ЛитМир - Электронная Библиотека

Луна и звезды скрылись за угрюмыми тучами, низко нависшими над утесом. От огня, лившего сквозь мглу свой дымный свет, было мало проку.

Повсюду сновали темные фигуры, но разглядеть лица было невозможно.

— Сюда! — хрипло прошептал Крот.

Они двинулись налево вдоль стены, поспешая во всеобщей суматохе, — еще три фигуры, три участника переполоха, до которых никому нет дела.

Они уже почти подошли к двери, ведущей в подземелье, когда их все-таки застукали. Прозвучал резкий повелительный окрик, и из мрака к ним шагнула темная фигура. На долю секунды Пару показалось, что это чудом спасшийся Падишар, но он тут же разглядел черный мундир со знаками различия капитана Федерации. При его приближении все трое в растерянности замерли, не зная, что делать. Капитан подошел к ним, луч света выхватил из темноты его смуглое бородатое лицо.

Спокойно и беззаботно улыбаясь, Дамсон вышла вперед. На лице капитана отразилось замешательство. Девушка подарила ему еще один ласковый взгляд и неожиданно трижды ударила по лицу ребром ладони. Движения ее были настолько быстры и точны, что Пар с трудом уловил их. Потом Дамсон подошла вплотную к капитану, заломила ему руку за спину и опрокинула наземь. Падая, он хотел что-то сказать, но еще один удар по горлу заставил его замолчать.

Дамсон увлекла Пара туда, где только что скрылся Крот, — в черный проем двери. В это мгновение Пар вспомнил, с какой легкостью Дамсон одолела его ночью в Народном парке, когда он считал, что ловушка федератов, в которую попались Падишар и его друзья, — ее рук дело. Он понял, что проделать этот трюк в сторожевой башне ей ничего не стоило. Она могла заставить его вернуться. Почему она этого не сделала?

Оказавшись в пределах крепостной стены, они заторопились назад, к подземелью, откуда пришли. Толща каменных плит заглушала суматоху на улице. Беглецы достигли люка, по лестнице спустились в туннель и помчались прочь от городских стен к центру города. Скоро они затерялись в глубоких лабиринтах подземелий, где царила гробовая тишина.

— Давайте.., передохнем хоть минутку! — наконец взмолился Пар, чувствуя, что силы его оставляют. Кроме того, ему хотелось поразмыслить, что делать дальше.

— Сюда, — предложил Крот, указывая на площадку, служившую основанием лестницы, ведущей из переплетения туннелей и труб на улицу.

Сверху сквозь решетку сочился тусклый свет.

Улицы были пусты и безжизненны. — Я вернусь назад, хочу убедиться, что нас не преследуют.

Он растаял во тьме, оставив им свечу. Они посмотрели ему вслед, а потом тихо опустились на землю, прислонясь спиной к стене. Пар совершенно изнемог. Он сидел, уставясь в темноту, туда, куда не доходило пламя свечи, чувствуя, как усталость все больше охватывает его.

Рядом он слышал дыхание Дамсон, ощущал тепло ее тела.

— Ты знаешь, что они с ним сделают, — наконец выговорила она. Он не ответил, по-прежнему глядя прямо перед собой. — Они превратят его в одного из своих. Используют в собственных целях.

«Да, если ухитрятся взять живым, — подумал Пар. — А может быть, все это напрасные хлопоты… Риммер Дэлл непредсказуем».

— Почему ты не заставила меня вернуться? — спросил он.

Наступило долгое молчание. Потом Дамсон произнесла:

— Я никогда с тобой так не поступлю.

Он ответил ей не сразу, оценивая важность сказанного…

— Мне очень жаль Падишара, — проговорил он наконец. — Я ведь не хотел бросать его.

— Знаю, — эхом отозвалась девушка.

Она пробормотала это как что-то само собой разумеющееся, так, что Пар даже не посмотрел на нее, чтобы убедиться, правильно ли он расслышал. Глаза их встретились.

— Знаю, — повторила она. В голосе звучала неприкрытая боль. — Это не твоя вина. Падишар взял с тебя обещание спасти меня. Он точно так же взял бы аналогичное обещание с меня, если бы мы поменялись местами. — Дамсон снова отвернулась. — Я просто рассердилась, когда увидела… — Не договорив, она покачала головой.

— С тобой все в порядке?

Она молча кивнула.

— Они знали, кто ты?

Девушка удивленно подняла глаза:

— Нет. Откуда?

Пар глубоко вздохнул:

— Крот. Там была ловушка, Дамсон. Они ждали нас, прекрасно зная, что мы придем за тобой, они знали, что ты дочь Падишара Крила.

Падишар думал, что Крот выдал нас.

В глазах девушки вновь вспыхнул гнев.

— Пар, Крот спас нас! Во всяком случае, спас тебя. Мне просто не повезло. Федераты взяли меня на улице. — Она заколебалась. — Но ведь там нас тоже подстерегали, не правда ли? Они знали… — Дамсон умолкла, не уверенная в своих словах.

— И все-таки Крот мог это сделать, — настаивал Пар. — Он мог попасться, когда вылезал искать тебя. Или раньше.

— И тем не менее помог нам бежать? — недоверчиво спросила Дамсон. — Зачем? С какой стати? Не выведи он нас из сторожевой башни, федераты схватили бы нас всех.

— Знаю. Я сам думал об этом. — Юноша покачал головой. — Но ведь они нашли нас, Дамсон. Как им удалось это? Можно подумать, порождения Тьмы прослушивают крепостные стены. Это предательство. Иногда мне кажется, что не осталось никого, кому можно доверять.

В ее улыбке отразилась горечь.

— А никого и не осталось, Пар. Никого. Разве не ясно? Есть только ты и я. Но можем ли мы доверять друг другу?

Пар в изумлении уставился на нее. Взор ее печально затуманился. Она быстро потянулась к нему, обняла и прижала к себе.

— Прости, — произнесла девушка, и Пар почувствовал, что она плачет.

— Я боялся навсегда потерять тебя, — прошептал он, спрятав лицо в ее волосах. Он почувствовал, как девушка легонько кивнула. — Я устал от всего этого. Мне хочется, чтобы все это поскорее кончилось.

Они в молчании прижались друг к другу. Уступая усталости, Пар закрыл глаза и полностью отдался своим чувствам. Ему ужасно захотелось снова оказаться в Тенистом Доле, вернуться к своей семье и к прежней жизни, чтобы был жив Колл и чтобы все было как прежде. Ему хотелось повернуть время вспять. И не нужны тогда розыски Алланона, и прекрасно можно обойтись без Меча Шаннары. И ни за что бы он не поверил в то, что могучая его сила пропадет даром.

Затем он подумал о том, как много значила для него раньше песнь желаний и что вышло из этого. Когда он кликнул грозные колдовские силы на помощь, они утопили в своей темной пучине самого хозяина, как он ни сопротивлялся.

В конце концов, он даже не знал, откликнулись ли они на его призыв или явились сами по себе, почувствовав присутствие порождений Тьмы.

Как бы то ни было, всякий раз магия сама выбирала способ и время появления, вырываясь из бездны и, словно клинок, рассекая тело врага.

При одном воспоминании об этом Пара пробрала дрожь. Это превышало его намерения. Магия уничтожила гнусных тварей не задумываясь, с маху. Чело Пара омрачилось. Нет, не магия, это его собственных рук дело. Хотел не хотел, а сделал…

Перед взором юноши еще стояли глаза убитого Падишаром солдата. Он видел, как постепенно угасала в них жизнь, и это невыносимое зрелище исторгло у него слезы. Пару был ненавистен сам факт убийства. И собственное в нем участие. Разумеется, он понимал причины, вынудившие их так поступить, но это не приносило облегчения. Впрочем, не лицемерие ли это, оплакивать одну жизнь, отнимая дюжину других?

Ему не хотелось знать ответы на эти вопросы. Какое непосильное бремя! Он понимал, что магическая сила грозного клича как-то переродилась, изменив его самого. Она приблизила его к тому, о чем говорил Риммер Дэлл, — что Пар и сам есть порождение Тьмы. В конце концов, чем они отличаются?

— Дамсон?

Из темноты раздался осторожный шепот Крота. Девушка, встрепенувшись, оторвалась от плеча Пара и посмотрела вверх. «Забавно, — подумал юноша, — Крот обращается только к ней».

Их маленький приятель, щуря раскосые глазки, выскользнул из темноты.

— Погони нет. Туннели пусты.

Дамсон перевела взгляд на Пара.

— Ну, что нам теперь делать, дитя эльфов? — прошептала она, ласково взъерошив его волосы. — Куда мы пойдем?

13
{"b":"4807","o":1}