ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Советник встал из-за стола и стал расхаживать по палате. Какой смысл предаваться бесплодному самобичеванию? Волшебник он или нет, но с Ночною Мглой надо что-то делать, и поскорее. Другой вопрос — что именно. Можно явиться к ней в Бездонную Пропасть и, пригрозив заколдовать ее, потребовать бутылку назад. Но это для него будет равносильно самоубийству. Там, в своем владении, да еще вместе со Злыднем, ведьма, без сомнения, расправится с волшебником.

Едва ли найдется сила более мощная, чем соединенное могущество ведьмы в ее царстве со злым духом, живущим в бутылке.

Только Паладин в силах справиться с ними, но Паладина мог вызвать только король, а он сейчас в своем прежнем мире и не сможет вернуться, пока не найдет Абернети и медальон.

Советник тяжело вздохнул. Ну надо же, как все запуталось!

— Коли по моей вине идет такая чехарда, значит, мне все и распутывать! — проворчал он.

А это значило: найти Холидея, Абернети, медальон, сделать так, чтобы они попали в Заземелье, после чего король и Паладин должны будут управиться с Ночною Мглой и Злыднем. Но волшебник знал, что он не сможет вернуть короля в Заземелье силой своих чар. Отправляя Бена в его прежний мир, Тьюс честно сказал об этом.

Был, однако, другой путь, но это выглядело маловероятным.

Ну и как же все распутать?

При мысли о том, что ему предстояло сделать, советник даже похолодел и закутался в свою мантию… Но в конце концов — он придворный волшебник или нет?! Надо посмотреть правде в глаза.

— Довольно терять время, — прошептал Тьюс.

Приняв решение, он отправился искать Сапожка. Ночью надо будет отправляться в путь.

Глава 16. ПРОБНЫЙ ШАР

— А я говорю: из этого ничего не выйдет, — продолжал настаивать Майлз Беннетт. — Не могу понять, как это я согласился на твои уговоры, док.

— Это ты уже говорил, — устало произнес Бен. — Нельзя ли посмотреть на это дело с другой стороны?

— Да хоть с любой стороны, могу сказать то же самое: ничего не выйдет!

Бен вздохнул, откинулся на сиденье, вытянул ноги и покрутил большими пальцами сцепленных рук.

— Выйдет, — ответил он.

Они ехали в черном лимузине через пригороды, на север от Вудинвилла. Майлз сидел за рулем, а Бен — на заднем сиденье. Майлз был одет как шофер, но кепка и пиджак были, кажется, на размер меньше, чем нужно. К сожалению, они не имели времени покупать для Майлза шоферскую спецодежду, а потому пришлось довольствоваться одеждой настоящего шофера. Как и полагалось по условиям сценария, Бен был одет гораздо лучше. На нем был синий костюм-тройка за пятьсот долларов, голубая шелковая рубашка, лиловый галстук с синими искорками, из нагрудного кармана виднелась полоска платка такой же расцветки. Поглядев на свое отражение в зеркале заднего обзора, Бен подумал, что у него, как обычно, вид преуспевающего, богатого бизнесмена, особенно в этом наемном лимузине и с личным шофером.

Впрочем, Бен ведь и должен был так выглядеть.

— А если он видел твою фотографию? — спросил Майлз. — Если он узнает тебя?

— Тогда мне придется туго, — ответил Бен. — Но этого просто не случится. Где бы он мог видеть мою фотографию? Микс всегда сам занимался распродажей достояния Заземелья. Микел Ард Ри довольствовался получением денег. У него хватало собственных дел.

— Таких, например, как торговля оружием или устройство переворотов за рубежом, — покачал головой Майлз. — Наш план слишком опасен, док.

— Это верно. Но другого у нас нет, — уверенно ответил Бен.

Он смотрел на большие деревья, мелькавшие по обеим сторонам шоссе, похожие в темноте на великанов-часовых. Местность, по которой они ехали, выглядела пустынной и мрачной. «Хорошее дело — иметь план. Но иметь хороший план было бы еще лучше», — скаламбурил Бен и невесело улыбнулся.

Они расстались с Дэвисом Витселом, будучи уверенными, что Абернети снова попал в руки Микела Ард Ри. Не важно, что Витсел не видел похитителей. Как и он, Бен и Майлз не сомневались, что это мог быть только Микел. Абернети наверняка снова попал в его замок, и теперь надо было спасти писца как можно быстрее. Никто не мог сказать, что теперь сделает Микел Ард Ри и с Абернети, и с этой девчонкой Элизабет. Он даже может использовать девочку как орудие против Абернети. Медальон ведь у него (это подтвердил и Витсел). Очевидно, Микел Ард Ри знает о талисмане и хочет им завладеть, иначе бы он давно отделался от Абернети. Конечно, он не может силой отобрать медальон, однако может оказать на писца давление, чтобы Абернети сам отдал его.

Слишком большая опасность угрожала и Абернети, и девочке. К тому же Ивица чувствовала себя все хуже в этом мире. И сверх того. Бог знает, что сейчас делается в Заземелье, куда попал Злыдень и где за правителя остался советник Тьюс. Поэтому Бен и ухватился за эту идею. Однако для ее воплощения нужно было очень большое везение.

— Не забудь, пожалуйста, про Ивицу, — напомнил Бен Майлзу.

— Не забуду. Хотя я не знаю, будет ли она намного удачливее тебя, — съязвил Майлз и тут же спохватился:

— Помни, док, там все освещено.

Бен кивнул. Он и сам беспокоился об этом. Сможет ли Ивица, когда потребуется, пустить в ход свои волшебные чары? Он знал, что в обычных условиях сильфида, как существо волшебное, может становиться невидимкой, когда захочет. Но то — в Заземелье и когда она здорова! Здесь же она слишком ослабла и не могла получить из земли жизненно необходимых сил. Она уже говорила об этом Бену. Ивица не выйдет из этого состояния, пока не получит возможности отправиться назад, в Заземелье.

Бен стиснул зубы. Хватит этих бесплодных размышлений. Только медальон спасет Ивицу, как и их всех.

Пока все шло нормально, да и не составило труда нанять лимузин и шофера, а потом поехать в небольшой мотель в Ботеле (к северу от Сиэтла), где они решили устроить свою базу. Нетрудно было также подкупить шофера, чтобы он отдал одежду Майлзу и посидел какое-то время в мотеле у телевизора.

Найти место, где живет Микел Ард Ри, оказалось еще легче. Менеджер мотеля сразу понял, о ком идет речь.

— А, это тот сумасшедший, что живет в замке! — воскликнул он. — Называется этот замок, кажется, Грамма-Вит или что-то вроде того, словно во времена короля Артура. Он стоит за винным заводом, что около шоссе, но так, что с шоссе его не видно. Этот тип превратил свое жилище во что-то вроде тюрьмы и близко никого не подпускает. Одно слово — сумасшедший. Кто еще станет сейчас ни с того ни с сего жить в замке?

Менеджер даже начертил план для Бена.

Но одно дело — разыскать сумасшедшего, а другое — договориться с ним о встрече, да еще ночью. Бен позвонил в замок по телефону и переговорил с человеком, который, видимо, специально был нанят для того, чтобы назойливые личности вроде Бена не беспокоили босса. Бен объяснил секретарю, что он приехал в Сиэтл на одну ночь, что очень спешит и что привык заниматься важными делами в вечернее и даже в ночное время. Бен говорил о деньгах, пытался воздействовать на честолюбие, всячески старался уговорить абонента. Но тот оставался непреклонным. Дважды секретарь отходил будто бы для разговора с боссом, но оба раза по возвращении оставался таким же несговорчивым. Встреча, говорил он, может состояться завтра или в другой день, но только не сегодня вечером. Мистер Ард Ри ни с кем не встречается в поздние часы. Тогда Бен упомянул имя Абернети, намекнул на свои связи с правительственными службами и сказал, что если он сегодня же не встретится с мистером Ард Ри, то он, Бен, обратится к одной из этих служб, и тогда мистеру Ард Ри не так легко будет ответить отказом.

Это подействовало. Секретарь неохотно, но спросил, обязательно ли эта встреча должна состояться поздно вечером. Бен продолжал настаивать на этом. Потом наступила пауза, во время которой секретарь явно переговорил с боссом, после чего объявил, что встреча состоится в Граум-Вит ровно в девять часов вечера. Разговор был окончен. Голос секретаря звучал угрожающе, но для Бена это сейчас было не важно. Его свидание с Микелом должно состояться сегодня, иначе весь план летит к чертям.

39
{"b":"4808","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Женская камасутра на каждый день
Просто гениально! Что великие компании делают не как все
Дорога Теней
Гоните ваши денежки
Код да Винчи 10+
Семь нот молчания
Резня на Сухаревском рынке
Она