ЛитМир - Электронная Библиотека

Протянув руку, девушка легонько коснулась плеча друга.

— Что бы ни случилось, я вернусь за тобой, как только смогу.

Он кивнул:

— Удачи тебе, Дамсон. Будь осторожна.

Она улыбнулась и исчезла в заполнившей двор темноте. Звук ее шагов эхом отразился от камней и замер в тишине.

Морган остался один во мраке, прислушиваясь к шуму медленно затихающего города. Съедая звезды, на небо наползли тучи. Тени сгущались, над городом повисла странная тишина. «Падишар, — мысленно говорил юноша, — мы идем. Несмотря ни на что, мы идем!»

Горец безуспешно пытался уснуть. Он попытался продумать ближайшие свои шаги, но в любом случае отсюда надо было уходить. Но если он решится уйти, то сможет ли вернуться назад?

Надо ждать. Варианты освобождения Падишара роились у него в голове, но им всем недоставало весомости, это были плоды лихорадки, а не холодного расчета. Ему захотелось взяться обеими руками за меч Ли — тогда бы он не чувствовал себя таким беззащитным. Ему хотелось помочь друзьям. Но больше всего ему хотелось сейчас забиться в темный угол и забыть обо всем на свете — что толку в пустых грезах!

Уже близилась полночь, когда до Моргана донесся стук башмаков по камням внутреннего дворика.

Очнувшись от дремоты, он увидел в бледном свете силуэт Мэтти Ро. Морган радостно подскочил, но она шикнула на него, призывая к молчанию, и тяжело дыша опустилась на скамью рядом с ним.

— Последнюю милю я бежала, — объяснила она. — Боялась, что вы ушли.

— Нет. — Он выжидал. — С тобой все в порядке?

Девушка высокомерно и пренебрежительно взглянула на него:

— Где Дамсон?

— Ушла на поиски Крота, а потом поведет Кхандоса и остальных по туннелям. Встретимся на рассвете.

Улыбка Мэтти не смогла скрыть озабоченности.

— Я рада, что ты здесь.

Морган попытался улыбнуться в ответ, но улыбка не получилась, и он вновь посуровел:

— Что случилось, Мэтти?

— Я нашла его.

У Моргана перехватило дыхание.

— Расскажи, — тихо попросил он, чувствуя, что сейчас ее не следует понукать.

На лице девушки выступили бисеринки пота, в глазах застыло какое-то странное выражение.

Она нагнулась, их плечи соприкоснулись. Ее мальчишеская, хрупкая стать излучала какое-то напряженное силовое поле.

— Я начала с пивной, присматривалась, прислушивалась. Мне легко удалось заговорить с несколькими солдатами и младшими офицерами. Я вытянула из них все, что могла, и отправилась дальше. Имя Падишара упоминалось, но только мимоходом, в связи с казнью. Наступила ночь, а я все еще не знала, где они его держат.

Она откашлялась, потянулась за флягой, налила себе полную кружку воды и жадно осушила ее. Морган ощутил силу, исходящую от ее тонкого тела.

Мэтти снова повернулась к нему:

— Я была уверена, что его заперли где-нибудь подальше. Сторожевая башня — просто уловка, но тогда где же? У них есть тюрьмы, но и оттуда просочились бы подобные вести. Значит, выбрано место, которого все избегают.

Морган побледнел:

— Преисподняя…

Она кивнула:

— Да. — Девушка не сводила с горца глаз. — Я пошла в Народный парк и выяснила, что сторожка усиленно охраняется. «С чего бы это?» — подумала я. Подождала, пока выйдет офицер из высокопоставленных, из тех, кто все знает, пошла за ним и позволила ему уговорить меня отправиться с ним в укромный уголок. А когда мы остались наедине, приставила нож к горлу и стала допрашивать. Он всячески изворачивался, но я заставила его подтвердить то, что и так уже знала: Падишара держат в тех клетках.

— Но он жив?

— Публичную казнь выдержит. Они не хотят, чтобы потом поползли слухи, будто ему удалось бежать. Пусть, мол, каждый видит, как он умрет.

Они уставились друг на друга. «Преисподняя…» — думал Морган, чувствуя, как у него все переворачивается внутри. А он-то надеялся никогда больше не возвращаться туда, даже близко не подходить. Он размышлял о тварях, живущих там, о неудавшихся порождениях Тьмы, о чудовищах, сдерживаемых барьером магии, которая разбила меч Ли…

Прочь подобные мысли! Что ж, пусть Преисподняя, по крайней мере им известно, с чем придется столкнуться. Можно составить план.

— Ты узнала что-нибудь еще? — тихо спросил он.

Мэтти покачала головой. Горец заметил биение нежной жилки на ее шее, шлем черных волос обрамлял тонкое лицо.

— А офицер?

Наступило долгое молчание. Девушка посмотрела горцу в глаза, словно ища в них что-то, и отвела взгляд. Затем опустошенно улыбнулась:

— Окончив допрос, я перерезала ему глотку.

Глава 22

После этой фразы они молча замерли на скамье, по-прежнему соприкасаясь плечами, уставясь во тьму. Несколько раз Моргай порывался встать и отойти от Мэтти, но боялся, что девушка не правильно поймет его, и продолжал сидеть рядом с ней. Внезапно тишину внутреннего дворика грубо разорвали донесшиеся издали раскаты хохота, режущие слух, как ножом полоснувшие по натянутым нервам. Морган не знал, сколько прошло времени. Он понимал, ему нужно что-то сказать, загладить мрачное впечатление от ее слов, но не знал, как это сделать.

Вдалеке завыла собака, длинное дребезжащее стаккато отзвенело и замерло в ночной тиши.

— Тебе не по душе, что я убила его, — нарушила молчание Мэтти. Слова ее прозвучали не вопросом, а утверждением.

— Да, это так.

— Ты думаешь, надо было поступить иначе?

— Да. — Горцу не хотелось признаваться в этом. Ему не нравилось то, что он говорил, но он не мог ничего изменить.

— А что бы сделал ты?

— Не знаю.

Положив руки ему на плечи, девушка повернула его лицом к себе. В глазах ее сверкали голубые искры.

— Погляди на меня. — Морган повиновался. — Ты поступил бы точно так же.

Он кивнул, но без всякой убежденности:

— Поступил бы, потому что, подумав, понял бы — иного выхода нет. Этот человек знал, кто я. Знал, зачем я пришла. Это точно. Если бы я оставила его в живых, даже связав и оттащив куда-нибудь подальше, он все равно мог бы сбежать. Или бы его нашли. Или случилось бы что-нибудь еще. А тогда и нам конец. Конец твоим планам, какими бы они ни были. К тому же мне ведь придется возвращаться в Варфлит. И, увидев меня там, он сразу узнал бы. Понимаешь?

Горец снова кивнул:

— Да.

— Но тебе это все равно не нравится. — Ее срывающийся низкий голос перешел в шепот.

Она покачала головой, черные волосы заблестели под звездным светом. В словах ее безошибочно угадывалась печаль. — Мне тоже, Морган.

Но я давно знаю, что, если хочешь выжить, приходится совершать множество поступков, которые тебе не нравятся. И ничего с этим не поделать. У меня давно нет ни родного дома, ни семьи, ни страны — ничего и никого, мне не на кого опереться.

Внезапно устыдившись, он перебил ее:

— Я знаю.

Она покачала головой:

— Нет, не знаешь.

— Знаю. То, что ты сделала, было необходимо, мне не в чем винить тебя. Наверное, мне чужда сама эта мысль. Я совсем по-другому думал о тебе, совсем по-другому.

Девушка печально улыбнулась:

— Это оттого, что ты не знаешь меня по-настоящему, Морган. Ты видел меня только в харчевне, совсем недолго, такой я для тебя и осталась. Но я убивала людей и прежде. Я убивала их в схватке лицом к лицу и из-за угла. Чтобы выжить. — В глазах ее блестели слезы. — Если ты не понимаешь этого…

Мэтти прервалась на полуслове, закусила губу, резко вскочила и отошла. Горец не пытался остановить ее. Он видел, как она перешла на противоположную сторону двора и уселась в глубокой тени на камнях, откинувшись к стене.

Там и осталась, неподвижно замерев во тьме.

Шло время. Веки Моргана отяжелели. Он не спал с прошлой ночи, да и тогда лишь дремал урывками. Скоро рассвет, а он будет совершенно без сил. К тому же не представляет, как освободить Падишара, — даже не обдумывал все обстоятельства дела. Ни замыслов, ни надежды!

Наконец он расстелил плащ на полу под навесом, бросил в изголовье тряпье, что они втроем принесли, и улегся. Попытался подумать о Падишаре, но сразу же уснул.

61
{"b":"4807","o":1}