ЛитМир - Электронная Библиотека

Морган Ли покачал головой. Прошло уже больше часа, а Уолкер Бо ни разу не шелохнулся. Он впал в транс, в какое-то странное состояние полусна. Он сидел с закрытыми глазами, закутанный в черный плащ. Дыхание его замедлилось и стало едва заметным. Уолкер велел им стоять на страже и ждать его возвращения, объяснять, куда идет, он не стал. По правде говоря, было не похоже, чтобы он куда-то уходил, но Морган достаточно разбирался в подобных вещах, чтобы не приставать к Темному Родичу с расспросами.

Все они оказались в еловых зарослях высоко в лесах, граничащих с утесами Ранна, — Морган, Мэтти, Дамсон Ри, Колл Омсворд и Уолкер Бо.

Неподалеку от места, где они расположились, во тьме выжидательно поблескивали глаза Шепоточка. Глубокая ночь была тиха, тучи заволокли небо от горизонта до горизонта, в кустах гулял свежий северный ветер. Прошло пять дней с тех пор, как Уолкер Бо нашел Моргана Ли и спас его от порождений Тьмы. Он обманул гнусных тварей, придав одному из них обличье Моргана Ли и предоставив остальным возможность растерзать его в клочья: это убедило порождений Тьмы в том, что чужак, которого они выслеживали, уничтожен, и они вернулись к Южному Стражу. А вчера появились Колл и его освободительницы, переплывшие Радужное озеро на утлой лодчонке. Уолкер и Морган перехватили их в устье Мермидона и привели сюда.

— Как ты думаешь, что он делает? — продолжала озабоченная и обеспокоенная Мэтти.

— Не знаю, — признался Морган.

Горец нагнулся, чтобы рассмотреть получше, но, услышав предостерегающее рычание Шепоточка, отшатнулся. Взглянув на Мэтти, он пожал плечами. Двое других, неразличимые в темноте, сидели молча. Сейчас друзья были не столь голодны и усталы, как несколько долгих дней назад, но бесконечная борьба за жизнь истощила их душевно и изнурила физически.

Единственное, что еще поддерживало их, — это общая решимость найти Пара Омсворда и исходящая от Уолкера Бо уверенность, что начатое в Хейдисхорне путешествие близится к концу.

— Он ищет Пара, — раздался в тишине низкий голос Дамсон.

Конечно же, так оно и было! Уолкер последовал по второму следу Скри в Южный Страж — посмотреть, не заперт ли Пар в одной из темниц крепости. Колл и прежде не сомневался, что его брат попал в руки порождений Тьмы, а теперь его уверенностью прониклись и остальные. Но Моргану казалось, будто Уолкер ищет что-то еще. Однако пока Темный Родич об этом помалкивал, предпочитая хранить собственные домыслы в тайне. Он знал нечто такое, чего еще не хотел открывать остальным. Таков уж был обычай друидов, а Уолкер теперь стал настоящим друидом.

Морган глубоко вздохнул и уселся поудобнее, глядя во тьму. "Как странно. Уолкер стал именно тем, кого раньше так презирал. Кто бы поверил в это?

Впрочем, — философски думал он, — все мы пришли из различных миров. У каждого своя жизнь".

Когда глаза Уолкера открылись, Морган как раз разглядывал его. От неожиданности горец даже подскочил. Из-под капюшона показалось бледное, призрачно-белое лицо, исхудалое тело задрожало.

— Он жив, — прошептал Темный Родич, постепенно приходя в себя. Все глаза устремились на него. — Риммер Дэлл и порождения Тьмы держат его в плену.

Он попробовал подняться, помогая себе руками, покачиваясь от слабости. Остальные, обмениваясь неуверенными взглядами, встали вслед за ним. Из тьмы появился Шепоточек.

— Что ты узнал? — озабоченно спросил Колл. — У тебя были видения?

Уолкер Бо покачал головой. Он машинально потянулся и погладил по голове Шепоточка, умильно тершегося у его ног.

— Нет, Колл. Я использовал прием друидов и покинул свое тело, чтобы проникнуть в цитадель порождений Тьмы. Им не очень-то просто было учуять меня. Я нашел запертого в башне Пара. С ним Риммер Дэлл. Первый Ищейка пытается убедить Пара позволить ему взять под контроль магическую силу заклинания. Он твердит Пару, что тот такое же порождение Тьмы, как и сам Дэлл.

— Он уже говорил это Пару, — тихо произнесла Дамсон.

— Это ложь, — вмешался Колл.

Но Уолкер Бо покачал головой:

— Вероятно, нет. В том, что он говорит, есть доля правды. Я ощутил ее в его словах. Однако Первый Ищейка скрывает больше, чем говорит.

Пар же растерян, сердит и испуган. Он близок к тому, чтобы поверить в утверждение Риммера Дэлла. Он почти готов уступить.

— Только не это, — бледнея, прошептала Дамсон. Уолкер жадно дышал ночным воздухом.

— Действительно, только не это, — вздохнул он. — Но у Пара время на исходе. Силы его слабеют. Я осмелился вмешаться, чтобы предотвратить его согласие, так что пока самого страшного не произошло. Но нам нужно скорее вызволить его.

— Тайна уничтожения порождений Тьмы связана с -Паром. Так было всегда. Пытаясь завоевать Пара, Риммер Дэлл пренебрег всем остальным. Он знает о моем возвращении, о возвращении Рен, о нашем бегстве от порождений Тьмы. Он знает, что все мы приближаемся к нему. Порождениям Тьмы грозит великая опасность, а он сосредоточен исключительно на Паре. Пар — это ключ. Если мы сумеем освободить его от страха перед заклинанием, мы соберем воедино все части головоломки. Алланон послал нас найти талисманы — и мы выполнили это. Он послал нас вернуть в наш мир эльфов и Паранор — мы справились с этим.

У нас есть все необходимое для того, чтобы разгромить порождений Тьмы; мы должны лишь понять, как это сделать. И ответ лежит здесь.

Он посмотрел через долину и покрывающие ее деревья туда, где на горизонте возвышалась черная башня Южного Стража.

— Меч Шаннары освободит Пара, — пообещал Колл, решительно шагнув вперед. — Я знаю.

Казалось, Уолкер не слышит его.

— И еще одно. Порождения Тьмы держат какое-то существо запертым в недрах цитадели.

Это нечто живое, скованное магической силой и удерживаемое против его воли. Я не знаю, кто это, но чувствую, что оно обладает могуществом; мы должны найти способ освободить его, если только хотим выиграть битву. Кто бы там ни был, порождения Тьмы будут защищать его ценой собственной жизни. Охранные чары, сторожащие его, невероятно сильны. — Друид снова повернулся к своим спутникам. — Порождения Тьмы происходят от эльфов и владеют эльфийской магией, оставшейся с древних времен.

Их сила и слабость проистекают оттуда. Пар может быть одним из них потому, что в нем есть эльфийская кровь. Я не уверен, но считаю: вопрос, кем он станет, еще не решен.

— Он никогда не пойдет против нас, — прошептала Дамсон и отвернулась.

— Что нам делать, Уолкер? — еле слышно спросил Колл. Обеими руками он сжимал Меч Шаннары, а застывшее лицо казалось высеченным из гранита.

— Мы отправимся за ним, житель Дола, — ответил тот. — Мы отправимся за ним сейчас, пока еще не слишком поздно.

— Но не все же, — торопливо вставил Морган, бросив взгляд на девушек.

Уолкер посмотрел на него.

— Они тоже решили идти, горец.

Морган не уступал. Он не хотел, чтобы Дамсон и Мэтти шли в логово порождений Тьмы.

У всех мужчин, чтобы защитить себя, есть сила того или иного рода. А у девушек нет ничего.

Так дело не пойдет.

— Меня вы тут не бросите, — быстро вмешалась Дамсон, и юноша увидел, как Мэтти согласно кивнула.

— Это слишком опасно, — услышал он свое возражение. — Мы не сможем защитить вас. Вы должны остаться здесь.

Девушки вызывающе поглядели на него, и Морган смело встретил их взгляды. Несколько мгновений все трое молчали, стоя лицом к лицу и едва не наскакивая друг на друга, как бойцовые петухи.

Затем Уолкер поднял руку и привлек к себе Дамсон и Мэтти Ро, тем же движением отстраняя Моргана и Колла. Он казался выше, чем помнилось Моргану, и шире в плечах. Конечно, это было не более чем впечатление. Хотя казалось, будто в нем живут несколько человек. Его окружало некое пространство, огромное и запретное, и ночь вокруг друзей странно притихла в ожидании.

— Я не могу дать вам могущество, чтобы сражаться, — тихо сказал он девушкам, — но способен наделить вас силой, которая оградит от атак порождений Тьмы. Стойте спокойно, не двигайтесь.

95
{"b":"4807","o":1}