ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К счастью, у них не оставалось времени на то, чтобы обсуждать эти вопросы. Появился Владыка Озерного края, которого его подданные известили, что в роще старых сосен происходит нечто странное. Страбон прилетел туда около полуночи, а улетел после рассвета. Он принес на горбу людей, включая человека по имени Холидей, заявляющего права на заземельский престол, колдуна Тьюса и пропавшую дочь Владыки.

Бен встретил озерного Владыку извинениями за внезапное вторжение и в двух словах рассказал, что с ними случилось за последние несколько недель. Он сказал Владыке, что сам позвал Ивицу с собой и что это по его недосмотру она не предупредила своего отца об уходе. Он пожелал, чтобы сильфида осталась с ним еще на несколько дней. И попросил встречи в Сердце с Владыкой Озерного края на рассвете третьего дня.

Он ничего не сказал о вызове, который бросил ему Марк.

— Для чего же мне нужно встречаться с вами в Сердце, великий король? — поинтересовался Владыка. Его придворные столпились вокруг — хрупкие тени в тумане раннего восхода. Их глаза сияли в чаще леса.

— Я снова попрошу вас принести присягу заземельскому престолу. — ответил Бен. — Мне кажется, что на сей раз вам захочется сделать это.

Недоверие и легкая тревога исказили резкие черты речного духа, и жабры на его шее на мгновение перестали трепетать.

— Я ведь поставил вам условие, которое вы должны сперва выполнить, — мягко сказал Владыка. В его голосе слышалось предостережение.

Бен уверенно выдержал его взгляд:

— Я знаю. Владыка кивнул:

— Очень хорошо. Я приду.

Он нежно обнял Ивицу, разрешил ей оставаться с Беном и удалился. Его люди ушли вслед за ним, растворившись в лесном сумраке. Бен и его спутники остались одни.

Ивица приблизилась к Бену и взяла его за руку.

— Он не собирается давать тебе клятву, — прошептала она так тихо, чтобы никто, кроме Бена, не услышал. Бен печально улыбнулся:

— Знаю. Но я надеюсь, что другого выбора у него не будет.

Настала пора уходить. Бен отправил Сапожка в замок Риндвейр с посланием для Каллендбора и других лордов Зеленого Дола. Он выполнил то, что они просили, — избавил их от Страбона. Теперь был их черед исполнять клятву. Они должны были встретиться с ним в Сердце на рассвете третьего дня и принести присягу.

Сапожок молча повернулся и исчез в зарослях, а Бен и все остальные направились домой, в замок Чистейшего Серебра.

На сей раз путешествие из Вечной Зелени заняло больше времени, потому что они шли пешком. Бену было все равно. У него есть время, чтобы все обдумать, а тем для размышления было множество. Ивица шла с ним рука об руку и почти все время молчала. Советник и Абернети беспрестанно расспрашивали Бена о его планах — как он собирается справиться с Марком, но он только отмахивался. Все дело в том, что никаких планов у него пока не было, но ему не хотелось, чтобы они об этом знали. Пусть лучше думают, что он предпочитает хранить молчание.

Во время этого путешествия он долго и внимательно разглядывал долину, представляя, какой она была прежде, до исчезновения магии. Воспоминания о видениях, показанных феями, не оставляли его — сияющие, восхитительные картины, где не было тьмы, тумана и увядания. Давно ли эта долина была такой? — спрашивал он себя.

Сколько времени понадобится, чтобы сделать ее прежней? Видение фей было не просто воспоминанием, оно было обещанием. Он разглядывал вяло шевелившиеся клубы тумана, заслонявшие солнце и горы, поредевшие кущи Лазурных Друзей с больными, скрученными листьями, мутные, обмелевшие реки и озера, поля и луга с выцветшей травой. Он думал о людях долины и о том, как им живется в мире, который вдруг стал серым и бесплодным. Он снова вспомнил лица тех немногих, кто явился на коронацию и кто выстроился вдоль дороги, ведущей в Риндвейр. Все может измениться, если остановить распад магии.

Советник Тьюс верил, что король, способный служить своему народу и повести за собой людей, может добиться многого. Что именно двадцатилетнее отсутствие короля послужило причиной всех бед.

Но Бен никак не мог понять подобных измышлений. Почему такая мелочь, как отсутствие или наличие короля, оказывает такое сильное воздействие на жизнь в долине? Ведь король — просто человек. Это просто титул. Как может все рухнуть из-за одного-единственного человека?

Может, наконец решил он, ведь земля черпает жизнь в сотворившей ее магии, а магия поддерживается правлением короля. Это может быть невозможным в мире, живущем лишь по естественным законам, но здесь это вполне возможно. Земля берет начало у магии. Так говорил ему советник. Возможно, земля черпает жизнь и от своего короля.

Это предположение было довольно шатким, и Бен не мог постичь всех сложностей здешнего жизнеустройства. Вместо этого он сузил их круг до одной-единственной и самой неотложной проблемы — как остаться в живых.

Магия пропадала без него; земля пропадала без магии. Между двумя этими понятиями была какая-то связь. Если бы он мог разгадать ее, то спас бы себя. Он чувствовал это нутром. Феи не для того создали Заземелье, чтобы сидеть сложа руки и смотреть, как оно погибает из-за отсутствия какого-то короля. Они должны были предвидеть это и найти способ вновь обрести этого короля — другого, своего короля, способного править и сделать магию сильной.

Но что они предвидели?

Первый день пути казался бесконечным. Когда ночь наконец вступила в свои права и все спутники Бена погрузились в сон, он не смыкал глаз, продолжая рассуждать. Он долго не мог заснуть.

Второй день прошел быстрее, и к полудню они достигли замка на острове. Сапожок поджидал их в воротах — он успел вернуться из Зеленого Дола. Он быстро залопотал, сопровождая речь резкими телодвижениями. Бен не смог уловить смысл сказанного.

Советник перебил кобольда.

— Послание доставлено. Ваше Величество. — В его голосе звучали горькие нотки. — Лорды Зеленого Дола ответили, что явятся в Сердце, как было приказано, но пока решение не принято — стоит приносить присягу или нет.

Бен хмыкнул:

— Ничего удивительного. — Он не обратил внимания на взгляды, которыми обменялись колдун и Абернети, и двинулся к входу. — Спасибо за участие. Сапожок.

Он быстро зашагал к внутреннему дворику, а следом за ним шли все остальные. Стоило ему ступить на порог, как откуда-то выскочили две оборванные тени и, словно безумные, припали к ногам Бена.

— О могущественный великий король!

— Величайший великий правитель!

Бен застонал, узнав эту парочку. Кыш-гномы Щелчок и Пьянчужка упали на колени перед ним, скуля и стеная так жалостно, что Бен смутился. Их шерсть была свалявшейся и покрытой колючками, лапы все в грязи, и вид у них был такой, будто их откопали на помойке.

— О великий король, мы думали, что дракон сожрал вас! — заскулил Щелчок.

— Мы боялись, что вы сгинули в недрах подземного мира! — заплакал Пьянчужка.

— Ах, у вас такая сильная магия, Ваше Величество! — превозносил его Щелчок.

— Вы воскресли из мертвых! — заявил Пьянчужка, утирая слезы.

Бену захотелось отвесить им по пинку.

— Соблаговолите отцепиться от меня! — приказал он. Гномы ухватились за его штаны и принялись лобызать сапоги. Он попытался стряхнуть их, но они только крепче вцепились. — Довольно же, дайте пройти! — рявкнул он.

Гномы отвалились и, прижавшись к полу, подобострастно следили за ним своими подслеповатыми глазками.

— Могучий великий правитель… — прошептал Щелчок.

— Величайший… — начал было Пьянчужка. Бен оборвал их излияния:

— Сапожок, Сельдерей, оттащите этих двух грязнуль в ванную и не выпускайте до тех пор, пока не сможете отличить одного от другого. — Кобольды поволокли гномов, которые продолжали свои излияния. Бен вздохнул — он вдруг почувствовал, что страшно устал. — Советник, я хочу, чтобы вы с Абернети просмотрели все летописи, которые есть в замке. Посмотрите, есть ли где-нибудь хоть какое-то упоминание о том, как связаны Заземелье, его короли и магия. — А дальше грустно заметил:

76
{"b":"4805","o":1}