ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бен опустился на сиденье и услышал, как Майлз прошептал ему на ухо:

— Худо дело, док! Что же теперь будет?

Бен покачал головой. Действительно, кто может знать, что сулит будущее.

Глава 18. ЧЕСОТКА

Почти три дня советник Тьюс добирался до восточной границы пустынных земель. Он отправился в поход один, выйдя из замка до рассвета, когда прилипчивые кыш-гномы, а также все эти настырные посланники, гонцы и жалобщики еще спали. Пришлось пренебречь приличиями ради самого важного из государственных дел. Провожали волшебника только Сапожок и Сельдерей, оба жаждавшие сопровождать его в путешествии и огорченные отказом. Но Тьюс твердо знал: он должен отправиться один. Кобольды все равно едва ли смогли бы помочь ему, а потому им следовало присматривать за замком в отсутствие волшебника. Тьюс сел на свою старую серую лошадь и отправился в путь — странствующий рыцарь без верного оруженосца, одинокий искатель опасностей. Сначала волшебник ехал на север, через лесистые холмы, потом — на северо-восток, через Зеленый Дол, и, наконец, — на восток, через Восточные Пустоши. Уже почти на закате третьего дня показались вдали Огненные Ключи.

— Давай, давай смелее, — подбодрил волшебник свою лошадку, которая почуяла недоброе и заупрямилась.

Бремя вины гнало вперед советника Тьюса. Он понимал, что в Заземелье дела не пойдут на лад, пока не вернется Его Величество. Ночная Мгла будет продолжать сеять рознь, разрушение и смерть, пока не найдется тот, кто сможет обуздать злого духа, живущего в бутылке. Но сам советник, увы, не обладал такой мощью. Это мог сделать только король, который был, видимо, не в состоянии покинуть свой прежний мир, пока снова не овладеет медальоном, причем он должен непременно вернуться вместе с Ивицей и пропавшим Абернети. А так как волшебник прекрасно понимал, что все это случилось по его вине, то он больше не мог стоять в стороне и смотреть, как одни беды сменяются другими.

Нельзя сказать чтобы он имел хорошо продуманный план действий, но все же знал, что следует сделать, чтобы добиться прежнего благополучия.

Это было так просто, что волшебник и сам удивлялся, как это раньше не пришло ему в голову. Действительно, ни одно существо не могло ни попасть в Заземелье, ни выбраться из него без чудесного королевского медальона. Ни одно, если не считать дракона Страбона. Драконы сохранили большую свободу передвижения. Правда, и им нельзя было жить на землях, окутанных волшебными туманами: ведь драконы были давным-давно изгнаны оттуда. Но собственные волшебные свойства этих чудищ позволяли им пролетать над землей туманов. И Страбон, конечно, не был исключением. Однажды он уже доставлял Холидея в Абаддон, когда надо было спасать советника, Ивицу и Абернети от демонов. Страбон и сейчас вполне мог бы совершить путешествие в мир Холидея.

Однако советник Тьюс прекрасно понимал: Страбон может это сделать, а вот захочет ли — другой вопрос. В конце концов путешествие в подземный мир демонов было совершено при крайних обстоятельствах и было вызвано условиями, без которых дракон Страбон и пальцем бы не пошевелил, чтобы помочь Бену Холидею.

Так что замысел волшебника был прост, а вот воплощение его обещало быть делом куда более сложным. «Ну да ладно, — вздохнул Тьюс, — попытка не пытка».

Достигнув холмов, за которыми возвышались вулканы, известные как Огненные Ключи, волшебник спешился, расседлал лошадь, снял с нее сбрую и отпустил домой. Если удастся уговорить дракона помочь, подумал Тьюс, то лошадь и не понадобится. Но вот как, его уговорить?

Волшебник задумался было над этим, но вскоре махнул рукой и стал подниматься вверх по склону, заросшему колючим кустарником. Солнце уже почти зашло, наступили сумерки. Низкие тучи отсвечивали оранжево-красным от пламени вулканов. Из-за гари, висевшей в воздухе, волшебник чихнул и поморщился. Опять чих! Ведь с этого все и началось! Тьюс устремился вперед, не обращая внимания на колючки, которые рвали одежду и царапали кожу. Чем ближе к огневым фонтанам подходил волшебник, тем жарче становилось. Из кратеров, словно из гигантских пастей чудовищ, извергались огонь, лава, пепел. Наконец стало так жарко, что лицо Тьюса покрылось испариной. Он дошел до вершины холма и остановился. Перед ним возвышались вулканы, в кратерах которых бурлила синяя и желтая лава. Время от времени один из них начинал извергаться, чтобы потом ненадолго притихнуть. В горячем воздухе пахло серой, и этот запах, и без того неприятный, смешивался с запахом обуглившихся костей животных, которых пожирал дракон, живущий в этом краю.

Сам дракон лежал поодаль, расположив кольцеобразно свое тело вокруг потухшего кратера, и доедал останки какого-то несчастного животного, кажется, коровы, так что жуткий хруст костей был слышен издали. Советник Тьюс поморщился. Видеть дракона за едой — зрелище не для слабонервных. Волшебник подошел к подножию вулкана так, чтобы Страбон мог увидеть гостя, и позвал:

— Эй, старина дракон! Мне надо сказать тебе несколько слов.

Страбон на мгновение прекратил жевать и посмотрел вниз.

— Кого там еще принесло? — спросил он сердито, пытаясь разглядеть того, кто его потревожил. — Ты, что ли, советник Тьюс?

— Я.

— Так я и думал. Только тебя мне и не хватало. — Дракон зло щелкнул зубами. — И с какой стати ты называешь меня «стариной»? Ты сам давно развалина.

— Мне нужно поговорить с тобой.

— Это я слышал. И не удивляюсь, советник. Что-что, а поболтать ты большой любитель. По-моему, если бы свою болтовню ты мог превратить в силу волшебства, то из тебя вышел бы отличный колдун!

Советник нахмурился.

— У меня очень важное дело, — сказал он.

— Для меня самое важное — закончить ужин. Дракон снова стал обгладывать кости, не желая больше ни на что обращать внимание.

— А ты дошел до того, что воруешь коров! — воскликнул вдруг Тьюс, сделав несколько шагов вперед. — Мне, право, жаль тебя, бедняга.

Дракон сразу перестал жевать и повернул к волшебнику огромную, покрытую чешуей голову.

— Эта корова, — ответил он насмешливо, — забрела сюда по глупости, так же, как и ты, и стала моей добычей.

— На ужин я тебе бы не сгодился, — ответил волшебник.

— Тогда сгодился бы на десерт. Хотя, пожалуй, от тебя вообще толку мало. Тобой не наешься.

— С твоим желудком — конечно, нет.

— С другой стороны, если тебя съесть, ты наконец замолчишь, — заметил дракон. Советник покачал головой:

— Почему бы тебе просто не выслушать меня?

— Я же сказал тебе, волшебник: мне надо поесть!

— Хорошо. — Волшебник присел на корточки. — Я подожду, пока ты закончишь.

— Делай что хочешь, только помалкивай, — ответил дракон.

Страбон вернулся к трапезе. Обжигая мясо своим огнем, он вгрызался в кусок клыкастыми зубами, дрожа от жадности. Тьюс не сводил с дракона глаз, и Страбон это заметил. Швырнув обглоданные кости в кратер вулкана, он снова повернул голову к волшебнику и заговорил недовольным тоном:

— Ну хватит, советник Тьюс! Как я могу спокойно есть, когда ты сам пожираешь меня глазами? Ты испортил мне аппетит! Чего тебе надо от меня?

Советник Тьюс осторожно поднялся, потирая затекшие ноги.

— Мне нужна твоя помощь, — ответил он. Дракон пополз между кратерами, стряхивая с себя пепел. Огонь вулканов был ему нипочем. Добравшись до того места, где стоял Тьюс, дракон встал на задние лапы и облизнулся.

— Советник Тьюс, — заговорил Страбон, — я не могу себе представить, с какой бы это стати мне вздумалось помогать тебе. И не надо мне рассказывать сказки о том, какие узы всегда связывали драконов и волшебников, о том, сколько между ними общего, или о том, что в трудное время они должны помогать друг другу. Вспомни: все это ты уже пытался говорить в прошлый раз. По правде сказать, мне и думать противно о том, чтобы тебе помогать!

— Нет, в помощи нуждаюсь не я сам, — сказал наконец волшебник. — В помощи нуждается Его Величество!

Дракон уставился на него как на сумасшедшего:

45
{"b":"4808","o":1}