1
2
3
...
104
105
106
...
108

Он рывком бросился вперед, и Пар едва успел вскрикнуть и метнуть навстречу ему заклинание.

Оно задержало Дэлла — но и только.

Первый Ищейка прошел сквозь щит, как сквозь бумагу, руки его вцепились в плечи Пара. В голове Пара пронеслась смутная мысль, что именно этого все время добивался Риммер Дэлл — чудесного заклинания и тела Пара, чтобы владеть ими. Все его вкрадчивые уверения скрывали истинные притязания Первого Ищейки. Как и все порождения Тьмы, Риммер Дэлл крал силу у других, а мало кто обладал силой, сравнимой с могуществом Пара.

Под тяжестью противника юноша отлетел назад, согнулся и был брошен на колени. Меч Шаннары выпал из его онемевших пальцев. Он поднял руки, стараясь бороться с врагом и призывая на защиту силу, но она, казалось, вытекала из него. Он едва мог дышать, а тень противника обволокла его. Риммер Дэлл начал выходить из своего тела и входить в Пара. Юноша видел, как это происходит, чувствовал. Он громко закричал и попытался было освободиться, но оказался совершенно беспомощен.

«Только не это, — в ужасе думал он. — Нельзя, чтобы это произошло!»

Он вырвался из рук противника, но та часть Риммера Дэлла, что принадлежала порождениям Тьмы, медленно, но неуклонно покоряла Пара, неся ощущение холода, тьмы и отвращения к самому себе. Прежде Пар мог бы помешать этому, прежде он мог бы отшвырнуть нападавшего. Риммер Дэлл знал это. Мысли Первого Ищейки хлынули в него, и он содрогнулся от того, что прочел в них. «Кто-нибудь, помогите!»

Он уловил движение слева от себя, и Морган Ли с боевым кличем возник рядом. Но Риммер Дэлл ударил его огненной рукой, на долю секунды отпустив Пара, и Морган исчез во всполохе красного пламени, а затем во тьме. Рука вернулась на место и еще крепче сжала Пара. Житель Дола уходил в глубь себя, где чудесная сила собиралась в стальную пружину, но напор Дэлла был неудержим.., он поистине вламывался в него.

Внезапно Первый Ищейка отлетел назад, и та его часть, которая принадлежала порождениям Тьмы, оторвалась от Пара. Задыхающийся Пар разглядел Уолкера Бо, сжавшего здоровой рукой горло Риммера Дэлла, — по руке его струился белый огонь друидов. Темный Родич был обожжен и ранен, лицо под черной бородой и ручейками крови казалось белее мела. Но Уолкер был преисполнен холодной решимости сокрушить врага. Риммер Дэлл с ревом рванулся вперед, рассыпая повсюду искры силы порождений Тьмы. Что-то такое сделал с ним Уолкер, что отделило его от прежнего тела, и его принадлежащая порождениям Тьмы часть оставалась чуть поодаль. Обе части стремились воссоединиться, но Уолкер стоял между ними, не давая им этого сделать.

Пальцы Уолкера сжались в кулак, стискивая что-то внутри порождения Тьмы. Риммер Дэлл бился и кричал, его жилистое тело выгибалось и дрожало от ярости. Внизу, вгрызаясь в камень, горел огонь порождений Тьмы. Прочие порождения Тьмы ринулись на помощь, но на их пути стоял Шепоточек.

— Используй меч! — прохрипел Пару Уолкер Бо. — Освободи его!

Пар схватил с пола клинок и устремился к существу света. Он достиг его за несколько секунд, никем не остановленный, — все глаза были устремлены на поединок между друидом и Первым Ищейкой. Юноша приблизился к огромному пульсирующему облаку, скованному алыми шнурами, и, держа обеими руками Меч Шаннары, замахнулся.

Затем он призвал на помощь силу.

И она возникла, вздымаясь легко, плавно и свободно. Она пришла быстро, белый луч метнулся к облаку света, а затем облил сиянием Пара. И тогда Пар снова увидел все, что уже знал. Он больше не отшатывался от истины, а вдыхал ее, как вдыхает свежий воздух вырвавшийся из темницы узник.

Наконец-то ему открылась правда о световом существе. И он осознал, что он должен сделать.

Отозвав магическую силу меча, он опустил лезвие на пол пещеры. Позади него Риммер Дэлл и Уолкер Бо все еще продолжали поединок, которому, казалось, не будет конца. Первый Ищейка отчаянно вопил, но не от боли, причиненной ему Уолкером Бо, а от ярости. Со всех сторон к юноше приближались порождения Тьмы, стремящиеся смести с дороги снова стоявшего на ногах Моргана Ли и Шепоточка, который казался неуязвимым. Но они опоздали. Это мгновение принадлежало Пару, его друзьям и союзникам, всем, кто сражался за то, чтобы приблизить миг победы, всем живым и мертвым, всем храбрецам.

Пар последний раз обратился к заклинанию, а призвав его на помощь, придал ему форму кривой сабли. Он занес эту саблю над головой и с размаху опустил ее на багровые шнуры, опоясывающие существо света, навсегда перерубая их.

Пар задрожал от удара и сразу обессилел.

Существо света взорвалось, вспыхивая и растекаясь по всем самым темным закоулкам пещеры, а оттуда и наверх, в Южный Страж. Свет разгонял тени и мглу, превращая все бывшее черным в белое. Он кричал, радуясь обретенной свободе и воздавая за все то, что было сделано с ним.

Сперва он схватил Риммера Дэлла, вобрав в себя жизнь Первого Ищейки, словно втянул в легкие дым. Риммер Дэлл содрогнулся и рухнул, разлетаясь пеплом. Затем свет устремился за прочими порождениями Тьмы, которые бросились бежать в безысходном отчаянии, и поглотил их одного за другим. Потом он поднялся, затопляя Южный Страж, растекаясь по темным стенам, по пульсирующему обсидиановому камню. Пара поднял на ноги Уолкер, который нагнулся за Мечом Шаннары. Уолкер позвал Моргана, и через несколько секунд они собрали всех друзей, помогая им встать и неся на руках тех, кто не мог идти. Шепоточек повел их вперед, поспешая к туннелю в дальнем конце пещеры.

Южный Страж взорвался, взлетев высоко в утреннее небо.

***

Стреса первым ощутил колебание почвы и предостерегающе прошипел Рен:

— Королева эльфов, пфффтт! Ты чувствуешь?

Хсст! Хсст! Земля трясется!

Рен стояла неподалеку от Трисса, сжимая в руке эльфийские камни и следя за приближением армии Федерации, готовясь к схватке с ползуками. Они достигли устья долины Ринн, до передних рядов эльфов и их союзников оставалось не более трех сотен ярдов. Битва, которой так страшилась девушка, начиналась. Барсиммон Оридио, Падишар Крил, Кхандос и Аксхид умчались к своим разношерстным отрядам. Тигр Тэй покинул девушку, чтобы подняться в небо вместе с Крылатыми Всадниками. Со всех сторон королеву окружала Придворная Гвардия, но Рен ощущала себя невероятно одинокой.

Она повернулась на слова иглокота и в этот момент сама почувствовала дрожь.

— Трисс, что это? — прошептала она.

Земля дрожала все сильнее и сильнее после каждой пробегавшей по ней волны, словно огромный зверь пробудился при восходе солнца, при появлении света, стряхнул с себя сон, и его мощное рычание перекрыло бой барабанов и топот марширующих солдат. Рен в ужасе затаила дыхание.

Что происходит?

Далеко на востоке взметнулись, затмевая солнечный свет, огонь и дым. Солдаты вражеских армий, позабыв распри, повернулись на восток.

Раздались вопли. Огонь и дым породили тучу черного пепла, в которой внезапно раздался взрыв белого света, заполнившего небо живым пульсирующим сиянием, побежавшим по воздуху вместе с ветром и облаками.

Когда же свет упал на землю, она снова задрожала, но это была дрожь радости и победы.

Свет ворвался в долину, лучи его пробивались сквозь трещины в земле, поднимаясь между устрашенными людьми. Рен ослепла от его яркости и, крепче сжав эльфийские камни, почувствовала, как врезаются в пальцы их острые грани.

Свет растекался во все стороны, не так быстро, как сначала показалось Рен, но неуклонно.

Сперва он достиг ползук, оторвал их друг от друга и оставил — дымящихся, разрушенных и безжизненных. Затем он принялся за Ищеек, окутывая их смертельной пеленой, вырывая из них жизнь и превращая в груды тлеющей золы. Свет пробежал по рядам федератов, избавляя их от порождений Тьмы и лишая воинов мужества и целеустремленности. Уцелевшие солдаты повернулись и бросились наутек, бросая на бегу оружие, позабыв про катапульты, потеряв всякую надежду, кроме надежды на жизнь. В несколько секунд все было кончено. Ползуки и порождения Тьмы уничтожены, солдаты Федерации обращены в бегство, а равнина усеяна обломками и остатками снаряжения. Все это произошло так быстро, что эльфы не успели отреагировать, слишком ошеломленные, не способные ни на что, кроме как стоять, торопливо озираясь на свои ряды, чтобы убедиться, что свет не коснулся их.

105
{"b":"4807","o":1}