ЛитМир - Электронная Библиотека

Он высек искру, поджег смоляную верхушку факела, и они втроем зашагали по подземным туннелям. Крот проворно шел впереди, привычно прокладывая дорогу, уводя их все глубже под город, все дальше от его стен. Крики погони совсем стихли. «Даже если солдаты Федерации и найдут потайной ход, они быстро заблудятся в туннелях», — решил Пар. Вдруг он сообразил, что все еще сжимает Меч Шаннары, и после секундного колебания вложил его в ножны. ;

Время шло, и каждый шаг отдалял Пара от Дамсон. Он страстно желал помочь ей, но, бросив взгляд на Падишара, убедился, что нужно держать язык за зубами. Конечно, Падишар беспокоится за нее не меньше, чем он.

По каменному мостику они пересекли медлительный поток и вступили в туннель, такой низкий, что приходилось ползти едва ли не на четвереньках. У выхода потолок снова поднялся, и путники, вынырнув из сплетения туннелей, очутились около двери. Крот протянул руку, тяжелый замок открылся, и дверь распахнулась.

Их взору предстала свалка допотопной мебели и разного хлама. Если это была и не та самая рухлядь, которую Крот утратил неделю назад при бегстве от федератов, то, во всяком случае, точная ее копия. На старом кожаном диване рядком сидели игрушечные звери, их пуговичные глазки, тускло поблескивая, уставились на вошедших. Крот с ликованием бросился к ним.

— Смельчак Чатли, милочка Эвелинд, моя Вестра и малышка Лида. — Имена остальных потонули в тихом бормотании, слишком слабом, чтобы разобрать его слова. — Здравствуйте, мои детки. Все в порядке? — Он расцеловал их одного за другим и осторожно усадил обратно. — Нет-нет, гадкие твари не отыщут нас здесь, обещаю.

Падишар передал факел Пару, добрел до таза с водой и окунул усталое и грязное лицо в холодную воду.

Умывшись, он тяжело оперся о стол обеими руками и устало свесил голову.

— Крот, мы должны выяснить, что сталось с Дамсон.

Крот обернулся.

— Крошка Дамсон?

— Она была рядом со мной, — пытался объяснить Пар, — а потом солдаты разъединили нас и…

— Знаю, — прервал его Падишар. — Это не твоя вина. И никто не виноват. Может, ей удалось убежать, хотя их там было так много… — Он шумно перевел дыхание. — Крот, нам нужно узнать, не схватили ли они ее.

Крот лениво сощурился, его острые глазки сверкнули.

— Эти туннели идут под темницами федератов. А некоторые проложены прямо в стенах.

Можно этим воспользоваться и кое-что кое-где подслушать.

— И в сторожке, Крот. — Взгляд Падишара был непреклонен.

Наступило долгое молчание. Пар похолодел.

«Нет, Дамсон! Только не туда!»

— Я хочу пойти с ним, — тихо попросил он.

— Нельзя. — Для большей убедительности Падишар тряхнул головой. — В одиночку Крот может передвигаться быстрее и тише. — В его глазах, как и в глазах Пара, светились отчаяние и надежда. — Я не меньше тебя хочу пойти туда, малыш.

Она…

Падишар замолк в нерешительности, и Пар кивнул:

— Она говорила мне.

Они молча посмотрели друг на друга. Крот, жмурясь, неслышно, как кошка, прокрался к выходу.

— Ждите здесь, пока я не вернусь, — велел он. И исчез.

Глава 3

Долог и труден был путь, приведший Пара Омсворда от Хейдисхорна, где он встречался с тенью Алланона, сюда, в подземное логово Крота. Он стоял теперь в этом странном жилье среди обломков человеческих жизней.

А не такова ли, по сути дела, и его собственная жизнь…

Дамсон…

Он зажмурился, удерживая подступающие слезы, не в силах справиться с болью утраты.

Только теперь он по-настоящему осознал, как много она для него значила.

— Пар, — тихо окликнул его Падишар, — иди умойся, малыш. Ты совсем измучился.

Пару нечего было возразить, вымотанный физически и душевно, он лишился последних сил, последних надежд, разбившихся, как редкая ваза или хрустальный бокал.

Прежде чем потушить факел, он отыскал несколько свечей и зажег их. Потом подошел к тазу с водой и медленно, как будто совершая некий ритуал, стал смывать с себя грязь и кровь, словно очищаясь от зла, окутавшего его во время поисков Меча Шаннары.

Меж тем меч все еще висел у него на поясе.

Пар прервал умывание и, отстегнув ножны, прислонил оружие к старому комоду с потрескавшимся зеркалом. Юноша смотрел на клинок как на врага. Меч Шаннары — это и вправду он?

Пар еще не знал. Алланон велел ему найти Меч Шаннары, и, хотя прежде юноше казалось, что удача улыбнулась ему, теперь он не исключал возможности поражения. Гибель Колла, его, Пара, личное горе и борьба за жизнь в катакомбах Тирзиса заставили его на время позабыть о собственном предназначении. Интересно, сколько заветов Алланона было пущено по ветру и рассеялось без следа. Он гадал, неужели Уолкер и Рен все еще думают то, что думали прежде…

Пар кончил умываться, вытерся и, повернувшись, увидел, что Падишар уже сидит за колченогим столом, недостающую ножку которого заменила перевернутая корзина. Вождь свободнорожденных поедал хлеб с сыром, запивая их элем. Он кивком указал Пару на место рядом с собой — там уже стояла тарелка, полная снеди.

Житель Дола медленно добрел до стола, рухнул на скамью и принялся за еду.

Он оказался голоднее, чем думал, и в считанные минуты расправился с едой. Вокруг, словно светлячки безлунной ночью, мерцали и трепетали огоньки свечей. Тишину нарушал лишь перезвон далекой капели.

— Ты давно знаешь Крота? — спросил Пар у Падишара, чтобы прервать тишину и невыносимое одиночество, охватившее его.

Падишар сжал губы. Морщины избороздили его лицо, оно казалось неумело отлитой бронзовой маской, олицетворяющей недоумение.

— Примерно год. Как-то раз ночной порой у Дамсон было с ним свидание в парке, а я сопровождал ее. Не знаю, где они познакомились. — Он бросил взгляд на игрушечных зверей. — Крот со странностями, но за ней пойдет в огонь и в воду, в этом уж будь уверен.

Пар молча кивнул.

Падишар с размаху откинулся на спинку скамьи, так что та затрещала.

— Расскажи мне про Меч Шаннары, малыш, — попросил он, поигрывая пустой кружкой из-под эля. — Он настоящий?

Пар против воли улыбнулся:

— Хороший вопрос, Падишар. Я бы и сам хотел это знать.

Он рассказал предводителю свободнорожденных о том, что случилось с ним после сражения и бегства из Преисподней — как Дамсон обнаружила братьев Омсворд в Народном парке, как они решили последний раз спуститься в Преисподнюю, чтобы завладеть мечом, как он неожиданно столкнулся в склепе с Риммером Дэллом и без борьбы получил от него то, что все звали священным талисманом, как погиб Колл и, наконец, как Дамсон и он вместе бежали и до нынешнего дня скрываются в Тирзисе.

Но Пар скрыл от Падишара предупреждение Риммера Дэлла, что, подобно Первому Ищейке, Пар принадлежит к порождениям Тьмы. Ибо если это правда…

— Вот я и ношу его, Падишар, — завершил он рассказ, отгоняя от себя мысли и показывая Падишару на запыленный клинок, — потому что надеюсь рано или поздно выяснить, настоящий ли он…

Падишар нахмурился:

— Здесь что-то не так, какая-то ловушка. Риммер Дэлл не способен испытывать к кому бы то ни было дружеские чувства. Либо оружие поддельное, либо у Риммера Дэлла есть серьезное основание полагать, что тебе с ним не управиться.

«Если я порождение Тьмы…» — подумал Пар.

Он судорожно глотнул, отгоняя страх.

— Знаю. Пока я действительно не способен им владеть. Я много раз испытывал меч, пытался разбудить дремлющую в нем волшебную силу, но все напрасно. — Он помолчал. — Только однажды, в Преисподней, после того как Колл…

Я подобрал меч там, где уронил его, и прикосновение к нему обожгло меня, как раскаленный уголь. На одно мгновение. — Пар снова вызвал в памяти те события. — Страшная сила заклинания еще не рассеялась. Я сжимал пылающий клинок, но потом магическая сила растаяла, а Меч Шаннары снова стал холодным.

Великан кивнул:

— Значит, это он. Волшебная сила заклинаний каким-то образом враждует с силой, заключенной в Мече Шаннары. Отсюда и твои ощущения, не так ли? Разве магические силы не могут противоборствовать? Если это правда, Риммер Дэлл мог спокойно отдать тебе меч и навсегда забыть о случившемся.

4
{"b":"4807","o":1}