ЛитМир - Электронная Библиотека

Сначала моя сестра, затем мать, братья и отец.

То же самое происходило с людьми на других фермах. За несколько месяцев умерли все. Одна из уцелевших женщин подобрала меня и увезла с собой в Варфлит. Мы были последними. Мне исполнилось тогда шесть лет. — Девушка говорила об этом как о заурядном событии, да и манера рассказывать была тоже самая обычная.

Закончив рассказ, она снова огляделась по сторонам. — Завтра, кажется, будет дождь, — подытожила она.

Молодые люди уснули и мирно спали до рассвета. Позавтракав хлебом, сыром и фруктами, они вновь двинулись па север. Небо было затянуто тучами, и спустя некоторое время после их переправы через Рэбб стал накрапывать дождь.

Сошлись грозовые тучи, в сумраке засверкали молнии. Когда дождь перешел в ураган, путники укрылись под сенью старого клена с подветренной стороны скал. Стряхнув воду с лиц и одежды, Морган и Мэтти уселись, чтобы переждать бурю. Воздух стал прохладнее, на равнину обрушивались потоки воды.

Молодые люди сидели бок о бок, прислонившись к стволу дерева, вглядываясь в дымку чад долиной и прислушиваясь к шуму дождя.

— Как ты встретилась с Падишаром? — после некоторой паузы спросил девушку Морган.

Она обвила руками колени. Капельки воды жемчугом катились по ее лицу и сверкали в черных волосах.

— Когда я достаточно выросла, чтобы работать, то поступила в учение к Хайресхону. Он научил меня ковать железо и сражаться. Скоро я владела обоими этими искусствами не хуже его самого. Он поведал мне о Движении, там-то я и познакомилась с Падишаром.

В голове Моргана вихрем пронеслись воспоминания о Хайресхоне. Он позволил им на некоторое время задержаться, а затем решительно отогнал в сторону.

— И давно ты приглядываешь за «Свистком»?

— Года два. Это дает возможность узнавать кое-что полезное для свободнорожденных. Подходящее место — пока.

Горец поднял глаза:

— Но не такое, где тебе хотелось бы остаться надолго, ты это имеешь в виду?

Девушка подарила ему кроткую улыбку:

— Оно не для меня.

— А что для тебя?

— Пока не знаю. А ты?

Он обдумывал вопрос.

— Пожалуй, я тоже пока не знаю. Не позволял себе задумываться о чем-нибудь, кроме того, что произошло за последние несколько недель. Я бежал так быстро, что у меня не было времени остановиться и поразмыслить.

Мэтти откинулась назад:

— А я не бежала. Оставалась на одном месте и ждала, когда что-нибудь произойдет.

Горец повернулся к ней:

— Со мной было то же, пока я не отправился на север. Я проводил все свое время в размышлениях о том, как бы отравить жизнь захватчикам, федератам, — всем этим солдатам и офицерам, живущим в доме моих предков. Мне казалось, я что-то делаю, но на самом деле я просто топтался на месте.

Она с любопытством посмотрела на него:

— Теперь вместо этого ты бежишь вперед. Это лучше?

Юноша улыбнулся и пожал плечами:

— По крайней мере, видишь новые земли.

Дождь утих. Небеса начали светлеть, и путники пустились в дорогу. Вскоре Морган обнаружил, что то и дело поглядывает на Мэтти Ро, любуясь выражением ее лица, линиями тела и изящной походкой. Ему казалось, что под сдержанной манерой скрывается натура загадочная и привлекательная. В ней, холодной, рассудительной с виду, таились сильные и глубокие чувства.

Морган верил, что эта девушка способна решительно на все, хотя и не мог объяснить себе, почему ему так кажется.

Около полудня Мэтти повернула к скалам, и молодые люди стали подниматься к Зубам Дракона. Небольшая роща загораживала вид на вершины гор и лежащую внизу равнину. Миновав заросли, путники оказались у самого подножия хребта. Тропинка затерялась среди деревьев, поэтому дальше горцу и девушке пришлось лезть по крутым склонам, пробираясь среди обломков скал. Подозрительный Морган не был уверен в том, что Мэтти Ро знает, куда они идут. Но они все-таки добрались до перевала и, перейдя через него, пролезли в расщелину между камнями, оказавшись в глубокой теснине. Скалы так плотно смыкались над головой, что наверху можно было разглядеть только узкую полоску, по которой плыли облака. При появлении путников птицы покидали насиженные места и взлетали к солнцу. По каньону гулял ветер, издавая заунывные пронзительные звуки.

Когда путники остановились хлебнуть воды из фляги, Морган взглянул на девушку, чтобы проверить, как она выносит утомительное путешествие. На ее смуглом лице выступили бисеринки пота, но дыхание было легким. Мэтти перехватила взгляд горца, и тот поспешно отвернулся.

Углубившись в расщелину, Мэтти Ро повела своего спутника к нагромождению огромных валунов. За ними обнаружился проход, ведущий в глубину стены каньона. Путники вошли туда и начали подъем по крутой вьющейся тропе к открывающейся наружу площадке, примерно на половине пути к вершине. Морган осторожно посмотрел вниз. У ног обрывалась отвесная круча. С того места, где они стояли, вверх вилась узенькая тропинка — невидимая снизу трещина.

Молодые люди взобрались по ней до вершины утеса, а оттуда, обойдя его по краю, дошли до новой расщелины, чуть шире обычной трещины в скале, так что пролезть туда можно было только по очереди. У расщелины Мэтти Ро остановилась.

— Через несколько минут за нами придут, — объявила она, вытаскивая флягу с водой и протягивая горцу.

Он отклонил ее предложение. Если она не испытывает жажды, то уж он тем более.

— Откуда они узнают, что мы здесь? — поинтересовался он.

По лицу ее скользнула улыбка:

— Они наблюдают за нами последние несколько часов. Разве ты не заметил их?

Конечно же, он их не заметил, и Мэтти прекрасно это знала, так что Морган с напускным безразличием пожал плечами и ушел от ответа.

Очень скоро из мрака расщелины показались два суровых бородатых человека, вооруженных длинными луками и ножами. Они небрежно кивнули Мэтти Ро и Моргану и сделали знак следовать за ними. Цепочкой по одному маленький отряд скрылся в щели и проследовал по туннелю, пробитому внутри скального выступа.

Морган поднимался не без некоторого усилия, отметив про себя, что Мэтти Ро, в отличие от него, выглядит так, словно совершает послеобеденную прогулку.

Наконец путники достигли плато, простирающегося на север, юг и запад. Отсюда открывался потрясающий вид на гряду Зубов Дракона и лежащие окрест земли; вряд ли Моргану когда-либо приходилось видеть нечто подобное. Приближался вечер, и по небу, над поволокой тумана, застилавшей горные вершины, разлилось ослепительно пурпурное сияние. «Отсюда и пошло название Огненный Плес», — подумал Морган. С востока плато ограничивала живая стена буйно разросшихся елей и кедров. Там разбили лагерь повстанцы, среди деревьев виднелись крыши их хижин, в выложенном камнями углублении курились костры, на которых они готовили себе пищу. Здесь не было защитных укреплений, подобных оборонной линии Уступа, ибо плато обрывалось отвесно вниз и один человек мог выдержать натиск целой армии. По крайней мере так все выглядело с того места, где стоял Морган, и он полагал, что точно так же плато защищено со всех остальных сторон, хотя оно и раскинулось примерно на четыре мили в ширину. Единственным путем наверх, судя по всему, была приведшая их сюда тропа. Однако Морган хорошо знал Падишара Крила и был уверен, что есть по крайней мере еще один путь.

Он обернулся, когда навстречу им с топотом вылетела знакомая дородная фигура: лицо изборождено шрамами, недостает глаза и уха, во все стороны торчит лохматая черная борода. Кхандос горячо обнял Мэтти Ро, чуть не раздавив ее в крепких объятиях, а потом добрался и до Моргана.

— Горец! — радостно завопил он, мощным пожатием стискивая руку Моргана. — Как здорово, что ты снова с нами!

— Как здорово вернуться к вам, — ответствовал Морган с гримасой боли, освобождая руку. — Как дела, Кхандос?

Гигант покачал головой:

— Неплохо, если учитывать все, что произошло. — В черных глазах вспыхнули скорбь и гнев, челюсти крепко сжались. — Пойдемте со мной, поговорим.

23
{"b":"4807","o":1}