ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я предлагаю, чтобы мы сами попробовали одну штуку, а уж потом входили в логово врага. Угроза стала еще более сильной.

— Бурьян велел нам этого не делать, забыл? Он прямо предостерег нас!

— Ну и что? — не унималась майна. — Это ведь не Бурьян рискует жизнью.

— Он сказал, чтобы мы ни в коем случае не пользовались этим! Насколько я помню, он говорил очень определенно! — Хоррис уже кричал. — А если он не шутил, Больши? Предположим.., предположим на минуту, что он знает, о чем говорит! В конце концов, чья это магия, идиот?

Больши сплюнул. Нелегкое дело для птицы.

— Ты просто невообразимо туп, Хоррис Кью. Ты невероятно глуп. И к тому же близорук. И чрезвычайно труслив — даже для человека.

Тут Хоррис окончательно вышел из себя и бросился на Больши. Взревев, словно разъяренный лев, он намеревался разорвать его на части. Но Больши был птицей, а птицы легко могут увернуться от человека, просто взлетев. Именно это Больши сейчас и сделал, небрежно и лениво поднявшись в воздух, после чего начал кружить совсем рядом с дергающимся и подпрыгивающим магом. Единственное, чего Хоррис добился, так это до смерти перепугал мула, который громко и тревожно взревел и во весь опор умчался в лес.

— А, будь оно проклято, будь оно проклято, проклято, проклято!.. — забормотал Хоррис, прибавив еще кое-что непечатное, когда наконец немного успокоился и сообразил, что он натворил.

Даже с помощью Больши он целый час потратил на то, чтобы изловить мула с его бесценными сундуками. Измученные, обозленные и лишенные возможности выбрать новый план, маг и птица продолжили свой путь.

Солнце уже почти село, когда они наконец оказались у ворот крепости.

***

Советник Тьюс не знал, что еще предпринять. После исчезновения Бена Холидея прошло уже три дня, и по-прежнему было совершенно непонятно, куда он делся. Сопровождавший короля отряд, потеряв его вблизи Сердца, моментально вернулся в замок, и советник смог сразу же начать поиски. Отправленные им люди обшарили весь лес вокруг Сердца, а потом и всю местность в отдалении. И следа короля не было. Криминал мирно пасся там, где его, видимо, оставил Холидей, — и все. В Сердце были следы какого-то происшествия: порванные штандарты, опаленные скамьи и подушки для коленопреклонений, помятая трава, но определенно сказать ничего было нельзя, и было непонятно, что могло случиться с Холидеем. Тьюс сам отправился туда посмотреть. В атмосфере ощущались следы какого-то странного волшебства, но разгадать его суть было невозможно.

Короче, Бена Холидея нигде не было. Советник Тьюс быстро предпринял шаги, чтобы скрыть его исчезновение, приказав охранникам отряда, сопровождавшего короля, и тем, кто участвовал в его розысках, ни с кем не говорить о случившемся. Однако Абернети предупредил его, что это все равно что пытаться пальцем заткнуть течь в плотине. Такие известия долго в тайне не сохранишь. Кто-то наверняка должен проговориться, и как только весть об исчезновении короля распространится, наверняка начнутся неприятности. Если смуту не начнет Владыка Озерного края, так начнут лорды Зеленого Дола, особенно Каллендбор из Риндвейра, самый сильный из лордов, непримиримый враг Бена Холидея. Каллендбор сильнее остальных аристократов и правителей Заземелья был недоволен тем, что коронация Бена Холидея лишила его власти. Внешне признавая верховную власть Холидея и подчиняясь его приказам, в душе он кипел, словно перестоявший на огне котелок. И он не единственный будет рад известию об исчезновении Бена Холидея — каким бы образом оно ни произошло. Советник понимал, что ему надо каким-то образом сразу же покончить со всеми слухами.

Он придумал достаточно хитрый план, которым поделился только с Абернети и кобольдами: таким образом, число людей, которым была известна правда, оставалось достаточно небольшим, чтобы тайну можно было сохранить на какое-то время. Абернети объявил о прекращении поисков и сказал, что Его Величество благополучно вернулся. Чтобы убедить охранников замка в том, что это правда, а не очередной слух, Тьюс с помощью магии создал изображение Бена Холидея, которое в полдень проходило по окружавшему замок валу, откуда его хорошо было видно находящимся внизу. Он даже заставил его помахать всем рукой. Такие появления были повторены несколько раз, чтобы увеличить число очевидцев. И действительно, известие распространилось с быстротой молнии.

Тем временем советник каждую свободную минуту (которых было у него слишком мало) проводил в волшебных путешествиях с помощью Землевидения, разыскивая Холидея по всему королевству. Его усилия не дали никаких результатов. Его Величества нигде не было видно.

Конечно, жизнь в замке Чистейшего Серебра шла своим чередом. Был тут Холидей или нет, но то, что нужно было сделать, делалось так, словно Холидей по-прежнему занимался делами. Добиться этого было значительно труднее, нежели вызвать пару-тройку магических изображений. Поскольку Холидей не мог принимать никого из своих многочисленных представителей и администраторов, являвшихся со всех концов Заземелья, советник Тьюс с Абернети вынуждены были принимать их вместо него, делая вид, что им это поручено. Некоторые из приезжих являлись издалека, чтобы повидаться с королем. Некоторые были вызваны. Все они были недовольны тем, что их перепоручили другим. Чтобы умерить подозрительность, советнику приходилось предпринимать все более отчаянные уловки. Он подделывал подпись короля на приказах. Он раздавал подарки. Он присуждал премии и выносил благодарности. Он даже попытался с помощью магии вызвать за занавесью голос Бена Холидея. В результате этой попытки у него получился женский голос, что заставило всех слушавших недоверчиво переглянуться: что за женщина могла оказаться там с Его Величеством? Советнику пришлось спасать положение, и он поспешно придумал, будто какая-то новенькая служанка приняла Холидея за постороннего. Кое-какая магия все еще не была как следует отработана.

Некоторую проблему создавало и отсутствие Ивицы: король исчез, никак его не объяснив. Так что теперь пропал не один человек, а двое. Но поскольку Холидей казался не слишком обеспокоенным по поводу исчезновения Ивицы, советник решил, что ему тоже не следует тревожиться — по крайней мере пока. По правде говоря, поскольку безопасность Ивицы сомнений не вызывала, у него могла быть только одна причина ее искать — чтобы рассказать ей об исчезновении Его Величества. Советник решил, что и без того хватает беспокойств. Если к моменту возвращения сильфиды Бен не отыщется, тогда Тьюс и сообщит ей о случившемся. В конце концов силы его были не бесконечны!

И их в этот момент, пожалуй, не хватало. Успеть выполнить все обязанности Бена плюс те, что налагали на него собственные хитрости, было все труднее. Когда перед самым заходом солнца Абернети пришел к его двери с новостью, он был отнюдь не настроен спокойно его выслушать.

— Вернулись Хоррис Кью с птицей, — без всякого энтузиазма объявил придворный писец.

Советник поднял голову от кипы бумаг, свалившихся на него в отсутствие короля, и застонал:

— Опять? Что теперь нужно этому проходимцу? Абернети вошел в комнату, закрыв за собой дверь. Вид у него был неважный — даже для собаки.

— Он желает говорить с Его Величеством, а ты что думал? Разве в последнее время не все живут только ради этого? И не трудись приказывать мне, чтобы я его отправил прочь. Я был бы счастлив это сделать, но не могу. На нем одежды просителя: я вынужден его впустить.

Советник прижал пальцы ко лбу и принялся растирать виски:

— Он случайно не сказал, что ему нужно?

— Он сказал только, что у него важное дело. Он не упоминал о своем изгнании, если ты это имеешь в виду.

— По правде говоря, я и сам не знаю, что я имею в виду! — Казалось, волшебник вот-вот начнет рвать на себе бороду. — Знаешь, Абернети, я очень люблю короля. Очень. Если помнишь, я сам его выбрал. Я увидел в нем нечто особенное — и я не ошибся. Он оказался именно тем королем, о котором мы мечтали, таким королем, которого Заземелью так долго не хватало. — Он вскочил. — Но, право, мне бы хотелось, чтобы он прекратил так часто исчезать! Сколько раз он уже такое выкидывал? Не понимаю, как он может совершенно о нас не думать! Исчезнуть посреди ночи, ускакать, не сказав никому ни слова, предоставив нам заменять его, пока он не вернется. Должен тебе сказать, что меня это просто бесит.

26
{"b":"4806","o":1}