ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно, порождения Тьмы могут выследить его по запаху, и тогда из его замысла ничего не выйдет. Начни они охотиться за ним, как за зверем, беды не миновать. Можно, правда, вываляться в грязи и пахучей траве, но противно и не хочется! Интересно, на что они способны, эти полуэльфы? Ему так хотелось узнать о них побольше, так хотелось порасспросить Рен, но теперь уже ничего не поделаешь. Дыша луговыми запахами, Морган думал о том, как ему повезло, его защищает магическая сила меча Ли, и тут же сообразил, что у него уже есть ответ на вопрос: спасет или погубит его эта сила? Благодаря ей он все еще жив, значит, ей можно довериться и даже предположить, что и впредь дела пойдут неплохо. Но самое главное, в данный момент он уцелел. Становилось все очевидней, что выживание на любых условиях — лишь на это он может надеяться в борьбе против порождений Тьмы.

"Когда-нибудь все станет иначе, — пообещал он себе и тут же усомнился:

— А станет ли?"

Равнина перед ним сменилась цепью холмов, обрывов и ущелий, заросших кустарником, а за Рапном вздымалась громада непроходимого леса. Морган быстро пробирался по скалам, стараясь ступать как можно легче, чтобы не подвели крошившиеся камни и сухие ветки. Он тщательно обдумал свой путь. На юге располагался утес, с которого он вел наблюдение, и порождения Тьмы, начав охоту за ним, пойдут туда. На запад ускакала Рен, так что враги, несомненно, поведут розыски и в том направлении. К северу расположены города Каллахорна — Тирзис, Керн и Варфлит, — поэтому в следующую очередь было бы логично искать там. И последней стороной, куда упадет их взгляд, был восток — земли, окружающие Южный Страж, их главную твердыню. Ведь им в голову не придет, что кто-то, только что уничтоживший их дозор и освободивший королеву эльфов, отправится именно в конечный пункт следования дозора.

«Королева эльфов, — пробормотал он, прерывая свои рассуждения, — Рен Элессдил. Малышка Рен». Горец покачал головой. Он едва замечал ее, когда она росла вместе с Паром и Коллом в Тенистом Доле. Подумать только, кем она стала.

Морган скорчил унылую гримасу. «Правда, — огорченно подумал он, — то же самое можно сказать про любого из нас, поэтому нечего и размышлять об этом».

Солнце уже поднялось высоко над горизонтом, ночные тени прятались в укромных расщелинах, от трав и деревьев веяло летним зноем, земля иссыхала, распространяя в неподвижном воздухе зловоние. Морган отыскал сбегающий со скал ручеек, прошел по нему до быстрины, где вода была чище, и напился. Еды у него не было, поэтому, чтобы продлить свое существование, он должен был раздобыть и пищу, и питье. Вспомнив на мгновение о Дамсон и Мэтти, он подумал:

«Хорошо бы, они выбрали для своего возвращения с юга какой-нибудь другой день».

От ручья Морган направился к взгорью. У сосновой рощицы он оглядел южные холмы, высматривал признаки погони. Но ничего не увидел и снова двинулся в путь, направляясь к горам, к реке и Южному Стражу. Он находился прямо перед цитаделью: достаточно глубоко под сенью деревьев, чтобы его не заметили оттуда, но и достаточно близко, чтобы наблюдать за крепостью. Несмотря на рану, он двигался проворно, стараясь не думать о тупой пульсирующей боли, и пробирался вперед с уверенностью бывалого жителя лесов, способного заметить все, что происходит вокруг, и умеющего сливаться с окружающей природой. Прислушиваясь к голосам птиц и зверей, он ощущал их рядом с собой и понимал, что пока все идет как надо.

День уже клонился к вечеру, а погони по-прежнему не было. Морган уже стал надеяться, что его миновала эта беда. Он съел немного плодов и дикорастущей зелени и снова напился воды. Добравшись до Ранна, горец повернул на юг.

Передвинув меч Ли так, чтобы перевязь не натирала рану, юноша задумался об истории клинка — столько лет бездействовавшей реликвии иных времен, чья магическая сила была забыта до схватки Моргана с порождениями Тьмы на его пути в Кальхавен. Везение — и ничего больше. Странно, как развиваются события! Горец вновь подумал о том воздействии, которое оказывал меч Ли на его жизнь, помогая или мешая ему, а также о надеждах и отчаянии, переданных ему вместе с этим клинком. Горцу пришло в голову, что теперь уже не важно, принимает он меч или нет, к добру ли иль к худу его связь с магией: магия существует — и все тут. Оживляющая, думал горец, поняла неизбежность этого раньше его и воссоздала меч потому, что знала: если речь идет о магической силе, пусть эта магическая сила будет настоящей и полноценной. Оживляющая понимала, по каким правилам ведется игра, и он унаследовал от нее это понимание.

Жара стояла ужасная, убийственный, испепеляющий зной добела раскаленным маревом дрожал над спекшейся землей. Горец остановился передохнуть. Он уселся в тени согбенного старого клена, чьи ветви шатром раскинулись над ним, а белки и птицы, сморенные зноем, тихо дремали на сучьях. Воткнув меч Ли в землю и положив ладони на эфес, юноша разглядывал сквозь завесу листвы раскинувшиеся перед ним холмы и равнины. Он задавал себе вопрос, уцелела ли Рен, где сейчас те, кто вместе с ним вышел в начале путешествия и потерялся по дороге. Кто-то из них, конечно же, погиб. Но что с оставшимися? Ковыряя землю носком сапога, он подумал: «Хорошо бы видеть все и все знать», но, поразмыслив, решил, что, пожалуй, это ни к чему.

С наступлением вечера жара стала умеренней, и Морган двинулся в путь. Тени вновь удлинялись, выползая из-под деревьев и из ущелий, из-за скал и лощинок, где они скрывались.

Впереди высился Южный Страж; его черная башня громоздилась над отравленными равнинами у впадения Мермидона в Радужное озеро.

Само озеро было ровным и серебристым, в нем отражались леса и небо, а в слабеющем вечернем свете радуга над ним казалась бледной и размытой. Над гладью вод парили цапли и журавли.

Морган устал глазеть по сторонам, и это, вероятно, спасло ему жизнь.

Птицы внезапно затихли, а впереди, в листве, возникло шевеление, едва различимое, но все же заметное в смутном угасающем свете дня. Морган бесшумно отпрянул и замер. Через мгновение показались порождения Тьмы: одно, второе, затем еще четыре — дозор, безмолвно прокладывающий себе дорогу в лесу. Они, казалось, не шли по следу, а просто осматривали окрестности, и мысль, что они могут пустить в ход свой редкостный нюх, заставила Моргана похолодеть. Враги находились на расстоянии нескольких сотен ярдов и двигались вдоль склона. Их путь должен был пройти ниже того места, где сидел юноша, но пересекая при этом его след.

Горцу захотелось убежать, умчаться куда-нибудь быстрее ветра, но он знал, что из этого ничего не выйдет, и принудил себя остаться на месте. Преследователи были в черных плащах с капюшонами и без эмблем Ищеек. Значит, они либо не чувствовали угрозы, либо не опасались ее. Все это юноше совсем не нравилось.

Морган следил, как они чернильным ручейком протекают мимо деревьев и исчезают из виду.

Он немедленно пустился в дорогу, стремительно скользя по земле, чтобы как можно больше увеличить расстояние между собой и облаченными в черное охотниками. Интересно, кого они ищут: его или кого-нибудь еще — любого, кто может скрываться здесь после дерзкого нападения на их патруль? «Не важно», — мгновенно решил горец. Достаточно того, что они здесь, раньше или позже они скорее всего обнаружат его.

Ни на секунду не замедляя шага, Морган пересмотрел свой предыдущий план. Он не останется на этом берегу Мермидона, а переправится через реку и подождет возвращения Дамсон и Мэтти там, откуда ему будет видна береговая линия и озеро. К сожалению, он не сможет устроиться так, чтобы держать в поле зрения и Южный Страж, но бродить вокруг слишком опасно. Лучше подождать, пока Дамсон не расскажет, что показал Скри во время их путешествия на юг. А затем, если это будет необходимо, дать ей испытать талисман еще разок. Вот что надо сделать.

Сейчас он слишком близко к Южному Стражу и не сможет переправиться через Мермидон, оставаясь при этом незамеченным. Значит, придется ждать темноты, а до нее еще несколько часов. Слишком долго, чтобы задерживаться на одном месте. Забившись в тень, он снова принялся тщательно осматривать окрестности, стараясь придумать иной план. Череда деревьев, сбегая с Ранна, редела и поворачивала к югу, так что в низине, тянущейся к реке, не было никакого прикрытия. Горец раздосадованно скрипнул зубами. Слишком рискованно. Надо либо вернуться в горы и попытаться найти проход на восток, либо заново проделать весь круг, по которому он пришел. Но это крайне опасно.

85
{"b":"4807","o":1}