1
2
3
...
46
47
48
...
108

Рен охотно поверила этому утверждению. Ей не слишком-то понравился облик птички. Заставив себя оторвать от нее взгляд, девушка перевела его на мальчика.

— Ты можешь поужинать и переночевать здесь, Тиб, — предложила она. — Но разве ты не отправишься поутру назад передать свободнорожденным, где мы? Нам нужно, чтобы они как можно быстрее оказались здесь.

Он покачал головой:

— Они уже в пути. И от меня теперь ничего не зависит. Когда они приблизятся, пришлют сообщение с другой птицей. Тогда я отправлю в ответ Глуна. — Мальчик улыбнулся. — Они найдут нас, не беспокойся. Но я останусь с тобой, моя королева. И буду служить тебе.

— Ты лучше послужишь королеве, если отправишься назад, — безапелляционно оборвал его Десидио.

Тиб растерянно заморгал, вконец смутившись.

— Но.., но я не хочу идти назад! — выпалил он. Сейчас он выглядел совсем ребенком. — Я хочу остаться здесь. Должно произойти что-то важное, не так ли? Я хочу участвовать в этом. — Он бросил быстрый взгляд на Рен. — Вы ведь эльфы, моя королева, а до сих пор еще никто не видел эльфов, никто, никогда! Я.., ведь сначала не меня собирались отправить с этим поручением.

Я так старался заслужить это право… Не заставляйте меня сразу же идти назад. Я могу вам чем-нибудь помочь, право же, могу. Пожалуйста, моя госпожа! Я проделал такой путь, чтобы отыскать вас. Позвольте мне остаться хоть ненадолго.

— А заодно и Глуну, не так ли? — улыбнулась Рен.

Мальчик тут же откликнулся улыбкой:

— О, Глун будет сидеть поодаль, пока я не позову его. — Он тряхнул рукой, и боевой сорокопут, мгновенно сорвавшись с перчатки, исчез в вышине. Наблюдая за его полетом, Тиб сообщил:

— Вообще-то он сам о себе заботится.

Рен взглянула на Десидио, но тот с сомнением покачал головой. Тиб сделал вид, что не заметил этого жеста, глаза его по-прежнему были устремлены в небо.

— Тиб, почему бы тебе не пойти и не съесть чего-нибудь, а потом поспать, — посоветовала девушка. — Утром у нас найдется время обо всем поговорить.

Мальчик, прищурившись, поглядел на нее, кивнул и послушно пошел вслед за Десидио. Возвращающийся от костров с полной тарелкой всякой снеди Тигр Тэй бросил на мальчика проницательный взгляд и повернулся к Рен.

— Уж не боевого ли сорокопута я видел? — пробурчал он. — Ну и мерзкие птицы! Трудно поверить, что этот мальчишка ухитрился выдрессировать такую. С ними гляди в оба, а не то сами усядутся тебе на шею и давай командовать.

— Они очень опасны? — поинтересовалась Рен.

— Убийцы, — кратко ответил Крылатый Всадник. — В клочья могут разодрать любую добычу, даже болотного кота. Если примутся за кого, то не остановятся. Говорят, в старину их использовали для охоты на людей. Они ловки и беспощадны. — Он тряхнул головой. — Поганые твари, я же говорю.

Девушка поглядела на Трисса:

— Думаю, небольшое удовольствие видеть ее в окрестностях лагеря.

Тигр Тэй встрепенулся:

— Уж это точно. — Он потянулся. — Пора спать. Наши прилетели час назад, если вы не видели. Завтра утром мы снова отправимся на разведку. Доброй ночи.

Сутулый и кривоногий, ковыляя, он скрылся во тьме, раскачиваясь из стороны в сторону, словно случайно задетое кресло-качалка. Рен и Трисс безмолвно смотрели ему вслед. Когда Крылатый Всадник скрылся из виду, они переглянулись.

— Я отошлю Тиба назад, — произнесла девушка.

Трисс кивнул.

Больше они не перемолвились ни словом.

***

Рен, завернувшись в легкое шерстяное одеяло, спала у костра. Ей что-то снилось, но сны сразу забывались. Дважды она просыпалась от ночных звуков — тонкого попискивания и гудения, легкого шороха кустов, шевеления каких-то незримых созданий высоко в ветвях. Было тепло, в воздухе — ни ветерка, в безмятежной тишине все звуки и шумы разносились особенна отчетливо. Вокруг девушки расположилась Придворная Гвардия; в дюжине футов от нее спал Трисс. В поле зрения девушки попадали смутно вырисовывающиеся во тьме силуэты дозорных. Под мышкой у нее, уютно свернувшись, посапывала Фаун. Медленно тянулась ночь, и девушка тихо покачивалась на волнах дремоты, на грани сна и бодрствования.

Наступил самый темный и глухой час ночи;

Рен в очередной раз открыла глаза: из тьмы, прямо перед ее носом, вынырнула остренькая мордочка. Девушка испуганно подскочила.

— Тес! Потише, Рен Элессдил! — произнес у нее над ухом знакомый голос.

Она поспешно приподнялась на локте:

— Стреса!

Фаун обрадованно заверещала, и иглокот резко зашипел на нее. Подобравшись поближе, он уселся на задние лапы и уставился на девушку своими странными голубыми глазами.

— Мне что-то не захотелось отпускать тебя одну, пфф.

Сама того не желая, она улыбнулась:

— Ты напугал меня чуть не до смерти! Как ты сумел пробраться мимо стражи?

Иглокот облизнулся длинным тонким языком, и Рен могла поклясться, что он ухмыляется.

— И в самом деле, эльфийка, как я сумел?

Они всего лишь люди. Сссст! Если сомневаешься, пошли меня обратно в Морроуиндл. — Глазки его сверкнули, потом хитро сощурились. — Хотя, если подумать, пожалуй, не стоит. Мне нравится и здесь, в твоем мире.

Рен ухватила удиравшую в кусты Фаун поперек животика.

— Я рада, что ты здесь, — сообщила она иглокоту. — Иногда я волнуюсь за тебя.

— Волнуешься за меня. Пфф! Чего-чего? После Морроуиндла меня ничего не пугает. Это славный мир, в нем можно жить, Рен из семейства эльфов.

— Но там, куда мы идем, он не очень-то славный. Ты знаешь это?

— Хссст. Слышал. Куча мерзких тварей, как в Морроуиндле. Но насколько они страшны, эльфийка? Такие же мерзкие, как гнусные вистероны?

Влажный нос иглокота поблескивал в свете звезд.

— Нет, — ответила Рен. — По крайней мере, насколько мне известно. Там люди, но их гораздо больше, чем нас, и они твердо решили нас уничтожить.

Стреса несколько секунд обдумывал это сообщение.

— Ну, это лучше, чем чудовища.

— Да, лучше. — Она вдохнула теплый воздух. — Но некоторые из них способны стать чудовищами.

— Так, значит, ничего не изменилось? — Иглокот встопорщил усы и поднялся. — Хсст, я буду неподалеку от тебя, но ты меня не увидишь.

Если я тебе понадоблюсь, только позови, пфф!

— Можешь остаться, — предложила Рен.

Стреса фыркнул:

— В лесу у меня безмятежное состояние. Да и безопаснее там. Ррроу! Там и тебе безопаснее, да ведь ты не пойдешь. Я буду твоими глазами.

Хсст! Что бы я ни увидел, ты первой узнаешь об этом. — Он снова облизнулся. — Приглядывай-ка за собой, Рен Элессдил. Не забывай Морроуиндл.

Она кивнула:

— Не забуду.

Стреса повернулся и двинулся прочь.

— Пошли за мной скрипелку, если я тебе понадоблюсь, — прошептал он напоследок и растаял во тьме.

Некоторое время девушка смотрела ему вслед, покачивая на руках маленькую теплую Фаун.

Наконец она снова легла, улыбнулась и закрыла глаза. Поняв, что иглокот пришел сюда ради нее, она почувствовала себя много лучше.

Через несколько секунд она погрузилась в сон и больше не просыпалась до самого утра.

Глава 17

На рассвете авангард эльфийской армии был готов снова выступить в путь. Рен призвала к себе Тиба Арне и сообщила, что отсылает его назад, к свободнорожденным. Он должен рассказать им, что нашел эльфов, и попросить двигаться как можно быстрее. Рен заверила его, что для нее это важно, и только это вынуждает королеву с ним расстаться. Она сказала ему, что с нетерпением ждет его возвращения после исполнения задания. Тиб сперва надулся и выразил явное недовольство, но затем признал, что Рен права, и обещал сделать все, чтобы поторопить свободнорожденных. Десидио отправил с мальчиком двух эльфийских стрелков в качестве эскорта и охраны, несмотря на его неоднократные протесты и уверения, что ему никто не нужен, — и троица зашагала через долину к Стреллихеймским равнинам. Глун не показывался, чему Рен была несказанно рада.

47
{"b":"4807","o":1}