1
2
3
...
50
51
52
...
108

Рен кивнула и предложила ему позавтракать с Триссом. Выслушав соображения Тигра Тэя, Трисс согласился с ним. Они имели дело с закаленной в боях армией, военачальники которой будут изо всех сил искать способ лишить эльфов временного преимущества.

Рен и ее офицеры заканчивали второй завтрак, когда прискакал дозор эльфов с израненным и оборванным Тибом. Объезжая нижнюю часть Стреллихейма, патруль наткнулся на бредущего по равнине в поисках эльфов мальчика.

Обнаружив бедного ребенка одного и совершенно растерянного, они подобрали его и привезли в лагерь.

Тиб был совсем измучен и с головы до пят выпачкан пылью и засохшей грязью, избит и поцарапан. Сперва мальчик едва мог говорить. Рен усадила его рядом с собой и протерла ему лицо влажным платком. Трисс и Тигр Тэй подошли поближе, чтобы услышать, что он скажет.

— Что произошло, Тиб? — спросила Рен, когда мальчик более или менее успокоился.

— Прости, моя королева, — вымолвил тот, заливаясь краской стыда за свою слабость. — Вот уже прошли сутки с тех пор, как я ничего не ел, не пил и совершенно не спал.

— Что с тобой произошло? — повторила девушка.

— На нас напали, на меня и на тех, кого ты послала со мной, совсем недалеко от Зубов Дракона. Они появились ночью, их было больше дюжины. Мы остановились на ночлег, и тут они как выскочат на нас! Мои спутники храбро сражались, но их убили. Меня бы тоже убили, если бы не Глун. Он налетел на моих противников, а я тем временем скрылся во тьме. Я еще долго слышал пронзительные крики Глуна и вопли людей, а затем все стихло. Всю ночь я прятался, а потом пустился назад искать вас. Я боялся идти без Глуна, боялся, что меня ищут.

— Сорокопут погиб? — отрывисто спросил Тигр Тэй.

Тиб разразился слезами:

— Думаю, да. Я его больше не видел. Когда рассвело, я свистел, свистел ему, но он так и не появился. — Убитый горем мальчик посмотрел на Рен. — Прости, что я подвел тебя, повелительница. Не знаю, как им удалось так легко обнаружить нас. Как будто они знали заранее.

— Ничего, Тиб, — успокоила его девушка, кладя руку ему на плечо. — Ты сделал все, что мог. Мне очень жаль Глуна.

— Я знаю, — пробормотал мальчуган, слегка приободрившись.

— Теперь ты останешься с нами, — заверила Рен. — Мы найдем какой-нибудь другой способ отправить весточку свободнорожденным, а если нет, просто подождем, пока они нас отыщут.

Она велела дать мальчику еды и питья, укрыла его шерстяным одеялом, а затем отвела Трисса и Тигра Тэя в сторону. Они стояли под исполинским дубом, земля у их ног была усыпана скорлупками прошлогодних желудей, а над головой, застилая небо, собирались тучи.

— Что вы думаете обо всем этом? — осведомилась она.

Трисс покачал головой:

— С мальчиком пошли очень опытные бойцы.

Вряд ли их застали врасплох. Я думаю, либо им слишком уж не повезло, либо мальчик прав и кто-то ждал их появления.

— А я вот что вам скажу, — заявил Тигр Тэй. — Думаю, довольно трудно убить боевого сорокопута, даже если ты и видишь его, а уж если не видишь…

Девушка посмотрела на него:

— Что ты имеешь в виду?

Тигр Тэй рассердился еще пуще:

— Я имею в виду, что во всем этом есть нечто такое, что мне не нравится. Вам не кажется, что этот мальчик — странный гонец для такого важного поручения" как весть от свободнорожденных?

Рен помолчала, обдумывая его слова.

— Он слишком мал, да. Но поэтому ему легче остаться незамеченным. И он вроде бы вполне уверен в себе. — Она опять сделала паузу. — Ты не доверяешь ему, Тигр Тэй?

— Я не говорю этого. — Ее собеседник свирепо нахмурил брови. — Я просто считаю, что нам следует быть осторожнее.

Она кивнула, зная, что подозрениями Тигра Тэя пренебрегать не следует, их надо принять к сведению и хорошенько запомнить.

— Трисс?

Капитан Придворной Гвардии прибинтовывал шину к сломанной руке. Лубки были сняты вчера перед вылазкой, и теперь остались только две узенькие дощечки, прилаженные к предплечью.

Не поднимая глаз, он завязывал ослабший узел.

— Я думаю, Тигр Тэй прав. Осторожность никогда не помешает.

Девушка скрестила руки на груди.

— Ну, хорошо. Отрядим кого-нибудь присматривать за ним. — Она повернулась к Тигру Тэю. — У меня есть для тебя важное дело. Хочу, чтобы ты выполнил то, что не удалось Тибу.

Бери Спирита и лети на восток. Возможно, тебе удастся отыскать свободнорожденных и привести их сюда, если они и в самом деле тревожатся о нас. Это займет несколько дней, и тебе придется искать их без нашей помощи. Не представляю, где они могут быть, но пять тысяч человек, наверное, не так уж сложно найти.

Тигр Тэй снова нахмурился:

— Я не хочу оставлять тебя. Пошли кого-нибудь другого.

Она покачала головой:

— Нет, это будешь ты. На тебя я могу положиться. Ты справишься. А обо мне не тревожься — Трисс и Придворная Гвардия позаботятся о моей безопасности. Все будет хорошо.

Упрямый Крылатый Всадник тряхнул головой:

— Мне это не нравится, но, раз уж ты так решила, будь по-твоему.

На случай если в пути он вдруг повстречает Пара или Колла Омсвордов, Уолкера Бо или Моргана Ли, девушка коротко описала ему каждого из них и сообщила приметы, по которым Тигр может убедиться, что это именно они. Закончив рассказывать, она пожала ему руку и пожелала удачи.

— Будь осторожна, Реп из рода эльфов, — грубовато пробурчал Тигр Тэй, на мгновение крепко стискивая ее руку в своей. — Опасности этого мира не слишком отличаются от опасностей Морроуипдла.

Рен улыбнулась, кивнула, и Крылатый Всадник ушел. Она видела, как он собрал в мешок продукты, свернул одеяла, водрузил их на спину Спирита, уселся в седло и взмыл в сереющее небо. Рен продолжала смотреть вверх еще долго после того, как он скрылся из виду. Тучи сгущались, предвещая долгий ночной дождь.

«Нам нужно отыскать укрытие получше, — подумалось ей. — Нужно перенести лагерь».

— Позови Десидио, — велела она Триссу.

Сильный дождь мог превратить в сплошное болото луга, на которых стояли лагерем федераты. Конечно, надеяться на это легкомысленно, но она не могла совладать с собой.

«Дайте нам всего лишь неделю, — просила она, устремив глаза на пробивающуюся среди туч синеву. — Только одну неделю».

На лицо ее упали первые капли дождя.

***

Авангард эльфов быстро свернул лагерь и двинулся в густые заросли Беличьего леса, чтобы переждать там надвигающуюся грозу. К вечеру дождь усилился.

Крылатые Всадники привязали птиц роков поодаль от лошадей, а сами присоединились к стрелкам, укрывшимся под брезентовыми навесами, куда был заблаговременно перенесен провиант. Посланные в разведку воины вернулись с сообщением, что ни в одном направлении не замечено движения и нигде нет намека на пополнение федератов.

Этим вечером эльфы смогли приготовить горячий ужин, так как стена дождя прибивала к земле дым кухонных костров. Затем все улеглись.

Рен думала, что не сможет сомкнуть глаз, но заснула, едва приклонив голову. Последними, кого она видела, засыпая, были Трисс и двое гвардейцев, стоявших неподалеку от нее на страже.

Когда Рен проснулась, по-прежнему шел дождь, такой же сильный, как и накануне. Небеса плотно затянули тучи, а земля превратилась в сплошное грязное месиво. Дождь лил весь этот день и весь следующий. Разведчики, посланные проверить, далеко ли продвинулась армия Федерации, вернулись с сообщением, что она и не трогалась с места. Как и надеялась Рен, луга превратились в трясину и армия южан безвылазно сидела под навесами, пережидая непогоду. Рен помнила предупреждение Тигра Тэя: глупо думать, что если федераты сидят на месте, значит, они ничего не предпринимают, но погода была такой ужасной, что Крылатым Всадникам не хотелось никуда лететь, а без их участия никаких достоверных сведений получить было нельзя.

Из Арборлона пришло известие, что главные силы эльфийской армии будут готовы к походу на юг только через несколько дней. Рен огорченно поморщилась. Преимущества дурной погоды сводились на нет.

51
{"b":"4807","o":1}