1
2
3
...
49
50
51
...
108

Из ночной мглы вырвалась Придворная Гвардия. Длинные луки посылали в растерянных солдат Федерации тучу стрел, пронзающих врагов прежде, чем те успевали дотянуться до оружия, убивающих раньше, чем они понимали, что же происходит. Следом выступили мечники, словно выросшие из пустоты по всему периметру вражеского лагеря. Они перерезали привязи боевых коней, отпуская их на волю, вспарывали мешки с зерном, переворачивали цистерны с водой и расправлялись со всеми, кто вставал у них на пути.

Федератов охватило смятение. Они метались из стороны в сторону, бестолково размахивая оружием и норовя сразиться со своими же товарищами. Офицеры пытались восстановить мало-мальский порядок, но в суматохе невозможно было ничего понять, и все попытки вернуть войско в боеспособное состояние были совершенно тщетными.

Теперь в лоб противнику ударили эльфийские стрелки под предводительством Десидио.

На лагерь обрушился дождь стрел. Потом из темноты с гиканьем выскочила кавалерия. Рен с воздуха наблюдала за тем, как эльфийские скакуны понеслись далеко в глубь лагеря, а на обратном пути разметали людей у сторожевых костров, обратив в бегство солдат и орудийную прислугу. Но армия Федерации была поистине необъятной, поэтому атака затронула лишь фланги. В центре преобладали спокойствие и порядок, там уже формировались шеренги солдат, начавших медленно и осторожно продвигаться к источнику тревоги. Сотни пеших воинов, вооруженных щитами и короткими мечами, прокладывали себе дорогу сквозь неразбериху, отшвыривая в сторону или втаптывая в грязь собственных товарищей, высматривая чужаков. В считанные минуты они окружили лагерь плотным кольцом, и в их металлических доспехах отраженным светом заполыхало пламя пожара.

Рен вглядывалась во тьму, стараясь понять, какова судьба эльфов. Птицы роки снова устремились к югу, и Тигр Тэй вслед им повернул Спирита. Уносясь, девушка бросила через плечо прощальный взгляд на лагерь, но не увидела там ни стрелков Десидио, ни воинов Придворной Гвардии. В свете пожаров можно было различить только солдат Федерации, тщетно обшаривавших лагерь в поисках таинственного врага, успевшего скрыться. Горели боевые машины и обозы с провиантом. Стрелы пламени, раскаляя пространство, уходили ввысь на сотни футов.

Ноздри щипал и щекотал запах дыма и витавший в воздухе пепел, в ушах звенели крики боли и ярости. Повсюду валялись окровавленные тела.

«Мы выиграли», — думала девушка, но первоначальная радость несколько угасла.

Крылатые Всадники тем временем уносились прочь. Спирит мгновенно догнал остальных птиц и вместе с ними опустился туда, где оставались самодельные корзины. Придворная Гвардия уже ждала их. Ухватившись за кожаные ремни, птицы снова подняли корзины в воздух и полетели к лесу. Все это заняло несколько кратких мгновений, и вот эскадрон снова промчался над деревьями, оставив далеко позади охваченный отчаянием стан федератов, и оказался в собственном лагере.

Очутившись под защитой леса, Рен призвала к себе офицеров и велела сообщить о потерях.

Оказалось, что всем птицам рокам удалось выйти из схватки невредимыми. Солдаты Придворной Гвардии потеряли только одного соратника, эльфийские стрелки троих кавалеристов — в бою их стащили с лошадей. Раненых было немало, но лишь одна рана оказалась серьезной. Атака увенчалась полным успехом.

Поблагодарив Трисса, Десидио и Эрринга Рифта, Рен велела авангарду сниматься с бивака. Прежде чем федераты начнут разыскивать их, авангард должен просочиться на север и выбрать себе убежище в лесах западных земель.

Поутру надо подумать, что делать дальше. Эта ночь была хорошим началом, но до конца войны очень далеко.

Эльфы быстро приготовились к отступлению. Собираясь, они перешептывались и довольно хлопали друг друга по спине. Спустя столько лет эльфы одержали первую победу в родном отечестве. Долгая ночь Морроуиндла подходила к концу, и вместе с ней растворялась в уходящем прошлом горечь унижения и зависимости. Эльфы переживали победу, как отмщение.

Рен Элессдил понимала их. Этой ночью она стала полновластной королевой эльфов, воплотив надежды бабушки и исполнив обещание Гарта. Поэтому в глубине души она тоже праздновала победу. Девушка видела, с каким выражением смотрят на нее подданные. Она чувствовала преклонение и обожание. Она влилась в этот народ. Она стала одной из них.

Спустя час все было готово. Эльфы из Морроуиндла неслышно растаяли во мраке ночи.

Глава 18

После напряженного ночного марша эльфы разбили новый бивак и провели остаток ночи на севере от Пикона в зарослях, которые примыкали к необъятному Беличьему лесу и тянулись на юг, к равнинам, где был расположен лагерь федератов. Всю ночь эльфы видели на горизонте яркое зарево, и тишину их лесного укрытия тревожили слабые отголоски шума и криков.

Немного передохнув, они встали на рассвете, позавтракали и занялись неотложными делами, Десидио отправил в Арборлон всадников с сообщением о вылазке и с настоятельным требованием Рен к главнокомандующему Десидио, чтобы основные силы эльфийской армии как можно скорее подтягивались к югу. Во все стороны были высланы кавалерийские патрули, чтобы убедиться, нет ли поблизости новой армии южан. Особое внимание обращалось на гарнизоны, размещенные в городах Каллахорна.

Крылатые Всадники вылетели на юг, чтобы выяснить характер и размеры ущерба, нанесенного вражескому войску ночной атакой, и, главное,. прикинуть, скоро ли оно будет способно двинуться в путь. День был серый, облачный, поэтому птицы роки могли незамеченными лететь на фоне темнеющих гор и лесов западных земель. Оставшиеся эльфы, после того как накормили и вычистили своих лошадей и починили поврежденное в битве оружие, были снова отпущены отдыхать до полудня.

Рен провела утро со своими офицерами — Десидио, Триссом и Эррингом Рифтом. Тигр Тэй улетел на юг, решив, что любая разведка, касающаяся состояния армии федератов, должна быть предметом его личной заботы. Рен была утомлена и возбуждена одновременно, приливы бодрости и энергии сменялись приступами подавленности и усталости, и девушка знала: обрести способность четко мыслить она может, поспав хотя бы несколько часов. Но все же ей хотелось, чтобы ее офицеры и особенно Десидио теперь, когда она одержала над ним верх, приступили к обсуждению дальнейших действий их небольшой группировки. Конечно, во многом это зависело от того, какие меры предпримут федераты. Пока же существовало множество различных вариантов, и Рен хотела направить обсуждение этих вариантов в нужное русло. Если повезет, то федераты застрянут здесь на несколько дней, а это позволит ядру эльфийской армии достигнуть долины Ринн. Но если враг все-таки снова выступит, то Рен и авангарду придется искать новый способ замедлить их продвижение. Рен не собиралась терять преимущество, данное им ночной победой. Теперь федераты будут идти осторожно, с оглядкой; девушка хотела, чтобы они оглядывались и мешкали как можно дольше. Очень важно, чтобы и ее офицеры думали так же, как и она.

После короткого совещания ей удалось добиться этого, и, довольная собой, она отправилась спать. Проснувшись после полудня, она обнаружила, что Тигр Тэй и дозор Крылатых Всадников вернулись. Они привезли добрые вести. Армия федератов не сделала ни малейшей попытки продолжить путь. Все усилия войска, казалось, были направлены лишь на то, чтобы устранить повреждения, похоронить убитых и собрать уцелевшую провизию. В окрестностях шныряла разведка, но большая часть армии оставалась на прежних позициях.

Однако Тигр Тэй все еще не был доволен.

— Естественно, что после таких потерь они не сразу двинутся в путь, — сказал он Рен так, чтобы не слышали остальные. — Им надо хоть немного зализать свои раны. Но не будь слишком беспечной. Они займутся тем же самым, что и мы, — станут думать, как действовать дальше.

Если они и завтра не стронутся с места, придется взглянуть на них поближе. Значит, они что-то замышляют. Учти это.

50
{"b":"4807","o":1}