A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
56

— Только на минуточку, — уточнил Пьянчужка. Они оба заработали своими лапками, разрывая кучу хвороста, которым была завалена ямка, вырытая ими у входа в нору. После того как с этим было покончено, оба гнома осторожно дотронулись до бутылки, завернутой в тряпицу. Они развернули и вытащили свое «со-уровище», после чего положили бутылку на землю, буквально у себя под носом.

— Какая красивая! — прошептал Щелчок, глядя на бутылку.

— Какая прелесть! — в унисон ему отозвался Пьянчужка.

«Минутка» давно уже прошла, прошло много минут, а гномы все продолжали глазеть на бутылку.

— Интересно, что там внутри? — заметил Щелчок, тыкая пальцем в горлышко.

— Интересно, — подтвердил Пьянчужка. Щелчок осторожно потрогал бутылку. Гномам показалось, что арлекины стали танцевать быстрее.

— По-моему, она пустая, — сказал Щелчок. Пьянчужка также потрогал бутылку.

— По-моему, ты прав, — заметил он.

— Но как это можно проверить, не открыв ее? — поинтересовался Щелчок.

— Вряд ли иначе поймешь, — тут же согласился Пьянчужка.

— Может, мы и ошибаемся, — заметил Щелчок.

— Может быть, — подтвердил Пьянчужка. Они еще раз осмотрели бутылку, даже обнюхали ее, по очереди повертели в руках, но так ничего и не поняли.

Наконец Пьянчужка потрогал пробку. Щелчок поспешно забрал у него бутылку.

— Мы же договорились сразу не открывать ее, — напомнил он.

— А зачем слишком долго ждать? — спросил Пьянчужка.

— Мы договорились, что откроем ее, когда доберемся домой.

— Но это слишком далеко. К тому же мы и здесь в безопасности.

— Мы же договорились!

— А мы можем передоговориться.

Щелчок почувствовал, что его решимость поколеблена. В конце концов он не меньше Пьянчужки интересовался содержимым их драгоценной бутылочки. Можно ведь осторожно открыть ее, а потом сразу опять закрыть. Они успеют заглянуть туда…

Но вдруг то, что налито в бутылку, разольется в темноте и пропадет!

— Нет, — твердо сказал Щелчок. — Мы откроем бутылку только дома, не раньше.

Пьянчужка бросил на него злой взгляд.

Они какое-то время молча лежали и смотрели на бутылку, пока не устали глаза. Надо сказать, что у гномов зрение вообще слабое и они больше полагаются на остальные пять чувств. А сейчас была ночь. Поэтому они даже не заметили, как пробка начала двигаться, словно ее кто-то расшатывал.

— Лучше все же ее убрать, — сказал наконец Щелчок.

— Пожалуй, — снова вздохнул Пьянчужка. Гномы потянулись к бутылке, но вдруг услышали странный звук:

— Шшшшшшш!

Гномы поглядели друг на друга. Но никто из них не шикал.

— Шшшшшш!

Звук исходил из бутылки.

— Шшшшшш! Освободите меня, хозяева! — услышали гномы.

Щелчок и Пьянчужка тут же отдернули лапки и забились в нору, так что оттуда торчали только кончики их носов. Между тем неведомый обитатель бутылки начал ныть:

— Пожалуйста, ну пожалуйста, милые хозяева, выпустите меня отсюда! Я не сделаю вам ничего плохого, вот увидите. Я ваш друг. Я вам кое-что покажу, хозяева. Освободите меня. Вы увидите такие чудеса!

— Какие чудеса? — робко спросил Щелчок, не вылезая из норы. Пьянчужка промолчал.

— Вы увидите волшебство, доброе волшебство, — отвечал голос из бутылки. — Я не причиню вам зла. Честное слово.

— А ты кто? — спросил Щелчок.

— И почему умеешь разговаривать? — спросил Пьянчужка.

— Бутылки не разговаривают.

— Никогда не разговаривают.

— Да нет, хозяева, — ответил тот же голос. — Это не бутылка разговаривает с вами. Это я.

— Кто ты? — спросил Щелчок.

— Да, кто? — поинтересовался Пьянчужка. Последовало недолгое молчание, затем таинственный голос ответил:

— У меня нет имени.

— У всех есть имя, — заявил Щелчок, высовывая голову из норы.

— У всех, — повторил за ним Пьянчужка.

— Но только не у меня, — грустно ответили из бутылки. — Но, может быть, вы сами дадите мне имя? Да, вы ведь можете придумать, как меня назвать. Почему бы вам не выпустить меня и не дать мне имя?

Гномы еще колебались, но страх уже уступил место любопытству. Их сокровище, ко всему, умело еще и разговаривать!

— И ты будешь хорошо вести себя, если мы тебя выпустим? — спросил Щелчок.

— Ты обещаешь не причинять нам вреда? — вставил свой вопрос Пьянчужка.

— Причинить вам вред?! Да ни в коем случае! — Обитатель бутылки был чуть ли не оскорблен. — Вы ведь мои хозяева. Я не смею причинять вред хозяевам бутылки. Я должен вас слушаться и выполнять ваши приказы.

Щелчок и Пьянчужка еще колебались. Потом Щелчок осторожно дотронулся до бутылки. Она оказалась теплой. Пьянчужка сделал то же самое и с тем же результатом. Гномы удивленно посмотрели друг на друга.

— Вы увидите чудеса, — повторил тот же голос. — Вы узнаете, что такое доброе волшебство.

— Может, действительно открыть бутылку? — шепотом спросил Щелчок.

— Не знаю, — ответил Пьянчужка.

— Я могу вас одарить, — пообещал голос. — Вы можете получить от меня драгоценные дары.

Больше Пьянчужка и Щелчок не могли терпеть. Они оба потянулись к бутылке, и вскоре пробка была уже извлечена. Из горлышка повалил рыжий дым и полетели зеленые искры, затем раздался звук удара, и — какое-то маленькое, черное, лохматое существо вылезло из бутылки. Гномы отдернули лапки. Существо это напоминало огромного паука.

— У-УУУф!!! — услышали они вздох неведомого создания, которое теперь смотрело на них, усевшись на край горлышка. Ростом существо было с четверть метра, с красными глазами. В отличие от паука у него было четыре конечности, крысиный хвостик и пушистая черная шерсть на спине. Лапы и пальцы были, как им показалось, болезненно бледными. Тупая, словно приплюснутая, мордочка была обильно покрыта шерсткой. Острые ушки торчком стояли на макушке. Неведомое существо, по-видимому, улыбалось, обнажая кривые зубы впрочем, его улыбку трудно было отличить от гримасы.

— Хозяева! — снова услышали гномы голос недавнего обитателя бутылки. При этом он поскреб шерстку, словно под ней скрывалось нечто, раздражавшее его.

— Кто же ты? — спросил Щелчок шепотом. Его товарищ молчал.

— Я тот, кто я есть! — ответило неведомое существо, осклабившись. — Я чудесное создание волшебных чар. Я лучше тех, кто вызвал меня к жизни.

— Демон! — прошептал Пьянчужка, почувствовав внезапный страх.

— Меня называют Злыднем, хозяева, — ответил тот. — Я по воле случая несчастный узник… Но владелец этой бутылки, хозяева, владелец многих чудесных вещей!

Щелчок и Пьянчужка смотрели во все глаза и слушали его затаив дыхание.

— Какие же.., чудесные вещи содержатся в этой бутылке? — спросил наконец Щелчок, и голос его дрожал от волнения.

— Ааах! — зевнул Злыдень.

— И.., почему они в бутылке, а не у тебя в кармане? — спросил Пьянчужка.

— И почему ты сам живешь в бутылке? — не унимался Щелчок.

— Да, почему? — повторил Пьянчужка.

— Из-за.., из-за заклятия, — ответило паукообразное создание. — Это моя жизнь, хозяева. Не хотите ли, чтобы она стала и вашей жизнью? Желаете ли сами проверить, что к чему? Хотите ли действительно почувствовать себя хозяевами, а?

Пока он говорил, гномы постепенно пятились обратно в нору. Им обоим хотелось сейчас исчезнуть. Лучше бы они вовсе не открывали бутылки!

— Ага-а-а! Испуга-а-лись? — спросил вдруг Злыдень, словно дразня гномов.

— О нет, нет, вам незачем бояться меня. Вы хозяева, а я ваш слуга. Приказывайте мне! Попросите что-нибудь сделать, и я покажу вам, на что способен. — Щелчок и Пьянчужка словно онемели. — Скажите хоть слово, хозяева, — упрашивал их Злыдень. — Приказывайте!

— Покажи нам что-нибудь хорошее, — робко заговорил наконец Щелчок.

— Что-нибудь светлое, — добавил Пьянчужка.

— Но ведь это так просто! — ответил Злыдень. — Ну, будь по-вашему, хозяева. Будет вам «что-нибудь светлое». Смотрите!

Он поднялся и словно вырос на их глазах. Злыдень щелкнул пальцами, так что посыпались зеленые искры, все мошки и бабочки, летавшие в воздухе, разом загорелись, вспыхнув, словно маленькие костерки. Насекомые, обезумев, метались туда-сюда, охваченные огнем, и пораженные гномы следили за этим невиданным «фейерверком».

11
{"b":"4808","o":1}