1
2
3
...
58
59
60
...
108

Нищенок и старика отвели в сторону. Это было довольно небрежное исполнение приказа: командир стражников выбрал золотую середину и не стал останавливать всякого, что заняло бы целую вечность, но одновременно он не намеревался пропускать всех скопом, поскольку последнее противоречило бы его долгу. Этим троим было ведено отойти от толпы к середине двора между городскими стенами и там подождать допроса. Проходящий люд украдкой бросал в их сторону косые, настороженные взгляды. «Лучше уж ты, чем я», — казалось, говорили они. Из-под ног людей вырывались клубы пыли; хотя день выдался не жаркий, было не продохнуть.

— Имена, — задал дежурный офицер обычный вопрос нищенкам и старику.

— Эсра, Винтас и наш отец Гриап, — ответила одна из дочерей, женщина со спутанными и всклокоченными рыжими лохмами. Лицо ее было изъедено язвами, а смрад от нее исходил такой, словно она вылезла из мусорной кучи.

Офицер перевел взгляд на вторую женщину, которая стояла разинув рот, демонстрируя красное воспаленное горло. Языка у нее не было.

Офицер вздрогнул.

— Она у нас немая, — усмехаясь, пояснила первая.

— Из какой вы деревни?

— Спикес Ран, — сказала женщина. — Знаешь ее?

Офицер покачал головой и переворошил груду тряпья, которое они тащили за спиной. Никому не нужное барахло. Он посмотрел на старика, лицо которого было скрыто капюшоном.

Шагнув вперед, офицер сдернул капюшон. Старик вскинул голову. Темные, воспаленные веки приоткрылись, обнажая бельма вместо глазных яблок. Офицер осекся.

— Проваливайте. — Попятившись, он махнул рукой и направился к другим несчастливцам.

Женщины и старик покорно заковыляли прочь, затесались в толпу, прошли через кордон стражи, оцепившей ворота внутренней стены, и заспешили в глубь города. Они уже изрядно удалились от Тирзисской дороги, старательно выбирая улицы, где не было федератов, когда Мэтти Ро наконец-то выплюнула сухую шкурку плода, прилепленную у нее во рту, и заявила:

— Я же говорила вам, что это слишком рискованно.

— Но мы все-таки прошли. Не так ли? — раздраженно оборвал ее Морган Ли. — Хватит стонать, лучше отведите меня куда-нибудь, где я смогу смыть эту гадость с глаз!

— Помалкивайте, вы оба! — велела Дамсон Ри и торопливо повела их дальше.

Ссора на время прекратилась. Накануне они ожесточенно спорили о том, кому идти в город, а известие о скорой казни Падишара Крила только усилило их разногласия. Полутора дней слишком мало на то, чтобы подготовить бегство, но они должны были уложиться в этот короткий срок. Поэтому Морган решил, что его первоначальный план нуждается в изменениях.

Вместо того чтобы послать Мэтти и Дамсон одних в город на поиски Крота, он пошел вместе с ними. У них оставались нынешние день и ночь на то, чтобы выследить Крота, провести Кхандоса и остальных свободнорожденных в город, придумать план освобождения Падишара и привести этот план в исполнение. Морган Ли настаивал, что он непременно сам должен попасть в город и на месте определить дальнейшие действия. Он не может дожидаться наступления ночи, когда появится Крот. И Дамсон, и Мэтти убеждали его, что любая попытка пройти с ним мимо стражи подвергнет опасности всех. Им и двоим-то проникнуть в город не так просто, а идти втроем еще труднее. Почему он не может обдумывать план на расстоянии? Разве он так скверно знает город, что не представляет себе, где что расположено?

Так они препирались, пока Морган наконец не взял верх, доказав, что вообще не может ничего обдумывать, пока не узнает, где держат Падишара, а узнать это, не войдя в город, невозможно. Затем ему пришлось пойти на уступки и согласиться с требованием обеих девушек — оставить меч за пределами города. Маскировка, может статься, и поможет, но только если не брать с собой оружия. Слишком уж велика вероятность провала. Несмотря на протесты Моргана, девушки были непреклонны. Меч Ли пришлось оставить Кхандосу.

Дамсон провела спутников переулком к черному ходу какого-то заброшенного строения, толкнула дверь и впустила их внутрь. В доме было тесно и душно. Девушка старательно затворила за собой дверь. Пройдя через комнату, они попали в следующее помещение, не менее пыльное, и вышли в крохотный и тенистый внутренний дворик.

В лицо им неожиданно повеяло слабым ароматом неизвестно откуда взявшихся полевых цветов.

Они укрылись под ветхим навесом, где валялись старые инструменты и скамейки. Дамсон принесла свежей воды в оловянной фляге, и трое заговорщиков принялись умываться.

С немалым трудом приведя себя в порядок, они порылись в груде принесенного тряпья и вытащили оттуда приличную одежду. Скинув лохмотья, друзья переоделись и, усевшись на скамейках, стали обсуждать, что предпринять дальше.

— Я выйду первой и попытаюсь установить связь с Кротом, — сказала Дамсон, все еще сражаясь со спутавшимися, непокорными рыжими волосами. Она аккуратно собрала их в узел и спрятала под косынку. — Я подам ему такие знаки, что он все поймет. Потом вернусь, и мы вместе постараемся что-нибудь выяснить о Падишаре. Затем я спрячу вас где-нибудь и отправлюсь к Кроту. Он может и не подойти, если увидит нас всех вместе, — ведь он не знает вас и после всего случившегося будет крайне осторожен. Если он появится, мы с ним вдвоем пойдем за Кхандосом и остальными, а на рассвете снова встретимся с вами. А если не придет…

— Не говори так, — быстро перебил ее Морган. — Просто как можно лучше выполни то, что в твоих силах.

Дамсон взглянула на Мэтти:

— Ты хорошо знаешь город?

— Достаточно хорошо, чтобы выбраться отсюда.

Дамсон кивнула:

— Если со мной что-нибудь случится, ты выведешь Моргана.

— Постойте! — запротестовал Морган. — Я не собираюсь…

— Ты будешь делать именно то, что я сказала. В случае моего провала твоим планам грош цена. Если федераты поймали Крота или схватят меня, ничего уж не поделаешь.

Морган уставился на нее. Но гнев и решимость, горевшие в зеленых глазах, заставили его промолчать.

Мэтти взяла его за руку.

— Я присмотрю за ним, — пообещала она Дамсон.

Та кивнула, лицо ее прояснилось. Она поднялась, накинула плащ, улыбнулась своим спутникам на прощание и ушла тем же путем, каким они сюда пришли. Морган глядел ей вслед, чувствуя себя абсолютно беспомощным. Дамсон права: если она потерпит неудачу, он уже ничего не сможет сделать. Успех затеи основывается на том, что девушка и Крот проведут в город.

Кхандоса и свободнорожденных. Без свободнорожденных и магической силы меча он бессилен спасти Падишара. «Все висит на волоске», — мрачно подумал он.

— Хочешь чего-нибудь поесть? — жизнерадостно спросила Мэтти, поглядывая на него своими черными глазами и протягивая яблоко.

Они почти до полудня ждали в тени захламленного навеса, в уединении тесного, замкнутого дворика. От усиливающейся жары воздух стал горячим, а солнце неспешно выжигало следы на камнях и пожухлой траве, поднимаясь по северной стене и словно разбрызгивая по ней краску. Морган немного подремал, устав после утомительного перехода и тревожной ночи, проведенной перед воротами. Он вспоминал о Паре и Колле, о временах, предшествовавших появлению порождений Тьмы и Алланона, когда они мирно охотились и удили рыбу в нагорье, о детстве и тех медленных, длинных днях, когда жизнь казалась вечной игрой. Он думал о Стеффе, о бабушке Элизе и тетушке Джилт. Он думал об Оживляющей. Все они стали теперь воспоминаниями, с каждым днем теряющими толику яркости и глубины. Казалось, все это было давным-давно, в незапамятные времена.

Солнце стояло в зените, когда наконец вернулась Дамсон Ри. Она раскраснелась от жары, но в глазах у нее горел лихорадочный огонек.

— Они держат Падишара в той же сторожевой башне, в которой держали меня, — объявила она, опускаясь на одну из скамей и скидывая с плеч плащ. Девушка жадно глотнула воды из кружки, протянутой ей Мэтти Ро. — Об этом говорят все. Завтра в полдень его собираются вывести через главные ворота и повесить на глазах у всех горожан.

59
{"b":"4807","o":1}