ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сидней Рейли. Подлинная история «короля шпионов»
Очаруй меня
Ледяная земля
Какие наши роды
Училка
Охота на охотника
Uber. Инсайдерская история мирового господства
В погоне за счастьем
Любовный талисман
A
A

— Мистер Холидей, знаете ли вы человека по имени Микел Ард Ри? — спросил он.

Бен давно был готов к этому вопросу. Других причин для их задержания существовать не могло. Он сделал вид, будто задумался, потом, растягивая слова, сказал:

— Кажется, нет.

— Видите ли, дело в том, что мистер Ард Ри обвинил вас в краже. Он утверждает, что вы украли у него какой-то медальон.

В кабинете стало очень тихо.

— Но это просто смешно! — воскликнул Бен.

— Мистер Ард Ри дал и описание медальона, — продолжал старший помощник шерифа. — Медальон серебряный, а на нем выгравировано изображение какого-то рыцаря, выезжающего из замка. Есть ли у вас подобный медальон, мистер Холидей?

У Бена перехватило дыхание. Он сказал только:

— Давайте подождем, пока придет юрист, которого вызвал мистер Беннетт, после чего мы ответим на все ваши вопросы. Согласны?

Вильсон пожал плечами:

— Как вам угодно. Мистер Ард Ри обратился в прокуратуру штата. Вот почему вы оказались здесь. Сам мистер Ард Ри уже выехал и, вероятно, скоро тоже будет здесь. Сюда к нам прислали сотрудника от главного прокурора. Может быть, когда все соберутся, станет ясно, что к чему.

И он снова вышел, закрыв за собой дверь.

— Черт возьми, док! — заговорил Майлз, когда старший помощник шерифа ушел. — Стоит ему обыскать тебя, и он может обнаружить…

— А что мне, по-твоему, следовало делать, Майлз? — перебил Бен, стараясь говорить потише. — Сказать, что ли, что у меня есть медальон? Но тогда нас обвинят в краже, а медальон конфискуют. Я не могу этого допустить!

— Но я не вижу, как предотвратить это! Они все равно найдут его, когда обыщут.

— Ас какой стати он будет обыскивать меня? У него нет для этого оснований. До этого просто не дойдет!

— При всем уважении к тебе, — возразил Майлз, — ты не криминалист, док. Гражданское право ты знаешь как свои пять пальцев, но этого недостаточно. Откуда нам знать, есть у него основания или нет? Если Ард Ри скажет, что ты взял медальон, то это может стать достаточным основанием для обыска.

Бен не знал, что делать. Он понимал: Майлз прав. Но если Бен признается, что у него действительно есть медальон, то все они останутся здесь навсегда или на неопределенно долгое время. Холидей оглядел своих друзей. Майлз был очень встревожен, Абернети, похоже, готов был выкинуть какой-нибудь номер, который бы выдал его, а Ивица уже едва могла сидеть без посторонней помощи. Заземелье удалялось от них с каждой минутой. Нельзя было еще больше осложнять положение.

Бен встал, подошел к двери, открыл ее и позвал:

— Вильсон!

— . Старший помощник шерифа, оставив свои занятия, подошел к Бену.

— Я тут все обдумал, — сказал Холидей. — Почему бы нам не отложить это дело хотя бы до завтра? Тут нет ничего сверхсрочного, а мисс Ивица плохо себя чувствует. Ей бы хорошо отдохнуть, а может быть, даже вызвать к ней доктора. После этого я буду рад ответить на ваши вопросы. Что вы на это скажете?

Бен и в самом деле так думал. Он готов был даже, если потребуется, вернуться сюда из Заземелья, чтобы покончить с этим делом раз и навсегда. Однако Вильсон спокойно возразил:

— К сожалению, мистер Холидей, я не могу на это пойти. Если бы я сам принимал решения — другое дело. Но приказ о вашем задержании поступил из главной прокуратуры. Я не смогу даже на время отпустить вас без их разрешения. Вы сами юрист и должны понять меня.

Бен все понимал. Микел Ард Ри «подмазал» какие-то шестеренки в машине юстиции. Этого следовало ожидать. Поблагодарив Вильсона за информацию, Бен вернулся к своим друзьям. Сев рядом с Ивицей, он обнял ее, а она положила голову ему на плечо.

— Ну что же, ты сделал все, что от тебя зависело, док, — тихо сказал Майлз. Ивица вдруг подняла голову.

— Все будет хорошо, Бен, не волнуйся, — прошептала сильфида.

Но он не мог не волноваться: уходило драгоценное время, положение их было почти безвыходным, и он, Бен, ничего не мог с этим поделать.

Прошло еще около четверти часа, и в кабинет вошел молодой человек, хорошо одетый, с дипломатом в руке. Быстро переговорив с Вильсоном, посетитель огляделся и вдруг остановился в нерешительности. Он явно не был готов увидеть то, что предстало его взору.

— Мистер Беннетт? — Молодой человек вопросительно уставился на гориллу, скелет, собаку и зеленую девушку. Майлз встал и протянул руку. Молодой человек пожал ее и представился:

— Лойд Вилоуби, из фирмы «Сак, Сол и Мак Квин». Я прибыл сюда по просьбе мистера Сака.

— Примите нашу благодарность, мистер Вилоуби, — ответил Майлз и представил юристу своих друзей.

Бен пожал молодому человеку руку, а Ивица и Абернети просто кивнули ему, и тот ответил тоже кивком. Бен подумал, что юрист слишком молод и, конечно, очень неопытен. По тому, как он смотрел на них, видно было: он подумал то же, что и старший помощник шерифа.

Поставив дипломат на стол Вильсона, юрист нервно потер руки.

— Итак, в чем состоит ваша проблема? — деловито спросил он.

— Проблема несложная, — ответил Бен. — Нас задержали по ложному обвинению в краже, которое выдвинул некий мистер Ард Ри. Он, очевидно, имеет какие-то связи в прокуратуре штата, так как именно оттуда поступил приказ о нашем аресте. Мы же хотим, чтобы нас немедленно отпустили и чтобы дело было отложено до другого раза. Мисс Ивица больна, и ей нужен постельный режим.

— Да, да, я слышал, что речь идет о возможном обвинении в краже, — ответил Вилоуби, все более нервничая. — Кажется, там фигурирует какой-то медальон? Что вы могли бы сказать по этому поводу?

— Могу сказать, что медальон у меня действительно есть, но он принадлежит мне. Мистер Ард Ри обвиняет меня совершенно безосновательно.

— Сообщили ли вы об этом старшему помощнику шерифа?

— Нет, мистер Вилоуби. Если бы я это сделал, то он забрал бы у меня медальон, а это совершенно не в моих интересах.

Теперь у юриста был такой вид, словно его собирались утопить. Он все же заставил себя улыбнуться:

— Да, конечно, мистер Холидей. Но у вас с собой медальон? Ведь, насколько я понимаю, если вас обвинят в краже, то непременно обыщут, а медальон отберут, не так ли?

— А по какому праву? — спросил Бен. — Только в связи с заявлением мистера Ард Ри? Но, кажется, это не является достаточным основанием?

Вилоуби был озадачен.

— Понимаете, мистер Холидей, я точно не знаю. Дело в том, что в практике нашей фирмы уголовное право не было основным предметом. Мне случалось иногда защищать в этой области интересы некоторых из наших клиентов, но опыт тут у меня небольшой. Знаете, мистер Сак поручил мне заниматься проблемами, возникающими в ночное время.

«Он совсем еще зеленый. Плохо наше дело», — подумал Бен.

— Вы хотите сказать, что вы не специалист по уголовным делам? — спросил Майлз вставая (в этот момент костюм гориллы выглядел особенно устрашающе).

Вилоуби отступил на шаг, но Бен схватил приятеля за руку и заставил его сесть. Потом Бен снова обратился к молодому человеку:

— Весь вопрос в том, мистер Вилоуби, что я не желаю, чтобы меня обыскивали. Можете вы это предотвратить? — Видя, что молодой человек колеблется, Холидей продолжал:

— Знаете что, давайте договоримся об условиях игры. Вы местный юрисконсульт, но я сам буду обдумывать ходы, а вы будете их делать. Вас это устроит?

Теперь у Вилоуби было такое выражение лица, словно ему предлагали что-то неэтичное. Бен подумал, что от молодого человека толку будет мало, но делать было нечего.

Тут в кабинет снова вошел Вильсон:

— Мистер из главной прокуратуры просит вас, мистер Холидей, и всех здесь присутствующих явиться к нему в третий зал суда, — объявил он. — Возможно, после этого вы сможете уйти домой.

«Когда рак свистнет», — печально подумал Бен. Они поднялись на эскалаторе на несколько этажей и прошли по коридору в зал суда. Места для публики, для судей, присяжных, свидетелей, прессы были непривычно пустыми. В зале почти не было света, и только две встроенные в передней части зала лампы на потолке освещали столы для адвокатов. За одним из них сидел седоватый человек в очках по имени Мартин. Он встал и сказал:

48
{"b":"4808","o":1}