ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты что? — осведомился писец, поправляя мундир. — И что у тебя за дело ко мне? Что ты опять выдумал, советник Тьюс?

— Ты себе представить не можешь! — ответил сияющий Тьюс.

Когда писца и волшебника окружили вновь прибывшие, Тьюс с таинственным видом понизил голос:

— Абернети, представь себе, что твое самое заветное желание может сбыться. Что бы ты пожелал?

Пес уставился на него. Потом перевел взгляд на гномов, затем снова на волшебника.

— На сколько желаний я имею право? — спросил наконец Абернети.

Волшебник дружески коснулся рукой плеча писца:

— Абернети, я нашел способ превратить тебя обратно в человека!

Пораженные слушатели умолкли. Все знали историю о том, как Тьюс некогда превратил Абернети в собаку, чтобы спасти его от приступа гнева злобного королевского сынка. Однако волшебнику не удалось превратить придворного писца обратно в человека. Абернети с тех пор так и жил в облике говорящей собаки с человеческими руками, однако не терял надежды, что он когда-нибудь снова станет человеком. Советник давно уже искал способ сделать это, но тщетно. Волшебные книги, с помощью которых можно расколдовать Абернети, уничтожены, и об этом чудесном способе превращения с тех пор почти ничего не было слышно.

Абернети откашлялся.

— Скажи, волшебник, — осторожно осведомился писец, — это твоя очередная дурацкая идея или ты и в самом деле сможешь превратить меня снова в человека?

— Смогу! — заявил Тьюс, нервно кивая. Он помолчал немного и добавил:

— Я так думаю.

— Ты так думаешь? — спросил Абернети явно угрожающе.

— Постойте, постойте! — Бей вскочил с кресла и едва не наступил на горшок с цветами, торопясь предотвратить возможную схватку. Он уже стоял между волшебником и писцом. — Тьюс! — Король подождал, пока волшебник обратит на него внимание. — По-моему, такого рода волшебство неподвластно тебе. Мне казалось, что с утратой волшебных книг ты сам утратил даже возможность изучения искусств, которыми овладели твои предшественники, не говоря уже о том, чтобы пытаться…

— Способ проб и ошибок. Ваше Величество, — перебил его волшебник. — Я, используя уже полученные знания, шаг за шагом продвигался вперед, по пути познания, пока не узнал все, что мне требовалось до последнего времени старался овладеть тайнами волшебства, но теперь я достиг своей цели!

— То есть ты так думаешь, — осторожно поправил его Бен.

— Ну… — протянул советник.

— Это пустая трата времени, как обычно, — выпалил Абернети. Он повернулся было, чтобы уйти, но на его пути стояли оба гнома, которые подошли поближе, дабы получше все расслышать. Писец снова повернулся лицом к волшебнику. — Все дело в том, — заявил он, — что ты до сих пор никогда ничего не мог сделать как следует!

— Вздор! — закричал вдруг советник, и все невольно умолкли. — Десять долгих месяцев я работал над этим — с тех пор еще, как гнусный Микс уничтожил древние волшебные книги! Я знаю, как много все это значит для тебя, Абернети. Но и ты ведь знаешь, как я пытаюсь сделать возможным это превращение. Я производил вполне успешные опыты с разными мелкими созданиями. И мне удалось доказать, что такое возможно. Теперь осталось только попробовать поработать с тобой.

Некоторое время все молчали. Лишь слышно было, как жужжит какая-то пчела, перелетавшая с цветка на цветок. Абернети подозрительно смотрел на волшебника, но за его недоверчивостью скрывалась слабая надежда.

Ивица, которая стояла поодаль от остальных и наблюдала всю эту сцену, заговорила первая:

— Мне кажется, надо дать возможность советнику объясниться до конца.

— Я согласен, — кивнул Бен. — Расскажи нам все, Тьюс.

Волшебник явно выглядел обиженным.

— Все?! — переспросил он. — Что значит «все»? Я уже и так все вам рассказал, кроме, конечно, описания волшебных приемов, чем я не собираюсь с вами делиться, так как все равно вы ничего не поймете. Я научился превращать собаку в человека — вот и все. Если вы хотите, чтобы я показал это на деле, — пожалуйста! Если нет — я больше не буду беспокоиться об этом.

— Советник… — начал Бен примирительно.

— Ну в самом деле. Ваше Величество! Я работаю над труднейшей задачей, я добиваюсь блага — и мне отвечают недоверием и оскорблениями! Кто я — придворный волшебник или нет? Тут, кажется, у кого-то есть сомнения на этот счет.

— Я только спросил… — виновато начал понурый Абернети.

— Нет, нет, не стоит извиняться за откровенность! — Тьюсу явно пришлась по душе роль страдальца. — Всех великих людей никогда не понимали. Некоторые из них даже заплатили жизнью за свои убеждения.

— Однако! — Бен уже сам начал сердиться.

— Я не хочу сказать, что моя жизнь находится под угрозой, в том смысле, в котором люди обычно пони» мают это, — поспешно добавил волшебник. — Я только хотел лучше пояснить свою мысль. В общем, могу повторить: я нашел магическое средство, чтобы сделать то, о чем я говорил. Мы можем выполнить нашу задачу, если, конечно, пожелаете. У нас есть для этого все необходимое, если вы мне верите. У нас действительно есть все необходимое, за одним исключением.

Все ахнули.

— За одним исключением? — переспросил Бен. Советник почесал в затылке:

— Тут есть одна загвоздка. Ваше Величество. Для особо ответственного превращения нужен преобразователь. Его-то у меня и нет.

— Так я и знал, — проворчал Абернети.

— Но у нас есть другая возможность, — поспешно продолжил волшебник. Он перевел дыхание. — Мы можем воспользоваться медальоном.

— Медальоном?! Каким это медальоном? — спросил изумленный Бен.

— Вашим, дорогой король.

— Моим медальоном?!

— Вам пришлось бы снять его и передать Абернети на время его превращения.

— Как, мой медальон?!

У Тьюса был такой вид, точно он ожидал, что сейчас ему на голову обрушится потолок.

— Всего на несколько минут, Ваше Величество, не более того. Потом медальон снова вернется к вам.

— Вернется? Спасибо.

Бен не знал, смеяться ему или сердиться.

— Советник, ты помнишь, как мы несколько недель пытались овладеть этой штуковиной, даже когда она, по сути, никуда не пропадала? А сейчас ты предлагаешь мне снять медальон! Разве я не слышал от тебя же, и не единожды, что я вообще не должен с ним расставаться?

— Да, конечно…

— А что, если и сейчас не все получится и медальон будет поврежден или потерян? И что, если по какой-то причине Абернети не сможет вернуть мне медальон? Гром и молния! Я еще никогда в жизни, кажется, не слышал более безумного предложения. О чем ты думаешь, Тьюс?

Во время этой вспышки королевского гнева все невольно отступили, и теперь рядом с Беном стоял только волшебник.

— Если бы был другой способ сделать это… — неуверенно начал советник.

— Так найди же его! — перебил король. Он обратился к остальным придворным:

— А вы что на это скажете? Ты что думаешь, Абернети? Как по-твоему, Ивица?

Абернети ничего не ответил.

— Я думаю, тебе следует все взвесить и учесть связанную с этим делом опасность, — сказала наконец Ивица.

Бен некоторое время стоял, переводя взгляд с одного из своих друзей на другого, а затем, не говоря ни слова, стал рассматривать цветы за окнами. В какое щекотливое положение он попал! Он рисковал потерять талисман — знак королевской власти, защищавший его в этом мире. С помощью медальона он мог вызывать Паладина, верного рыцаря, служившего защитником и помощником всем королям, в том числе и самому Бену, в чем он уже не раз имел возможность убедиться. Кроме того, медальон позволял ему перемещаться из Заземелья в другие миры, включая и его родной. Без медальона Бен никогда не мог бы чувствовать себя в безопасности. В случае потери талисмана его ждала собачья жизнь. Вот чем он сейчас рисковал.

Бен тут же пожалел о таком сравнении. Разве рискует только он? Разве Абернети не рискует навсегда остаться в собачьей шкуре?

Король крепко задумался. День, который не сулил поначалу никаких происшествий, обернулся возможностью больших неприятностей. Бен невольно стал вспоминать недавнее прошлое. Десять месяцев назад старому колдуну Миксу удалось обманом вернуться в Заземелье, в то время как сам Бен был уверен, что его злейший враг изгнан навсегда. После этого Миксу удалось с помощью колдовства лишить Бена его внешности и королевской власти, а что хуже всего

2
{"b":"4808","o":1}