ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К счастью, советнику Тьюсу наконец-то удалось волшебство. В последний момент он повернул поток ножей, летевших в Бена, в другую сторону. Бен отскочил чисто механически когда же понял, что все обошлось, то крикнул Ивице и советнику, чтобы они бежали.

Злыдень уже нанес следующий удар. На Бена и его друзей посыпался град камней, исторгнутых из земли словно рукой великана. Однако волшебный щит, созданный Тьюсом, оказался надежным, дав возможность трем друзьям безопасно отступить, несмотря на летевшие тучи камней.

Потом камни исчезли, зато капли дождя вдруг стали замерзать, будто зимой, превращаясь в крупные градины. Словно подхваченный невидимым ветром, поток градин понесся в сторону Бена и его друзей. Волшебник вскрикнул, выбросил вперед руки, и все увидели вспышку ослепительного света. Но волшебный щит потерял часть питавшей его силы, и градины стали пробивать это незримое прикрытие. Бен, получивший несколько чувствительных ударов, отскочил назад. Он пытался заслонить Ивицу, чтобы она смогла безболезненно добраться до вершины холма. Но она путалась в своих одеждах и все время падала.

— Спускайтесь скорее. Ваше Величество! — услышал он отчаянный крик волшебника.

Схватив Ивицу за руку, Бен кое-как дотащил ее до вершины холма, затем быстренько они стали спускаться по противоположному склону. Щит советника уже перестал существовать, и ничто не сдерживало волны града и снега, обрушившиеся на короля и его спутников. Бен упал на землю и покатился, увлекая за собой Ивицу. И тут каким-то чудом град и снег вдруг прекратились. Снова стало тихо, вновь заморосил дождь. И снова наступил обычный ненастный день.

Открыв глаза, Бен сразу увидел лицо Ивицы, а потом, оглянувшись, увидел и советника. Он с трудом поднялся на ноги и стал отряхиваться. Ни гномов, ни Злыдня нигде не было видно.

Бен едва стоял на ногах. Он чувствовал страх и бессильную злость и был рад, что уцелел: Злыдень едва не погубил его. На радостях Бен крепко обнял Ивицу.

***

Сапожка они нашли в нескольких сотнях ярдов от места поединка. Он зацепился за какой-то куст, что предотвратило его дальнейшее падение. Кобольд был весь в шишках и ссадинах, но сознания не потерял. Сапожок получил тяжелые ранения, смертельные для многих живых существ, но кобольды — очень живучие и крепкие создания.

Ивица занялась пострадавшим. Она обладала способностями целительницы, присущими многим волшебным созданиям Озерного края. Сильфида старалась касаться его тела как можно осторожнее, чтобы не причинять еще большей боли. Примерно через полчаса Сапожок уже стоял на ногах. Он еще не совсем оправился после перенесенного потрясения, но уже ухмылялся, обнажая острые зубы. Кобольд, обращаясь к советнику, прошипел несколько слов, понять которые было нетрудно и не зная языка: он хотел бы отомстить Злыдню.

Но Злыдень вместе с обоими гномами и бутылкой, казалось, бесследно исчез. Бен и его спутники обошли окрестности в поисках следов, но тщетно. Очевидно, злой дух пустил в ход свои чары, чтобы замести следы.

— А может быть, они просто поднялись в воздух и улетели? — предположил советник Тьюс. — У Злыдня есть такие возможности.

— А есть ли границы его возможностям? — спросил Бен.

— Эти границы, — ответил волшебник, — определяются душевными качествами хозяев бутылки. Чем хуже сам человек, тем сильнее становится этот злой дух. Щелчок и Пьянчужка не такие уж скверные существа, Ваше Величество. Поэтому силы, которые черпает из них Злыдень, должны скоро пойти на убыль.

— Мне жаль их обоих: и Щелчка, и Пьянчужку, — заметила Ивица.

Бен с удивлением посмотрел на нее и кивнул:

— Мне тоже по-своему их жаль. — Он повернулся ко второму кобольду:

— Сельдерей, приведи лошадей, пожалуйста.

Кобольд кивнул и молча ушел. Король задумчиво посмотрел на небо. Дождь уже заканчивался, день клонился к вечеру.

— Что будем делать дальше. Ваше Величество? — спросил советник.

— Сейчас, Тьюс, нам следует подождать до утра, — ответил король. — На рассвете мы отправимся искать Щелчка и Пьянчужку, отберем у них бутылку и запрем в ней Злыдня, раз и навсегда! — Бен поглядел на ухмылявшегося Сапожка. — В следующий раз мы будем готовы к встрече с этим поганцем из бутылки, — твердо сказал король.

Глава 6. МИКЕЛ АРД РИ

Абернети сидел взаперти в комнате Элизабет, пользуясь временной передышкой, чтобы понять, куда он попал и насколько опасен этот мир. Элизабет подумывала о том, чтобы сказаться больной и не пойти в школу, но отказалась от этой мысли: тогда экономка обрушила бы на девочку поток нежности и сочувствия, и Абернети был бы непременно обнаружен. К тому же дочь управляющего еще не придумала, как ее новый друг мог бы безопасно выбраться из Граум-Вит.

Итак, Элизабет отправилась в школу, а Абернети остался в ее комнате и занялся чтением газет и журналов, которые девочка принесла из отцовского кабинета по его просьбе. У себя на родине Абернети был не только придворным писцом, но и придворным историком, а потому имел кое-какие сведения по истории других земель. Он заинтересовался устройством мира, из которого явился Бен, еще когда Микс начал вербовать здесь людей, желавших заплатить за трон в Заземелье. То, что Абернети уже знал, пугало его. В основном у него остались в памяти сведения о машинах, науках, а также о войнах в мире Бена. Так как в распоряжении писца был медальон, то он мог говорить на языке любого народа, так что изучение мира, в который он попал, не вызывало ни» каких затруднений. Но главное, что необходимо было сделать, так это выбраться отсюда. А чтобы уж наверняка, нужно просветить мозги.

Поэтому Абернети уселся на кровати Элизабет, подложил под спину подушки, обложился газетами и журналами и попытался уяснить, как все устроено в этом мире. Занятие это оказалось утомительным. Его поразило изрядно большое число рассказов о всякого рода войнах и убийствах, как правило, по экономическим и политическим соображениям, но во многих случаях — без всякой разумной цели. Также много было публикаций о раскрытии различного рода преступлений. Абернети скоро надоело такое чтиво. Он решил, что попал в мир, полный мошенников и грабителей. Любовные истории и приключенческие повести писец только бегло просматривал. Гораздо больше его заинтересовали реклама и объявления.

Они знакомили с тем, какие товары и услуги предоставлялись в этом мире. Из них он, в частности, заключил, что здесь люди не путешествуют верхом или в каретах, а ездят или даже летают по воздуху с помощью машин, придуманных здешними учеными. Он понял также, что пользоваться всеми этими машинами можно только за большие деньги или с помощью какого-то кредита. Ни денег, ни этого самого «кредита» у него, конечно, не было. Наконец Абернети понял, что, даже если забыть о его собачьей наружности, в этом мире никто не одевался так, как он, не разговаривал на его лад и было мало общего между обычаями Заземелья и обычаями этого мира. Поэтому за пределами Граум-Вит все сразу поймут, что он существо из другого мира.

В одном из журналов писец нашел карту страны, где жил Бен, — Соединенных Штатов Америки. Абернети отыскал штат Вашингтон, где сам находился, а также нужный ему штат Виргиния. Элизабет оказалась права: ему предстояло покрыть слишком большое расстояние. Идти пешком до Виргинии ему пришлось бы, похоже, целую вечность. Наконец Абернети слез с кровати, подошел к окну с двойными рамами, которое выходило на юг, и стал смотреть вниз. Замок был окружен виноградниками. Кроме того, из окна были видны лужайки, речушка и несколько домов, стоявших поодаль. Дома эти заинтересовали писца. Он уже видел подобные здания на картинках в журналах. Ни те, ни эти вовсе не были похожи на дома в Заземелье. Граум-Вит смотрелся среди здешних зданий весьма странно, будто кто-то перенес его сюда, не задумываясь, насколько нелепо это будет выглядеть. Видимо, единственной причиной появления здесь этого замка было желание Микела Ард Ри воплотить свою давнюю, еще детскую мечту. Крепость окружал ров, по обе стороны подъемного моста находились караульные помещения, а кроме того, вокруг замка была сооружена еще невысокая каменная стена с колючей проволокой наверху. Абернети покачал головой. Микел совершенно не изменился.

14
{"b":"4808","o":1}