ЛитМир - Электронная Библиотека

Все-таки ей сильно не хватало его, этого странного и непредсказуемого существа из мира, принесшего эльфам столько горя, существа, всегда остававшегося ей другом.

Уже стемнело, солнце закатилось, по небосклону пригоршней ярких искр рассыпались звезды, над верхушками деревьев показался тонкий серп тающей луны, тихие ночные звуки обещали мирный глубокий сон. «Вот мне бы поспать, как в детстве», — думала девушка. Однако встреча с Большим Советом не сулила безмятежности: ей придется решать чужие судьбы…

Какое бремя! Какая ответственность!

Миновав Черных Стражей, Рен покинула Сады. Еле уловимые в темноте звуки выдавали присутствие Придворной Гвардии, сопровождающей свою повелительницу. Иногда Рен хотелось снова сделаться девушкой-скиталицей, вести прежнюю беззаботную жизнь, позабыв обо всем на свете.

Ах, не нужен ей королевский титул, не нужны ей эльфийские камни — голубые талисманы, хранящиеся в кожаном мешочке у нее на груди. Камни эти были знаком магической силы, унаследованной ею от матери и отданной ей во владение. Она распрощалась бы с нынешней жизнью с такой же легкостью, с какой бабочка оставляет кокон…

Кем? Кем она стала бы? — вот что занимало ее.

Сказать по правде, этого она не знала, а если бы и знала, это не имело никакого значения.

***

Когда через четверть часа Рен появилась в зале Большого Совета, те, кого она призвала, уже ожидали ее за столом заседаний. Она вошла в сопровождении Тигра Тэя, не желавшего принимать удар на себя и потому согласившегося войти в зал только вместе с повелительницей, и направилась прямо к своему креслу. Все присутствующие почтительно поднялись, но девушка небрежным жестом велела им сесть.

Зал поражал размерами. Высокие стены из камня и дерева поддерживали звездный купол потолка, возведенный из массивных дубовых балок. Большой Совет заседал на подиуме в дальнем конце помещения, рядом с троном эльфийских королей. Помост был декорирован знаменами правящих эльфийских родов, в центре стоял древний круглый стол с двадцатью одним креслом вокруг. У противоположной стены располагались скамьи для публики, хотя не все заседания Большого Совета бывали открытыми.

Этой ночью вместе с королевой в тронном зале находились шестеро членов Совета, весь его внутренний круг. Здесь были: Трисс — капитан Придворной Гвардии; Этон Шарт — первый министр; Барсиммон Оридио — главнокомандующий эльфийской армии; Перек Арундел — министр торговли; Джаллен Рул — министр обороны и Фруарен Лаурел — министр исцеления.

Только Лаурел была новичком в Совете. Ее избрали по настоянию Рен, которая хотела, чтобы у нее был министр на таком важном участке работы. Лаурел, женщина средних лет с ровным и дружелюбным нравом, была привычной к тяжелому труду; однако, как и Рен, она еще не прошла испытания в деле. У остальных членов Совета Лаурел не пользовалась авторитетом. Она нравилась Рен, но девушка не была уверена в том, что целиком может положиться на нее.

Это выяснится сегодняшней ночью.

Рен встала лицом к Большому Совету.

— Я просила Крылатого Всадника Тигра Тэя принять участие в этом заседании, поскольку предмет обсуждения непосредственно касается его народа. — Она объявила об этом, как о деле решенном и не требующем ничьего согласия, и пригласила неказистого Крылатого Всадника, который застыл у дверей, выйти вперед. — Садись здесь, — указала она ему на свободное место рядом с Фруарен Лаурел.

Тигр Тэй сел. Совет затих. Все присутствующие ждали, что скажет Рен. Двери по приказанию Рен были заперты и охранялись Придворной Гвардией до тех пор, пока она не позволит открыть их вновь. В скобах, укрепленных на каменных стенах, и в специальных подставках вдоль торцовых стен зала горели факелы. Смоляной дым уходил к потолку и втягивался в пробитые в нем отверстия. Мглистый воздух был напоен ароматом смолы.

Рен выпрямилась. Она не удосужилась поменять одежду, решив не исполнять на сей раз требований этикета. Пусть ее принимают такой, какова она есть. Фаун девушка оставила в своих покоях. Ей очень хотелось, чтобы сейчас рядом с ней стоял Коглин, или Уолкер Бо, или еще кто-нибудь из друзей, ныне то ли умерших, то ли пропавших в неизвестности. Но напрасные мечтания! Если она надеется преуспеть в своих намерениях, то рассчитывать надо только на себя.

— Министры, члены Совета, друзья мои, — начала она, переводя взгляд с одного лица на другое. Голос ее звучал размеренно и спокойно. — Всего за несколько недель мы прошли длинный путь. Сколько всего случилось в жизни эльфийского народа за это время. Никто из нас не мог знать, как повернется наша судьба; возможно, многим хотелось бы, чтобы все произошло иначе. Но мы здесь, с этим уже ничего не поделаешь. В Морроуиндл не вернуться, а перед нами лежат Четыре Земли. Отправляясь сюда, мы были готовы к борьбе с Федерацией, с порождениями Тьмы, с жестоко изуродованной эльфийской магией, с нашим прошлым, ожившим и ставшим нашим будущим. Пришел час проверки этой готовности. — Рен на мгновение сделала паузу, переводя дыхание, во взгляде ее была непреклонность. — Вчера Крылатые Всадники заметили армию федератов, направляются к нам из глубины Южной Земли. Сегодня я вместе с Тигром Тэем летала на юг, чтобы взглянуть на противника. Мы обнаружили армию в Тирфинге, на расстоянии одного дневного перехода от озера Мериан. Армия эта по численности в десять раз превышает нашу, и ее сопровождают осадные боевые машины и повозки с провиантом, которого хватит на несколько месяцев. Она движется на северо-восток. Федераты разыскивают нас. Насколько я могу судить об этом, они будут здесь дней через десять.

Она молчала, переводя взгляд с одного лица на другое.

— В десять раз больше нашей? — с сомнением переспросил Барсиммон Оридио. — Насколько точны твои подсчеты, повелительница?

Рен предвидела этот вопрос. Она перечислила ему колонну за колонной, отряд за отрядом, назвала точное число машин и повозок, всадников и пехотинцев, ничего не упустив. Когда она закончила, главнокомандующий был мертвенно-бледен.

— Армия такой численности попросту сметет нас с лица земли, — тихо произнес Этой Шарт. Как всегда, он сидел выпрямившись, сложив руки на столе перед собой, сохраняя совершенно непроницаемое выражение лица.

— Если мы примем бой, — поправил его Джаллен Рул. Министр обороны был худощав и сутул, низкий рокочущий баритон его, казалось, не соответствовал впалой груди. — Западная Земля обширна.

— Ты предлагаешь нам сбежать? — недоверчиво спросил Барсиммон Оридио.

— Этого нельзя делать, — коротко бросил Этон Шарт. — Мы не можем отдать город и оставить Элькрис на волю случая. Если уничтожат Элькрис, Запрет падет. Лучше нам всем погибнуть, чем допустить такое.

Наступило долгое молчание. Министры вопросительно переглядывались друг с другом.

— Можно ли с ними договориться? — спросил Перек Арундел, непоправимый любитель компромиссов. Он был довольно привлекателен, но проницателен и умен. Арундел огляделся по сторонам. — Неужели нельзя на взаимоприемлемых условиях заключить мир с Коалиционным Советом?

Этон Шарт покачал головой:

— Я уже пытался. Коалиционный Совет является рупором порождений Тьмы. Любое соглашение подразумевает оккупацию западных земель и согласие служить Федерации. Я не думаю, что мы проделали путь из Морроуиндла сюда именно для этого. — Он взглянул на Рен. — А что ты думаешь, повелительница? Я полагаю, ты уже оценила ситуацию.

Рен была готова к этому вопросу.

— Мне кажется, у нас есть два пути. Либо мы укрепляем Арборлон и ждем здесь армию Федерации, либо собираем собственную армию и выходим им навстречу.

— Навстречу? — ужаснулся Барсиммон Оридио. Его тяжелые плечи протестующе приподнялись, старое лицо нахмурилось. — Ты сама сказала, что их силы в десять раз превосходят наши.

Какой смысл торопить события?

— В этом случае мы не позволим диктовать нам время, место и обстоятельства встречи, — отозвалась девушка. Она все еще стояла, сохраняя преимущество своей позиции: она могла смотреть на советников сверху вниз, а они были вынуждены глядеть на нее снизу вверх. — И я ничего не сказала про то, что произойдет, когда мы выйдем им навстречу.

34
{"b":"4807","o":1}