ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, может быть, не поздно, — согласился Пьянчужка.

Глаза Злыдня вспыхнули. Он продолжал смотреть на гномов.

— Король, наверное, простит нас, если мы отдадим ему бутылку, — продолжал Щелчок.

— Его Величество, наверное, помилует нас, — добавил Пьянчужка.

— Мы бы объяснили ему, что сами не можем понять, как все это случилось, — робко заметил Щелчок.

— Мы попросили бы прощения, — тихо рассуждал Пьянчужка.

Злыдень щелкнул пальцами, и мотыльки превратились в синие искорки, которые вдруг вспыхнули и погасли.

— Нам совсем ни к чему, чтобы король возненавидел нас, — тихо сказал Щелчок.

— Совсем ни к чему, — согласился Пьянчужка.

— Он ведь был нашим другом, — горячо заметил Щелчок.

— Конечно, был, — подтвердил Пьянчужка. Злыдень хлопнул в ладошки, и разноцветные огоньки замелькали в ночном небе, словно звездочки. Они образовывали всякие причудливые фигуры. Кыш-гномы снова залюбовались этим зрелищем. Злыдень начал смеяться и приплясывать. Огоньки стали на лету превращаться в драгоценные камни и падать на землю.

— А бутылочка-то — такая прелесть, — сказал вдруг Щелчок, зачарованный этой картиной.

— Волшебство так прекрасно! — в восторге воскликнул Пьянчужка.

— Можно еще немножко подержать бутылку у себя, — предложил Щелчок.

— Да, можно оставить ее у нас на пару деньков, — согласился Пьянчужка.

— Вреда от этого не будет.

— Что в этом дурного?

— Можно попробовать…

— Пожалуй., И вдруг оба гнома умолкли. Не сговариваясь, они посмотрели друг на друга, и каждый увидел в глазах другого отблеск огня, горевшего в глазках Злыдня. Гномам стало страшно. Они замотали головой, словно пытаясь стряхнуть с себя наваждение.

— Я боюсь, — сказал Пьянчужка со слезами на глазах.

— Мне совсем разонравилась эта бутыль, — едва слышно ответил Щелчок. — Она очень плохо на меня действует.

Пьянчужка кивнул. Злыдень все еще не спускал с них глаз, но колдовские огни и странные светящиеся фигурки исчезли. Глазки злого духа, казалось, стали еще меньше и еще коварнее.

— Надо снова посадить его в бутылку, — прошептал Щелчок.

— Надо, — согласился Пьянчужка. Неожиданно Злыдень свернулся клубком, словно еж, и зашипел.

— Убирайся! — сказал расхрабрившийся Щелчок и замахал на него руками.

— Да, убирайся, — повторил Пьянчужка.

— Куда вы хотите меня послать, хозяева? — злобно спросил Злыдень. Но голос его стал чуточку жалобным.

— Возвращайся в свою бутылку, — разошелся осмелевший Щелчок.

— Да, да, в бутылку, — осмелел за другом и Пьянчужка.

Злыдень посмотрел на гномов, словно проверяя, насколько они серьезны, после чего его паукообразное тельце вдруг втянулось обратно в бутылку. Щелчок и Пьянчужка тут же схватили ее и заткнули пробкой. Руки у них дрожали. Положив бутылку перед своей норой, гномы завалили ее листьями и хворостом. Некоторое время они не сводили с нее глаз, но постепенно стали клевать носом. Теперь им трудно было бороться со сном.

— Завтра отдадим бутылку королю, — пробормотал Щелчок.

— Да, вернем ее Его Величеству, — зевая, сказал Пьянчужка.

Вскоре оба гнома заснули, уверенные, что все будет хорошо. И сразу же внутри бутылки вспыхнул тусклый красноватый свет.

***

Пьянчужке в ту ночь снились сверкающие драгоценные камни. Они падали с неба, подобно летнему дождю, переливаясь всеми цветами радуги. Он, Пьянчужка, сидел на горке из цветов и любовался холмиками из красивых камней, наслаждаясь удивительным состоянием покоя.

Рядом лежала драгоценная бутылочка, а запертый в ней Злыдень продолжал устраивать сверкающий дождь из драгоценностей.

— Освободи меня, милый хозяин, — умолял его злой дух. — Выпусти меня, пожалуйста.

Пьянчужка заворочался во сне. Он почему-то решил, что если выполнить просьбу Злыдня, то драгоценных камней станет гораздо больше, а красота их превзойдет все, что доводилось видеть прежде. В благодарность за освобождение Злыдень, несомненно, одарит гнома сказочными богатствами. Все было настолько просто и понятно, что сомнений у Пьянчужки не осталось.

Так и не проснувшись, гном протянул руку и вытащил пробку из бутылки…

***

Когда гномы открыли глаза, шел дождь, но самый обычный, и небо было затянуто тучами. Рассвело еще совсем недавно, и в утренних сумерках все окружающее выглядело странно и причудливо.

Чьи-то грубые узловатые руки вытащили гномов из норы и поставили на ноги. Кыш-гномы дрожали от холода и растерянно моргали. Их окружали какие-то странные, жутковатого вида тени, но рассмотреть, кто это, было трудно. Щелчок и Пьянчужка попытались вырваться, но кто-то крепко держал их в своих объятиях.

Одно из неизвестных существ подошло вплотную к гномам. Оно оказалось громоздким и сутулым, со спутанными черными волосами. Кожа на лице была грубой, похожей скорее на шкуру зверя.

— Доброе утро, малыши, — приветствовал их тролль на своем грубом гортанном наречии.

Щелчок и Пьянчужка задрожали, услышав эти слова, а окружавшие их тролли расхохотались.

— Вы что, онемели? — спросил первый тролль с притворным сочувствием.

— Отпустите нас! — стали жалобно просить оба гнома.

— Да ведь мы вас только что нашли! — сказал другой тролль. — Неужели мы вас так скоро отпустим? Да и куда вам идти? — Он умолк, выразительно посмотрев на Щелчка и Пьянчужку. — А может, вы сбежали от кого-то, а?

Оба гнома энергично замотали головой.

— Наверно, вас кто-нибудь ищет? — спросил тролль, подмигнув гномам.

Он вытянул свою огромную лапу, и кыш-гномы увидели, что он держит их драгоценную бутылочку. Она снова была открыта, а Злыдень сидел на горлышке и корчил рожи.

— Это наша бутылка! — сердито закричал Щелчок и потянулся за ней.

— Отдайте ее нам! — захныкал Пьянчужка.

— Отдать ее вам?! — спросил тролль с деланным удивлением. — Как, такую чудесную вещицу и отдать вам?!

Гномы отчаянно пытались вырваться, но напрасно: тролли крепко держали их. Тот, кто первым заговорил с Щелчком и Пьянчужкой, был крупнее других и, очевидно, был среди них главным. Он по очереди ударил каждого из гномов по голове своей тяжелой лапой так, что они оба, не удержавшись на ногах, упали на колени.

— Сдается мне, вы снова принялись за воровство, — заметил тролль. — Снова крадете чужое. — Гномы опять замотали головами, но он продолжал, не обращая на них внимания. — По-моему, эта бутылка никак не может быть вашей. Она принадлежала кому-то другому, и, кто бы это ни был, вы, видать, сделали ему большую неприятность… Ну да ладно! Недаром говорится: кто-то теряет, кто-то находит. Мы точно не знаем, кто прежде был хозяином бутылки. Так что лучше будет, если ее хозяином стану теперь я!

Щелчок и Пьянчужка поглядели друг на друга: всем известно, что эти тролли

— сами воры и грабители. Потом гномы перевели взгляд на Злыдня.

— Не позволяй им забрать бутылку, — жалобно промолвил Щелчок.

— Заставь их отдать ее нам, — нудно завопил Пьянчужка.

Обитатель бутылки, выделывавший ловкие коленца на ее горлышке, зыркнул на гномов, и глазки его снова вспыхнули. Щелкнув пальцами, он вызвал фейерверк разноцветных искр, которые стали быстро гаснуть, осыпая Щелчка и Пьянчужку пеплом так, что они закашлялись.

Тролль, державший бутылку, спросил у Злыдня:

— Эти гномы действительно твои хозяева, малютка, да или нет?!

— Нет, хозяин, — ответил тот, — я могу принадлежать только владельцу этой бутылки. Сейчас ты — мой хозяин!

— Нет, нет, — в один голос завопили кыш-гномы. — Это мы твои хозяева!

Остальные тролли снова расхохотались, и их смех показался гномам таким же колючим и холодным, как дождь.

Главный тролль наклонился над ними.

— Ничего и никогда не принадлежало кыш-гномам, — изрек он. — Не принадлежало и никогда не будет принадлежать! Вы, жалкие глупцы, не умеете хранить то, что вам достается. Как по-вашему, почему нам удалось найти вас? Да ведь мы здесь именно благодаря этой неведомой твари, к которой вы сейчас взываете о помощи! Она осветила ночное небо разноцветными огнями! Она сама попросила, чтобы мы ее забрали к себе, потому что не хотела быть в плену у вас!

18
{"b":"4808","o":1}