A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
56

— Вот уже два года я живу в темных углах замка Риндвейр, — начал полупризрак. — Я жил за счет отбросов, которые можно было найти в этом замке, и питался несчастными существами, которые заблудились в темноте. За это время я многое узнал и многому научился. Так вот, вчера вечером в этот замок прибежал раненый тролль. Он хотел продать владельцу замка сокровище, обладавшее необыкновенными, чудесными свойствами. Владелец замка забрал эту драгоценность у тролля, а затем убил его. Я же, в свою очередь, забрал эту вещицу у владетеля Риндвейра…

— У Каллендбора! — воскликнул Владыка Озерного края. Он не любил всех лордов Зеленого Дола, но Каллендбора — особенно.

— Я украл эту вещицу, когда он спал, — продолжала призрачная тварь. — Украл под носом у охраны, которую он поставил. Я смог это сделать потому, что они — только люди. Теперь я принес это сокровище тебе в дар и хочу взамен получить дар от тебя.

Он засмеялся, и Владыка Озерного края содрогнулся, услышав этот смех — смех нежити.

— Что это за «дар»? — спросил он.

— Вот он! — С этими словами полупризрак извлек из сумки бутылку с нарисованными на ней танцующими клоунами.

— О нет! — вскричал Владыка Озерного края: он узнал бутылку. — Я хорошо знаю эту вещь. Это вовсе не дар, но проклятие! В этой бутылке живет Злыдень!

— Так он себя и называет, — подтвердил полупризрак. — Только это и в самом деле дар. Злыдень может дать обладателю бутылки…

— Все, что угодно, — закончил за него Владыка Озерного края. — Но только колдовство Злыдня едва ли не самое злое колдовство, существующее на свете!

— Насчет зла не знаю, — отвечала призрачная тварь. — Это не мое дело. Только выслушай меня, Владыка Озерного края. Я украл эту бутылку и принес ее тебе, а что ты с ней сделаешь, это уже меня не касается. Можешь хоть разбить вдребезги. Но сперва сделай так, чтобы она помогла мне. — В его голосе послышалось отчаяние. — Я снова хочу стать собой, каким был прежде!

— Таким, каким ты некогда был? — спросил изумленный Владыка края.

— Да! Посмотри на меня, Владыка. Я больше не могу так! Я уже целую вечность существую как нежить, как вампир, внушая ужас и себе, и всем вокруг, но у меня нет выбора! Я больше не могу выносить это! Я хочу стать прежним.

— Но как я смогу тебе помочь? — нахмурился Владыка Озерного края.

— Помоги мне с помощью этой бутылки!

— С ее помощью? Но почему же ты сам не хочешь это сделать? Ведь ты же сказал: бутылка может дать ее обладателю все, что он пожелает.

Призрачной твари хотелось плакать, но ей не дано было найти облегчение в слезах.

— О Владыка Озерного края.., я.., ничего не могу.., сделать для себя! Я не могу воспользоваться ее чарами. Я ведь.., почти не существую. Все волшебство в мире бесполезно для меня. Я беспомощен!

Владыка Озерного края посмотрел на призрачную тварь новыми глазами. Он вдруг с ужасом понял все отчаяние подобного существования.

Полупризрак опустился на колени.

— Прошу тебя, помоги мне! — умолял он. Все еще колеблясь. Владыка Озерного края взял сумку у призрачной твари.

— Я должен подумать над твоими словами, — ответил он. — Подожди меня здесь. И смотри не вздумай причинить вред кому-то из моего народа! Ты сам понимаешь, что за этим последует.

Отойдя на несколько шагов, Владыка обернулся. Призрачная тварь распростерлась на земле. Ее глаза следили за ним. Владыка Озерного края вздохнул. Увы, у него не было власти, чтобы исцелить подобное существо. А если это можно сделать с помощью колдовской бутылки, разве он имеет право даже пытаться применить ее? Владыка Озерного края пошел прочь, не оглядываясь, через рощу, через лесное поселение, где пели, танцевали и веселились волшебные создания, вышел в сад. Так он брел, погруженный в свои мрачные мысли, не замечая ничего вокруг. Он знал темную власть Злыдня, помнил, каким образом пользовались этой властью капризный сынок старого короля и темный колдун Микс. Подобное колдовство украшает хозяина бутылки венками из цветов, которые вдруг превращаются в оковы. Чем больше сила хозяина бутылки, тем большей опасности он себя подвергает. А Злыдень способен почти на все.

Дойдя до конца сада. Владыка Озерного края оглянулся. Его стражи, как всегда, следовали за ним на почтительном расстоянии. Он махнул рукой, чтобы они удалились. Стражи неохотно подчинились.

Дальше Владыка пошел один. Он еще не принял решения. Если он поможет призрачной твари, то станет хозяином этой бутылки (Владыка Озерного края, конечно, и не помышлял о том, чтобы обмануть жалкую тварь, — сама его природа не позволяла так поступить). Если он не поможет полупризраку, то останется только вернуть бутылку и отпустить призрачную тварь на все четыре стороны. Тут и думать не о чем. Но если все же помочь несчастной твари? Может ли он, Владыка Озерного края, выполнить желание этого призрака и не подпасть под власть Злыдня?

Возможно ли такое?

Размышляя таким образом, Владыка Озерного края дошел до поляны в вековечном бору. Звуки музыки, смеха, песен сюда почти не долетали. Владыка стоял теперь неподалеку от того места, где среди старых сосен танцевали в полночь лесные нимфы. Там он впервые встретился с матерью Ивицы…

Эти воспоминания были горькими для Владыки Озерного края. Сколько времени он уже не видел ее? Только одну ночь они провели вместе, но до сих пор лесная нимфа стояла у него перед глазами как живая. Его много лет мучили эти чудные воспоминания о прекрасной нимфе, настолько дикой, что он не надеялся когда-то соединиться с ней вновь…

И тут Владыке Озерного края вдруг пришла в голову одна мысль, ужаснувшая его самого.

— Нет! — воскликнул он.

Но почему же нет? Владыка поглядел на сумку, где лежала волшебная бутылка, способная выполнить любое его желание…

Почему же все-таки — нет?

Разве не следует хотя бы проверить, что собой представляет эта бутылка? Должен же он знать, сможет ли помочь полупризраку. Или, может быть, власть Злыдня столь сильна, что его невозможно подчинить себе? А почему бы не попросить этого Злыдня вызвать сюда мать Ивицы?

Владыка Озерного края даже похолодел от этой страшной мысли. Но желание увидеть нимфу после стольких лет разлуки было слишком велико. Кажется, никогда еще в своей жизни он ничего не желал так сильно, как нового свидания с нею…

— Я должен попытаться, должен! — воскликнул он в сердцах.

Владыка Озерного края углубился в чащу Лазурных Друзей, где в полной тишине он снова отчетливо представил себе танцующую нимфу — мать Ивицы.

***

«Неужели я хочу слишком многого?» — подумал Владыка. Надо только попросить, чтобы она появилась здесь и немного потанцевала для него — и все. Желание снова увидеть нимфу было слишком сильным, чтобы ему противиться. Он положил сумку на землю и извлек из нее раскрашенную бутылку. В лунном свете красные одежды клоунов показались ему кровавыми.

Владыка Озерного края быстро вытащил пробку, и Злыдень вылез из бутылки, словно некое отвратительное насекомое.

— О хозяин, прекрасна твоя мечта! — прошипел он, танцуя на горлышке бутылки. — Такая мечта должна непременно сбыться!

— Ты можешь читать мои мысли? — удивленно спросил Владыка Озерного края, которому сразу стало не по себе.

— Я могу читать в твоей душе, — прошептал Злыдень. — Я вижу силу и глубину твоей страсти. Позволь мне удовлетворить твое желание, хозяин! Я ведь в силах это сделать!

Владыка почувствовал тревогу и замешательство. Он не знал, на что решиться. «Этого нельзя делать, — промелькнула вдруг мысль. — Это ошибка. Чары слишком сильны…»

И тут злой дух выпрямился и щелкнул пальцами. И сразу же перед глазами Владыки Озерного края возник образ матери Ивицы. Это была крошечная фигурка, окруженная серебристым облачком. Прекрасные глаза нимфы, удивительная грация ее танца действовали завораживающе, словно опьяняли Владыку, лишая его возможности рассуждать здраво. Нимфа покружилась немного почти рядом с ним и исчезла.

35
{"b":"4808","o":1}