ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Квантовое зеркало
Синдром зверя
Миф. Греческие мифы в пересказе
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Скорпион Его Величества
Эмма и Синий джинн
Рожденный бежать
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год

— Я вернусь к тебе, — повторил он. — Обещаю.

Она молча кивнула, не сводя с него глаз. Пар повернулся и вскоре скрылся за деревьями.

Глава 8

Пополудни того самого дня, когда Пар и Дамсон расстались, Морган Ли увидел наконец окраины города Варфлита. Лето склонялось к осени, стояли тягучие дни, напоенные зноем, разливающимся с первыми лучами солнца и не спадающим до позднего вечера.

Горец стоял на холме, разглядывая беспорядочную мозаику домов и кривых улочек внизу, думая, что для него теперь все пойдет по-другому.

Более двух недель назад он путешествовал в обществе Уолкера Бо. Потом Темный Родич отправился на поиски Паранора — Черный эльфийский камень служил ему ключом к воротам времени и пространства, наглухо замурованным в замке друидов, а горец поспешил вослед Падишару Крилу и братьям Омсвордам.

Две недели. Морган вздохнул. Даже пешком он должен был бы добраться до Варфлита за два дня. Но кто мог предположить такую незадачу.

«Главное — мне все-таки удалось выжить», — иронически подумал он, вспоминая события предыдущих недель. Расставшись с Уолкером, он пошел вдоль западного берега Рэбба на юг, к Зубам Дракона, и на закате следующего дня достиг нижнего рукава реки, носящего то же название, устроился там на ночлег, собираясь на рассвете перебраться на другой берег, с тем чтобы на следующий день завершить путешествие.

Перед ним простиралась знойная и пыльная равнина с раскиданными здесь и там очагами той заразы, которая охватила Четыре Земли и победоносно шествовала по ним, отравляя все вокруг. Пока Моргану удавалось обходить подобные места стороной. Однако, проснувшись, он почувствовал жар и лихорадку и так ослабел, что едва держался на ногах.

Морган напился воды и лег снова, надеясь, что недомогание пройдет само собой. Но к полудню уже с трудом мог приподнять голову.

Понимая, что ему необходима немедленная помощь, он заставил себя встать, но не мог выпрямиться: желудок сводили спазмы, а горло жгло огнем. Не имея сил на то, чтобы переправиться через реку, юноша побрел вверх по течению.

Он уже начинал бредить, когда наконец заметил фермерский домик под купой раскидистых вязов. Неспособный ни двигаться, ни говорить, Морган постучал в дверь и, когда она отворилась, рухнул на пороге.

Следующие семь дней он лежал в забытьи, время от времени ненадолго приходя в сознание, чтобы съесть и выпить то немногое, чем могли поддержать его хозяева дома. Он не различал лиц, а голоса хозяев казались ему невнятными и неразборчивыми. В бреду он кричал и метался, вновь переживая ужасы Элдвиста и Уль Бэка, снова и снова видя Оживляющую на смертном одре, испытывая те же муки отчаяния и беспомощности. Иногда ему мерещились Пар и Колл, зовущие издалека, но, несмотря на все старания, он так и не смог до них добраться.

В бреду у его изголовья неожиданно вырастали неясные угрюмые тени, единственное имя которым было Зло. Иногда он от них убегал, иногда пытался спрятаться, иногда с ними боролся, но они всегда оставались за пределами досягаемости, угрожая ему издали.

К концу недели лихорадка спала. Когда горец наконец смог открыть глаза и остановить взгляд на ухаживавшей за ним юной чете, он прочел на их лицах откровенное облегчение и понял, насколько близок был к тому, чтобы не очнуться вовсе. Болезнь совершенно лишила Моргана сил, и еще несколько дней его приходилось кормить с ложечки. Временами, самое короткое время, он бодрствовал и тогда немного разговаривал. Белокурая и голубоглазая жена фермера присматривала за ним, пока ее муж работал в поле: нередко она сочувствующе улыбалась ему и говорила, что его сны, должно быть, не из приятных. Женщина кормила юношу супом, хлебом с водой и понемногу поила элем.

Он с благодарностью поглощал все это, благословляя ее за заботы. Появлялся с поля муж, становился рядом у кровати больного и глядел на него с широкой, доброй улыбкой на красном обветренном лице. Как-то он обмолвился, что меч Моргана не потерян, а спрятан в безопасном месте, потому что в ночных кошмарах ему чудилось, будто он лишился меча.

По прошествии двух недель Морган встал на ноги и уже мог делить трапезу со своими хозяевами. С каждым днем он набирался сил, приближаясь к окончательному выздоровлению. Однако в его памяти еще жили ужасные воспоминания — ощущение беспомощности, страх перед темной и беспощадной властью болезни и ее неведомым исходом. Воспоминания эти остались с ним надолго: за последние несколько недель Морган слишком тесно сошелся со смертью, чтобы легко расстаться с этими образами. То, что он испытал и вынес за это время, оставило неизгладимый отпечаток на его лице — шрамы сражений не могли быть заметнее. Фермер и его жена догадывались, сколько ему пришлось пережить.

Они никогда ни о чем его не спрашивали, но не заметить этого не могли.

Морган предложил им денег и не удивился, когда его предложение было с негодованием отвергнуто. Прощаясь с ними на семнадцатый день своего пребывания в их доме, он потихоньку, чтобы не заметила хозяйка, высыпал половину оставшихся у него денег в карман ее поношенного старого фартука. И пока юноша не скрылся из виду, муж с женой смотрели ему вслед, словно провожая своего единственного ребенка.

Это не только задержало его прибытие в Варфлит и поиски Падишара и Пара с Коллом — у него снова появилось чувство уязвимости. Морган Ли вернулся из Элдвиста и Чарнала, все еще оплакивая гибель Оживляющей, опустошенный утратой, не переставая изумляться тому бесстрашию, с каким она, следуя отцовским желаниям, отдала жизнь ради исцеления Четырех Земель.

Оживляющая навеки осталась для Моргана загадкой, на которую он надеялся получить ответ.

Но наряду с этими воспоминаниями в нем жило ощущение гордости и силы — он одолел Уль Бэка и восстановил силу меча Ли. Когда меч снова стал целым, Морган обрел себя. Это был последний дар Оживляющей. Самые разноречивые чувства бушевали в нем все время, пока он путешествовал с Уолкером и Хорнером Дизом. Только когда Морган заболел, все отступило перед необходимостью выжить.

Теперь, глядя вниз, на город, оставив позади несчетное число жизней, прожитых им в призрачных мирах, таких призрачных, что казалось, они были прожиты кем-то другим, Морган думал о том, что стоит на пороге новой жизни.

И гадал, смогут ли те, кто знал его в прошлые времена, узнать его теперь.

Он вошел в Варфлит — обычный путник, усталый южанин, озабоченный собственными делами. Никто не обратил на него внимания, всем хватало своих тревог и забот. Морган прошел по улицам бедноты, где семьи ютились во времянках, а дети просили милостыню, и подумал о том, как мало сделал так называемый Протекторат Федерации, чтобы помочь жителям Каллахорна.

Увидел он и торговую часть города, где отвратительно смешивались запахи стряпни и отбросов, где купцы визгливо расхваливали товары, стоя у лотков и прилавков, а лавочники лебезили перед теми, кто звенел деньгами в кармане. Сея мрачное уныние, расхаживали солдаты Федерации.

Они выглядели чужаками — люди, которых угрозами принудили служить в полиции. «Содрать бы с них оружие и униформу, — сердито размышлял горец, — и не отличишь солдата от простого горожанина».

Он разыскал лавку и, истратив почти все оставшиеся деньги, приобрел пару штанов, тунику, плащ и новые башмаки. Собственная его одежда была так безнадежно изношена, обтрепана и испачкана, что, уходя из лавки, он бросил это рванье, оставив себе только оружие. Он спросил, где находится «Свисток», хотя и понятия не имел, что это такое, и услышал от лавочника, что это трактир в центре города, на Виверн Сплит.

Пробираясь сквозь толпу под знойными лучами послеполуденного солнца, Морган вспомнил инструкции, полученные от Падишара Крила много недель назад. Он должен прийти в «Свисток» и показать кольцо с соколом женщине по имени Мэтти Ро. Она будет знать, где найти Падишара. Морган нащупал кольцо в кармане, куда заботливо припрятал его до той поры, когда в нем возникнет необходимость. Как часто он сомневался, что такое время когда-нибудь придет.

19
{"b":"4807","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как купить или продать бизнес
Рой
Черный кандидат
Лживый брак
Мягкий босс – жесткий босс. Как говорить с подчиненными: от битвы за зарплату до укрощения незаменимых
Опасное увлечение
Дама сердца
На первый взгляд
Кровавые обещания