ЛитМир - Электронная Библиотека

Повсюду сновали дозоры федератов, некоторые весьма внушительной численности, вроде того, что перегородил перевал от южного края гор.

Тигр Тэй решил на некоторое время посадить Спирита, чтобы поговорить со встречными путниками, разузнать, что происходит вокруг. Он услышал о побеге из темниц Тирзиса вожака свободнорожденных Падишара Крила, которого держали в заточении и собирались казнить. Повстанцы ухитрились отбить его, и встречные только и толковали об этом. Но никто не знал, где же сейчас Падишар и остальные свободнорожденные.

Во всяком случае, никто не пожелал сказать этого Тигру.

И конечно, совсем не помогало делу то обстоятельство, что Тигр Тэй был эльфом и поэтому ровным счетом ничего не знал про Четыре Земли. Из-за своего невежества ему приходилось вести поиски вслепую. Удалось выяснить, что свободнорожденные скорее всего затаились в тех самых горах, над которыми он сейчас парил, но среди высоких вершин была тьма-тьмущая потаенных пещер и расщелин, так что Крылатый Всадник мог присматриваться к ним хоть пятьдесят лет подряд и так ничего и не обнаружить.

Тигр Тэй начал уже думать, что поиски бесполезны. Но ведь он пообещал, что отыщет свободнорожденных, и был настроен не менее решительно, чем Рен, когда та летела в Морроуиндл на поиски эльфов.

Он устремил взгляд на пустынные, изъеденные ветром скалы, лицо его нахмурилось и потемнело.

Все они совершенно одинаковы на вид: ничего не разберешь. Горы тянулись к северу. Тигр Тэй направил Спирита левее, заставляя еще раз пролететь вдоль края скал. Он проделал это дважды, каждый раз слегка беря в сторону, чтобы захватить новый кусок безбрежного горного массива.

Но Крылатый Всадник и сам прекрасно сознавал, что все равно остаются сотни мест, которые он пропустил.

От усталости и разочарования Тигр Тэй поник в седле. Если армия свободнорожденных скрывается где-то здесь, то почему же тогда ее так трудно найти?

Временами, думая о Рен и эльфах, он гадал, восстановила ли армия федератов силы настолько, чтобы продолжить преследование. Воспоминание о ночной атаке вызывало у него улыбку.

"Да уж, в девчонке что-то есть. Она вся из острых углов. Чуть из пеленок, а уже настоящий вожак. Вместе с ней, — подумал он, — эльфы достигнут многого, если, конечно, пойдут за ней.

Если бы они не послушались ее, то были бы распоследними…"

Внезапно нить его размышлений прервала вспышка огня на одной из скал. Он пристально уставился вниз. Пламя опять вспыхнуло и тут же погасло. Сигнал, ясное дело. Но чей? Тигр Тэй заставил Спирита описать несколько кругов над тем местом, чтобы получше рассмотреть его. Пламя сверкнуло в третий и в четвертый раз, но больше не появлялось, словно тот, кто управлял им, убедился, что оно замечено. Источник сигнала находился на высоком северном утесе. Приблизившись, Крылатый Всадник увидел посредине утеса четверых человек. Они стояли на виду и не пытались спрятаться, вокруг не было и следа кого-нибудь еще, да там и спрятаться-то было негде.

«Добрый знак, — решил про себя Тигр Тэй. — Но в любом случае следует держать ухо востро».

Готовый к любому подвоху, он посадил Спирита на утес. Гигантская птица рок опустилась у самого обрыва, поодаль от четверых незнакомцев. Некоторое время Тигр Тэй сидел неподвижно, изучая местность. Люди терпеливо выжидали. Удовлетворившись увиденным, он развязал крепежные ремни, соскользнул вниз и, сказав несколько предостерегающих слов Спириту, заковылял вперед между покрытыми сухой травой обломками скал. Двое из четырех двинулись ему навстречу, один — высокий, худощавый, словно выточенный из камня, другой — чернобородый, весьма свирепый с виду. Высокий заметно прихрамывал.

Когда они оказались в нескольких шагах друг от друга, Тигр Тэй остановился. Незнакомцы последовали его примеру.

— Это был ваш сигнал? — осведомился Тигр Тэй.

Высокий кивнул.

— Вот уже два дня ты летаешь тут и явно что-то ищешь. Пришло время узнать, что же именно. Легенды говорят, что на гигантских птицах роках летают только Крылатые Всадники.

Это так? Ты явился от эльфов?

Тигр Тэй скрестил на груди руки:

— Смотря кто меня спрашивает. В наши дни кругом слишком много таких, кому нельзя доверять. Уж не из них ли ты?

Чернобородый побагровел и двинулся вперед, но спутник взглядом заставил его остановиться:

— Нет, — ответил он, насмешливо поднимая брови. — А ты?

Тигр Тэй усмехнулся:

— Сдается мне, эта игра может продолжаться до бесконечности, не так ли? Вы свободнорожденные?

— Отроду и навеки, — сказал высокий.

— Значит, вас-то я и ищу. Мое имя Тигр Тэй. Меня послала к вам Реп Элессдил, королева эльфов.

— Значит, эльфы и вправду вернулись?

Тигр Тэй кивнул.

Высокий незнакомец радостно улыбнулся:

— Я Падишар Крил, предводитель свободнорожденных. Моего друга зовут Кхандос. Добро пожаловать в Четыре Земли, Тигр Тэй. Вы нужны нам.

Тигр Тэй хмыкнул:

— Вы нужны нам еще больше. Где ваша армия?

Падишар Крил казался озадаченным.

— Наша армия?

— Та, что идет нам на выручку. На нас напали федераты, их вдесятеро больше, чем нас, кавалерия, пехота, лучники, осадные машины, — хотя машин-то как раз у федератов теперь не так уж и много, но все равно людей и оружия предостаточно, чтобы смести нас как метлой.

Мальчик сказал, что ты движешься к нам на помощь с пятью тысячами воинов. Это вдвое меньше, чем нужно, но все равно любая помощь будет принята с благодарностью.

Кхандос мрачно нахмурился, почесывая подбородок:

— Постой, постой. О каком это мальчике ты толкуешь?

Тигр Тэй остолбенел:

— О том, с боевым сорокопутом. — Внезапно Крылатого Всадника охватило беспокойство. — Его зовут Тиб Арне. — Он переводил глаза с одного лица на другое. — Голубоглазый, белобрысый, небольшого роста. Ведь это же вы посылали его?

Свободнорожденные обменялись быстрыми взглядами.

— Мы посылали человека, которому на днях исполняется сорок. Зовут его Сеннепон Кипп, — осторожно произнес Кхандос. — Уж я-то знаю.

Я сам его выбрал.

Тигр Тэй похолодел:

— А мальчик? Вы что, вообще не знаете мальчика?

Взгляд решительных глаз Падишара Крила остановился на нем.

— До сих пор не знали. Но теперь мне бы очень хотелось с ним познакомиться.

***

Когда Рен пришла в себя, в глаза ей ударил яркий свет и она, зажмурившись, отвернулась.

Чья-то рука вцепилась ей в волосы и дернула вверх, а ушей коснулся шепот, полный ненависти и презрения:

— Очнись, очнись, королева эльфов.

Рука ослабила хватку, позволив девушке упасть на колени. Голова Рен раскалывалась от недавно сразившего ее удара. Во рту торчал кляп, забитый так плотно, что дышать она могла только носом. Руки были связаны за спиной, стягивающий запястья шнур врезался в кожу.

— Ax, госпожа, моя госпожа, прекраснейшая из прекраснейших, правительница эльфов Западной Земли — до чего же ты глупа! — Шепот перешел в шипение. — А ну-ка сядь и посмотри на меня!

Новый удар сбоку пришелся ей в висок и вновь швырнул на землю. Рука опять схватила ее за волосы и потянула вверх.

— Посмотри на меня!

Девушка подняла голову и уставилась в голубые глаза Тиба Арне — злобные, холодные и угрожающие. В них больше не было задорных смешинок. Да и вообще в его облике не было ничего от того мальчика, каким он казался прежде.

— Язык проглотила? — глумливо усмехнулся он, но в улыбке его не сквозило и тени веселья.

На руках Тиба запеклась кровь. — Язык проглотила, мне достались лишь остатки? Ну, так что с тобой сделать? Как мне исполнить свой долг перед королевой эльфов?

Он оглядывался по сторонам, тихонько посмеиваясь, покачивая головой и поздравляя себя с удачей. Глазам Рен предстало ужасное зрелище. Эрринг Рифт лежал рядом с ней мертвый, в спине у него торчал предательский кинжал.

Чуть подальше распростерся Граял, тоже бездыханный, почти вся голова его была расклевана.

77
{"b":"4807","o":1}