A
A
1
2
3
...
19
20
21
...
56

— Что, черт возьми, здесь происходит? — спросил Бен. Он остановился в нескольких десятках ярдов от большого дерева и спешился.

— Кобольд говорит, что у них ничего нет, — заметил Тьюс. — Бутылка вместе со Злыднем куда-то исчезла.

— О дорогой наш король! — слабым голосом произнес Щелчок.

— О наш славный повелитель! — вторил за ним Пьянчужка.

Было похоже, что оба гнома едва дышат. Они были забрызганы грязью и являли собой самое жалкое зрелище, которое Бен мог бы вспомнить в своей жизни.

— Следовало бы оставить их здесь, — пробормотал король себе под нос, думая о том, куда могла пропасть бутылка.

Похоже, гномы услышали его слова.

— Не бросайте нас. Ваше Величество, пожалуйста, не надо! — захныкали они в унисон.

Бен поморщился и махнул рукой. Он повернулся к кобольду:

— Ладно уж. Сапожок, перережь веревки. Кобольд выполнил приказание. Щелчок и Пьянчужка упали головой прямо в грязь. «Так вам и надо», — подумал Бен.

Ивица поспешила на помощь гномам. Она перерезала веревки, опутывавшие их по рукам и ногам, и осторожно помогла Щелчку и Пьянчужке сесть, после чего стала растирать им голову, шею и плечи, чтобы восстановить кровообращение. Оба гнома плакали, как маленькие дети.

— Простите нас. Ваше Величество, — глотая слезы, сказал Щелчок.

— У нас в мыслях не было ничего дурного, — захныкал Пьянчужка.

— Это все из-за бутылки, она очаровала нас.

— Во всем виновата эта ничтожная тварь, она околдовала нас.

— Но потом она услышала, что мы хотим отдать тебе бутылку.

— Тогда она вызвала троллей!

— Она приманила их колдовским светом.

— А тролли нас схватили.

— И связали как собак.

— И повесили здесь…

— А сами ушли… Бен замахал руками:

— Тише, тише. Я ничего не могу понять. Расскажите обо всем по порядку. Да не спешите, прошу вас. И объясните, куда девалась бутылка.

Кыш-гномы рассказали все как было. Несколько раз они начинали плакать и каяться, но все же из их рассказа можно было понять, что к чему. Бен терпеливо выслушал гномов, поглядывая время от времени на советника и Ивицу. Он снова недоумевал, почему ему последние дни так не везет.

Когда гномы наконец окончили свою повесть, Тьюс что-то сказал Сапожку, и тот удалился, но очень скоро вернулся. Он переговорил с волшебником, который сообщил королю следующее:

— Тролли, очевидно, ушли отсюда несколько часов назад. Но куда именно, точно никто не знает. Следы, похоже, идут отсюда в разных направлениях. Вероятно, этот Злыдень знает, что мы преследуем его, и пустил в ход свои чары, чтобы окончательно запутать нас.

Бен молча кивнул. Ничего удивительного, этого следовало ожидать. Он попросил Ивицу помочь потерпевшим, насколько это было в ее силах, а сам стал бродить туда-сюда и размышлять. Что делать?

Вновь к королю вернулись мрачные мысли, одолевавшие его с утра. Снова он попал в тупик! Чем больше он старается найти проклятую бутылку, тем дальше от него цель! А тут еще исчезновение Абернети вместе с медальоном… Один Бог знает, что с ними могло случиться в мире, где животные — не больше чем животные, а волшебные талисманы считаются орудиями дьявола. Сердце стучало, словно в груди били молотом.

Бен сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Ну какая практически польза в том, чтобы стоять здесь и сокрушаться: ах, как плохо обстоят дела! Нужно отбросить бесплодные тревоги и сомнения, трезво разобраться в том, что произошло, и принять решение.

— Ваше Величество, — окликнул его советник, видимо, обеспокоенный отстраненностью Бена.

— Подожди минутку, — ответил король. Он уже понял, что ошибся в выборе главной цели. Конечно, вернуть в Заземелье Абернети и медальон — важнее, чем получить обратно украденную бутылку. Нужно время, чтобы выследить Злыдня и загнать его обратно в бутылку, а Абернети нужно выручать как можно скорее. К тому же у Бена нет уверенности, что с помощью волшебства Тьюсу удастся обуздать злого духа, а рисковать нельзя. Обязательно нужно заполучить медальон. Поэтому необходимо решить, как выручить Абернети и медальон, не имея в распоряжении бутылки.

— Советник! — крикнул Бен, повернувшись в ту сторону, где под сенью большого дерева собрались его спутники. Ивица уже помогла гномам встать на ноги и успокоила их. Услышав голос мужа, она повернула голову. Советник Тьюс подошел к королю и сказал:

— Слушаю, Ваше Величество.

— Хватит ли у тебя сил отправить меня в мой мир на поиски Абернети? — спросил Бен, с сомнением глядя на придворного волшебника. — Сможешь ли ты это сделать, пользуясь тем же видом волшебства, с помощью которого ты отправил туда Абернети? Или для этой цели необходим медальон?

— Ваше Величество…

— Нужен ли медальон, Тьюс? Да или нет? Тьюс постарался успокоить Бена:

— Медальон необходим только для превращения Абернети в человека. Это очень трудное заклинание, поверьте! Перенести же человека в другое место сравнительно легко.

Бен поморщился:

— Нет, нет, не говори так! Меня всегда пугает, когда ты говоришь о легкости волшебства. Скажи мне только, можешь ли ты отправить меня вслед за Абернети? Но только наверняка, без всяких выкрутасов и неожиданностей, именно туда, где он сейчас находится.

Волшебник смутился:

— Ваше Величество, я не думаю, что это самый лучший…

— Не надо рассуждений, советник. Не надо разговоров. Просто ответь на мой вопрос.

Советник потрогал потную бороду, почесал затылок и ответил со вздохом:

— Да, Ваше Величество.

— Хорошо. Вот это мне и нужно.

— Но…

— Что «но»?

— Но я могу отправить только туда, но не вернуть обратно. Я лишь владею способом отправления людей в другой мир, а вот наоборот — увы! Иначе для меня не составляло бы труда вернуть сюда Абернети вместе с медальоном. — Против этого возразить было нечего. Ну, в конце концов в этом мире надо было принимать решения, как и во всяком другом. — Ваше Величество, я хотел бы, чтобы вы обдумали все это… — осторожно продолжил волшебник.

Бен поднял палец, давая ему понять, что хочет высказать свое мнение.

— Мне действительно нужно время, чтобы все продумать до мелочей, советник, — ответил он. — Давай немного подождем.

И снова король погрузился в размышления. Если он примет такое решение, то сможет вернуться в Заземелье, только если найдет медальон. Если же нет, Бену придется оставаться в своем прежнем мире. Разумеется, при том условии, что Тьюс вообще сумеет отправить его туда, куда надо, а не в другое место и в другое время…

Он снова оглядел своего придворного волшебника. Волшебника, которому, очевидно, предстояло стать власть имущим. Бен понимал, что придется оставить Тьюса своим наместником. Это тоже было делом сомнительным. Однажды, когда Бену пришлось вернуться в свой прежний мир, он уже поручал волшебнику управлять королевством вместо себя, но всего на три дня. На этот раз королю, очевидно, предстояло задержаться там надолго. Если не навсегда. С другой стороны, кому еще можно доверить наместничество? Нельзя поручить это ни Каллендбору или другим знатным людям Зеленого Дола, ни Владыке Озерного края, ни тем более Ночной Мгле из Бездонной Пропасти… Может быть, доверить власть Ивице, но она все равно будет прислушиваться к словам волшебника. С другой стороны, если сам Бен не назначит Тьюса своим наместником, его вера в себя будет подорвана.

В иерархии королевства придворный волшебник считается вторым лицом в государстве. Считается… На самом же деле может быть и не так.

Во всяком случае, советник Тьюс был другом Бену, не покидал его в самые трудные времена. Тьюс всегда делал все, о чем его просили, и готов был на большее. Его верность заслуживает поощрения.

Подойдя к волшебнику, король положил руки ему на плечи:

— Я принял решение, советник. Я хочу, чтобы ты перенес меня в мой прежний мир.

Некоторое время король молчал. Волшебник не сводил с него глаз. Видимо, Тьюс еще не принял решения. Наконец он кивнул:

20
{"b":"4808","o":1}