы, выплевывая камни и сполохи пламени. Дно долины пересекали глубокие черные трещины. Повсюду сновали какие-то мелкие бесформенные твари, почти неразличимые в багровом мраке. При виде дракона они визжали — и их вопли тонули в реве и грохоте вулканов. Бен услышал, как дракон трубит в ответ.

Откуда ни возьмись появились новые «мухи», вдесятеро сильнее прежних, и другие крылатые твари, еще более крупные и страшные на вид. Страбон вытянулся и полетел быстрее. Бен так плотно приник к драконьей спине, что чувствовал, как кровь пульсирует в его ногах. Ремни и постромки натянулись от увеличившейся скорости полета. Бен почувствовал, что твари отстают.

И вот перед ними открылось чудовищное огненное озеро, бурлящее в каменном колодце тысячефутовой глубины. Крошечный обломок скалы висел на цепях над этим жерлом — каменный круг не более двенадцати футов в поперечнике. Обломок камня раскачивался на своей тоненькой паутинке, а далеко внизу бушевали жадные языки пламени.

Вдруг у Бена перехватило дыхание. На неустойчивой глыбе сгрудились маленькие фигурки, пытавшиеся изо всех сил сохранить равновесие.

Его друзья!

Страбон нырнул вниз, а «мухи» и другие летучие демоны преследовали его. Новые демоны, стократ сильнее прежних, собрались вокруг пропасти — они швыряли валуны в несчастных на круглом камне и раскачивали цепи, на которых он висел! Все твари радостно визжали. Они вовсю развлекались. Бен с ужасом понял, что они так играют. Демоны посадили его друзей на этот подвесной камень и теперь с упоением пытались стряхнуть их в огонь!

Огненный колодец приближался. Демоны заметили дракона и визжа повернулись к нему. К клиньям, забитым в стены и удерживавшим цепи, потянулись лапы. Демоны пытались сбросить друзей Бена в пропасть раньше, чем он доберется до них.

Бен обезумел. Цепи падали одна за другой, а обломок скалы сотрясался и раскачивался. Страбон обдал демонов пламенем и спалил их не один десяток, но остальные продолжали обрывать цепи. Бен в ярости закричал, когда отчетливо различил лица советника Тьюса, Абернети и кобольдов… И Ивицы тоже! Страбон стрелой промчался над краем пропасти, мимо демонов, старавшихся вовсю. «Слишком поздно, — подумал Бен. — Мы опоздали».

Потом наступило мгновение, когда время вдруг словно застыло. Оно будто пропало совсем или растянулось до бесконечности. Бен видел все, что происходило, в пугающих подробностях, и он сам словно завис на месте. С одной стороны цепи оторвались совсем, и камень резко накренился. Люди на нем попадали на четвереньки и начали съезжать вниз.

Страбон резко нырнул, потащив за собой Бена к огню. Дракон достиг камня как раз в тот миг, когда пленники начали отрываться от него и падать. Когтистые лапы подхватили двоих на лету. Щелкнув огромными челюстями, дракон поймал третьего, и покрытая коркой башка повернулась назад и усадила перед Беном кобольда. Второй кобольд ухитрился сам вцепиться в постромки и держался за них.

Последний из пленников камнем падал в огненную пропасть. Это был советник Тьюс.

Бен с ужасом наблюдал, как он падает, — серые одежды с яркими шелковыми ленточками и кисточками развевались и хлопали, словно нераскрывшийся парашют. Страбон устремился за ним, но быстро извернулся и взлетел вверх. Он был слишком далеко от колдуна. И не мог его спасти.

73
{"b":"4805","o":1}