1
2
3
...
87
88
89
...
108

Но заснуть было невозможно: вокруг стоял невообразимый шум. Колл лежал, думая о том, удастся ли ему выкрутиться из этой переделки. Он снова замыслил побег. Хотя фургон и мулы передвигались медленно, отряд находился всего в трех или четырех днях пути от Дехтеры, а там-то все и закончится. Колл слышал о копях, где трудились рабы, преимущественно дворфы. Морган описывал эти копи, прознав о них от Стеффа. Их использовали как подземную тюрьму для недовольных режимом Федерации и, как правило, для участников Сопротивления. Дворфы, отправленные в рудники, никогда не возвращались оттуда. Никто не возвращался. Морган слышал, будто южане среди них тоже попадались, но до сих пор Колл не верил этому.

Он разглядывал потрескавшуюся и покосившуюся стену. Кажется, ему еще откроется множество истин, и все пренеприятные.

Колл глубоко вздохнул, задержал воздух в груди, а потом медленно и устало выдохнул.

Время уходит, удача уже давным-давно покинула его. Он был в лучшей форме, чем раньше, навыки, полученные у Ульфкингро в Южном Страже, помогли ему пережить все самое худшее. Но в его нынешнем положении от этого мало проку. Колл и не надеялся освободиться от цепей без ключа. Он пытался взломать замки, но они оказались прочными и тяжелыми. Попробовал уговорить своих мучителей снять цепи, чтобы он мог размять ноги, но те только рассмеялись в ответ. Планы освободить Пара от Риммера Дэлла и порождений Тьмы превратились в смутные воспоминания. Он был так же далек от них, как и от родного дома в Тенистом Доле. Казалось, ему никогда туда не вернуться.

Один из мужчин пнул стол, встал и вышел из комнаты. Колл рискнул украдкой выглянуть из своего укрытия. Меч Шаннары лежал на столе. Они играли на него, на то, кому он достанется. Трое сидящих за столом что-то угрюмо ворчали в адрес того, кто вышел, но не сводили при этом друг с друга глаз.

Снова отвернувшись к стене, Колл сомкнул веки. Никакого толку от того, что этим людям неведома истинная ценность Меча. «К сожалению, — подумал он, — здесь даже чудо не поможет».

Стиснув руки под одеялом, он медленно погрузился во тьму.

«Что же мне делать?»

***

— Это он?

На смуглом лице и коротких черных волосах Мэтти Ро играл лунный свет, придавая ей сходство с призраком. Дамсон отпила воды из предложенной подругой фляги и обернулась через плечо туда, откуда появилась, подумав на мгновение, не преследуют ли ее. Но ночь была безмятежна, а земля тихо и недвижно стыла под звездными лучами.

— Это он? — озабоченно повторила Мэтти.

Дамсон кивнула:

— Должно быть. Он съежился в дальнем углу комнаты и завернулся в одеяло, так что я не смогла разглядеть его лицо, но это не важно. Меч Шаннары лежал на столе, а его ни с чем не спутаешь. Это Пар, все верно. Они заковали его. Это работорговцы, Мэтти. На обратном пути я заглянула в фургон — там полно цепей и наручников. — Она замолчала, на лице ее отразилось беспокойство. — Не знаю, как он угодил к ним и как позволил схватить себя, этого не должно было случиться. Заклинание легко справляется с такими людьми. Не понимаю… Что-то здесь не так.

Мэтти, выжидая, ничего не ответила.

Дамсон вернула ей флягу с водой и вздохнула:

— Хотела бы я видеть его лицо. Один раз он выглянул, буквально на секунду, но было слишком темно. — Она покачала головой. — Работорговцы… С ними не договоришься.

Мэтти переступила с ноги на ногу:

— С такими людьми действительно нельзя договориться. Мы женщины. Если дать им малейшую возможность, они схватят нас, используют, получат удовольствие и перережут нам глотки.

Или, если уж нам совсем не повезет, продадут вместе с жителем Дола. — Девушка вглядывалась в ночь. — Сколько ты их насчитала?

— Пятеро. Четверо в доме и один караулит.

Они пьют, играют в кости и дерутся между собой. — Она помолчала и с надеждой прибавила:

— Может, когда они уснут, нам удастся прокрасться туда и освободить Пара?

Мэтти бросила на нее твердый взгляд:

— В темноте это будет слишком рискованно.

Если дойдет до драки, мы не сможем различить, где свои, а где чужие. К тому же житель Дола прикован к стене, и на его освобождение уйдет слишком много времени, да и поднимется большой шум. Кроме того, работорговцы могут провести всю ночь за игрой. Откуда нам знать.

— Мы можем и подождать. День, а если нужно — и два. Рано или поздно должен подвернуться случай.

Мэтти покачала головой:

— У нас нет времени. Мы же не знаем, скоро ли они доберутся до цели, к тому же их могут встречать. Нет. Мы должны сделать это немедленно. Сегодня же ночью.

Теперь удивилась Дамсон:

— Сегодня ночью? — переспросила она.

— А ты как думаешь? Если они сумели взять Пара в плен, несмотря на его чудесную силу, с ними дурака не поваляешь. — Казалось, Мэтти Ро прикидывает возможности Дамсон. — Нам бы только не оплошать — и они окажутся мертвыми прежде, чем поймут, что происходит. Ты можешь сделать это?

Дамсон перевела дух:

— А ты?

— Тогда входи вслед за мной и стой сзади. Прикрывай тыл. Помни, сколько их там. Не сбейся со счета. Если я упаду, выбирайся самостоятельно. — Девушка выпрямилась. — Ты готова?

— Уже?

— Чем скорее начнем, тем раньше закончим.

Дамсон молча кивнула, чувствуя удивительную отстраненность от всего происходящего, словно бы все происходит не с ней.

— У меня только охотничий нож.

— Пускай в ход все, что есть. И помни о сказанном.

Высокая девушка сбросила плащ, достала из своего мешка узкий боевой клинок и пристроила у себя за спиной точно так же, как Морган Ли носил свой меч. На запястье она прикрепила браслет с метательными ножами и сунула за голенище широкий охотничий кинжал. Дамсон молча наблюдала за ней. «Вдвоем против пятерых, — думала она. — И мало того. Эти люди — испытанные бойцы, убийцы, которые не задумываясь перережут нам глотки. Кто мы для них?» — подумала она и тут же решила, что это глупый вопрос.

В ночном мраке девушки скользили по траве, словно бесплотные духи. Дамсон вела Мэтти тем же путем, каким недавно шла сама. По мере их приближения свет масляных ламп, висевших в хижине, становился все ярче. Навстречу неслись грубые и хриплые мужские голоса. Дамсон не увидела огонька трубки на ступеньках крыльца, но это не означало, что часового там уже нет. Подойдя к хижине сзади, девушки прижались к неотесанным доскам стены. Внутри по-прежнему шли попойка и игра.

Девушки выглянули из-за угла. Часового не оказалось, тогда они двинулись, впереди Мэтти с мечом на изготовку. Прокравшись к окну, девушки быстро заглянули в комнату. Сцена не изменилась. Пленник, по-прежнему завернутый в одеяло, лежал на полу в дальнем углу хижины. Четверо игроков сидели за столом. Дамсон и Мэтти обменялись быстрым взглядом и метнулись к крыльцу — часового под навесом не было.

Лицо Мэтти омрачилось, но она, выставив вперед меч, все же вступила в полосу света из открытой двери. Дамсон следовала за ней, поворачивая голову налево и направо и думая: «Где же пятый?» Они были уже у самого входа, когда из темноты показался часовой, вероятно ходивший взглянуть на мулов. Он поглядывал по сторонам, что-то бормотал себе под нос и не замечал девушек, пока не ступил на крыльцо. Тут он в удивлении что-то пробурчал и потянулся за оружием. Мэтти оказалась проворней. Перекинув меч в левую руку, правой она выхватила один из метательных ножей и бросила в часового. Лезвие угодило ему в грудь, и он, стеная от боли, свалился с крыльца.

Девушки ворвались в хижину. Комнатка оказалась тесной, захламленной и прокуренной. Казалось, их появление застигло работорговцев врасплох. Дамсон хорошо видела их потные физиономии, вспыхнувшие в глазах гнев и изумление. Мужчины вскочили из-за стола, выхватывая из-за поясов и из ножен оружие. Раздались крики и проклятия, посыпались стаканы и жестяные кружки, эль полился на пол. Мэтти достала клинком того, кто был к ней ближе, и кинулась к следующему. Стол полетел в сторону, засыпая объедками комнату. Один из работорговцев двинулся к пленнику, но Мэтти была слишком близко, чтобы не обратить на это внимания, и ему пришлось отразить ее натиск.

88
{"b":"4807","o":1}