ЛитМир - Электронная Библиотека

— Признаюсь, я и сам удивлен тем, как легко позволил тебе убедить меня.

— Ты был убежден доводами разума, — поправила его девушка. — Это совсем другое дело.

Они обменялись взглядами.

— Ну что, все решено? — хрипло спросил Тигр Тэй.

— Все, кроме стратегии, — отозвалась Рен. — Ее я оставляю на ваше усмотрение. Но поймите, я иду с вами. Нет, Тигр Тэй, не спорь. Посмотри на Трисса — он уже согласился.

Бросив на девушку мрачный взгляд, Крылатый Всадник подавил готовые вырваться у него возражения.

— Когда мы выступим, повелительница? — поинтересовался Эрринг Рифт. Его черные глаза сверкали.

Рен поднялась на ноги.

— Конечно же этой ночью. Как только они заснут. — Она направилась в сторону лагеря. — Я иду умыться и поесть. Дайте знать, когда составите план.

День подходил к концу. Запад окрасился в яркие алые и пурпурные тона. Медленно плыли по небу подсвеченные закатом облака. Потом свет начал меркнуть, однако все еще было душно. От застывших в воздухе зловонных испарений одежда липла к телу, а кожа зудела и чесалась. И ни дуновения ветерка, которое разгоняло бы их. Эльфы второпях поели и попытались уснуть, но в лесной чаще было еще тяжелее, чем на открытом пространстве. Когда приблизилась полночь, Десидио разбудил эльфийских стрелков, велел им одеваться и вооружаться и тихо вывел на равнину. Маленький отряд неслышно отправился к возвышавшемуся на севере холму, скрывавшему спящую армию федератов.

Рен пошла вместе с ними, желая воочию увидеть местность, прежде чем подняться в воздух вместе с Крылатыми Всадниками. Она шла с подразделением Придворной Гвардии под предводительством Трисса и Десидио. Для маскировки эльфы облачились в зелено-коричневые, под цвет леса, одеяния, на них были высокие сапоги, широкие пояса и длинные перчатки, защищающие от колючих кустов и зарослей. Девушка надела заплечный мешок, в котором разместилась Фаун (зверек наотрез отказался оставаться в лагере), а на шее Рен висела небольшая кожаная сумка с эльфийскими камнями. К запястью крепится браслет с метательными ножами, в сапоге был спрятан кинжал. «Вооружена до зубов», — подумала она. Отряд преодолел небольшое расстояние по равнине верхом, а затем спешился и направился туда, где пластались по земле ряды эльфийских стрелков.

Вместе с Триссом и Десидио Рен прокралась вперед, чтобы осмотреть лагерь федератов.

Армия была непомерно велика. Хотя девушка и видела ее с воздуха вместе с Тигром Тэем, она все же не представляла себе, каким гигантским покажется ей вражеское войско теперь.

Насколько хватало глаз, разливалось марево походных костров, свет их затмевал сияние звезд.

Смех и болтовня так отчетливо разносились над равниной, будто говорящие сидели всего в нескольких ярдах. Вдали, за кострами, вырисовывались на фоне неба махины осадных механизмов — громоздкие переплетения деревянных балок и железных сочленений, поднимающиеся ввысь на манер уродливых великанов. Рядом скопища повозок с оружием и продовольствием, по ветру струился запах масла и смолы. Даже теперь, хотя уже перевалило за полночь, многие солдаты не спали, а бродили от костра к костру, привлеченные заманчивым звоном бутылей и оловянных кружек, а равно обещаниями выпивки и заверениями в дружбе.

Рен оглянулась на Трисса. Федераты были очень беспечны, они полностью полагались на мощь своей огромной армии. Девушка вопросительно выдохнула: «Часовые?» Трисс пожал плечами, указывая на посты, выставленные военачальниками федератов слева и справа от разведчиков. Они были малочисленны и редки. Рен оказалась права: южане не ждали нападения.

Эльфы осторожно отползли вниз по склону холма. Оказавшись вне поля зрения лагеря, они поднялись и вернулись обратно сквозь ряды лучников и кавалерии. Оказавшись снова в безопасности, Рен подозвала Трисса и Десидио к себе.

— Подберитесь к ним как можно ближе, — прошептала она командиру. — Дождитесь, пока Крылатые Всадники ударят с тыла. Когда увидите огонь, нападайте. Лучники идут вслед за кавалерией. Никаких случайностей. Не позволяйте им видеть вас дольше, чем вам нужно.

Пусть они пофантазируют, прикидывая, сколько нас.

Десидио кивнул. Он отлично знал свое дело, но она была королевой, поэтому он промолчал.

Девушка слабо улыбнулась, обеими руками пожала его руку в знак доверия, а затем повернулась и удалилась вместе с Триссом. Эскорт ожидал ее. Вскочив на коней, они поскакали к лесу.

Крылатые Всадники и главные силы Придворной Гвардии ждали их на опушке. Из ветвей было сплетено около дюжины корзин, каждая из которых могла вместить двенадцать человек.

Корзины прошили прочными кожаными ремнями. Эльфийские стрелки, вооруженные длинными луками и короткими мечами, забрались в них — темные тихие фигурки во тьме ночи.

Птицы роки должны были перенести корзины на равнину в тыл армии федератов. Рен поспешила к Тигру Тэю, уже оседлавшему Спирита, и уселась за ним, прочно привязавшись ремнями к упряжи. Трисс забрался в корзину, стоящую перед Спиритом. Эрринг Рифт тихонько свистнул, и птицы роки одна за другой взмыли ввысь, крепко держа когтями ремни, привязанные к четырем углам корзины. Птицы мягко и бережно оторвали ношу от земли и подняли сквозь завесу деревьев в темные небеса.

Холодные воздушные волны омывали лицо Рен, когда Спирит поднялся над деревьями и понесся на, восток через равнину. Почти сразу же стали видны костры федератов, протяженность лагеря сверху казалась еще больше. Эрринг Рифт, возглавлявший Крылатых Всадников на птице по имени Граял, повернул к югу, держась ближе к деревьям и как можно дальше от света костров. Они молча летели краем леса, посматривая, как сторожевые костры сначала угрожающе вырастают, а потом становятся меньше и меньше, тая во мгле. Оказавшись достаточно далеко, Эрринг Рифт повернул птиц и описал над равниной огромный круг, так что теперь отряд мог подлететь сзади в самое средоточие тыла.

Рен вцепилась рукой в Тигра Тэя, Крылатый Всадник прочно и непоколебимо восседал на привычном месте, чуть ссутулившись и отвернув лицо от встречного ветра. Никто из них не произнес ни слова.

Подлетев так близко, как только можно было подлететь незамеченными, птицы роки приземлились. Корзины были опущены, веревки перерезаны. Придворная Гвардия выбралась из плетенок и исчезла в ночи. Птицы снова поднялись в воздух (Рен еще сидела за спиной Тигра Тэя) и по широкой дуге полетели над равниной, снова развернулись, выровнялись в строй и, набирая скорость, понеслись в самую гущу лагеря федератов. Это была наиболее опасная задача, настолько опасная, что Тигру Тэю были запрещены любые действия. Что бы ни случилось — королева должна вернуться целой и невредимой. Устремившись к стану федератов, Крылатые Всадники снизились до пятидесяти футов над землей и вихрем понеслись над первой линией костров.

Затем, как черные стрелы ночи, они круто снизились, все, кроме Спирита. Одиннадцать могучих птиц обрушились на сторожевые посты врага.

В последние секунды солдаты заметили нападение, и изумленные вопли огласили тишину. Но было поздно. Развернулись широкие крылья, и птицы скользнули над кострами, выбирая те, что уже почти погасли. Стальные когти выхватили и сжали раскаленные головни. «Зачем добывать огонь для хорошенького пожара, если его можно взять совсем рядом?» — решил Эрринг Рифт.

Птицы роки снова набрали высоту, держа курс к осадным механизмам. Охранявшие их солдаты повскакивали и, вопя, носились, пытаясь понять, что происходит. Но птицы роки уже ринулись на боевые машины и фургоны с провиантом. На сухое дерево посыпались горящие головни. Ветер раздувал падающие угли, и те мгновенно вспыхивали языками огня. Часть головней упала на пыльные брезентовые чехлы, часть — на крытые дранкой кабины гигантских осадных башен, а часть — прямо в чаны со смолой, используемой для обмазки снарядов катапульт.

Сразу в нескольких точках взметнулось и мгновенно распространилось необузданное пламя — огонь охватил обозы. Птицы роки бросались на тех, кто пытался потушить пожар, вынуждая их отступать.

49
{"b":"4807","o":1}