ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь уже это заметила и Ночная Мгла. Она завопила от ярости. Потом, повернувшись в ту сторону, где стоял волшебник, и вытянув вперед руки, наслала на него темное пламя. Советник Тьюс, казалось, был поглощен облаком дыма и пепла. Ивица и Абернети вскрикнули от ужаса.

Но несмотря на это, чудовище продолжало уменьшаться. А теперь что-то случилось и с самим Злыднем. Он вдруг скорчился, упал на землю у ног ведьмы и стал извиваться, словно болезнь, поразившая создание Злыдня, передалась и ему самому. Он что-то вопил, обращаясь к ведьме. Она наклонилась над ним.

— Бутылка! Бутылка запечатана, госпожа! — в отчаянии завизжал Злыдень. — Я не могу колдовать! От меня уходят жизненные силы!

Ночная Мгла уставилась на бутылку в собственной руке, не понимая, в чем дело. Бутылка была цела и невредима, она оставалась открытой. О чем же орет Злыдень? Ведьма была озадачена.

Между тем тварь, созданная Злыднем и ведьмой, стала почти невидимой, а вскоре вовсе обратилась в прах. Паладин проскакал на коне по тому месту, где еще недавно стоял его враг, и повернул в другую сторону. Ночная Мгла подняла глаза и бросила изумленный взгляд на рыцаря. Теперь он мчался прямо на нее.

Только тогда она догадалась ощупать горлышко бутылки. Вспыхнул синий волшебный огонь, и ведьма отдернула руку.

— Это Тьюс! — яростно завизжала ведьма.

Злыдень, ухватившийся за ее рукав, уже едва мог двигаться. Ночная Мгла зарычала и собралась было применить собственную волшебную силу, чтобы вновь открыть запечатанную бутылку.

Но она опоздала. Паладин уже был рядом.

И тут же советник Тьюс словно из-под земли возник рядом с ведьмой и быстро выхватил у нее бутылку, прежде чем Ночная Мгла успела сообразить, что случилось. Когда же она поняла это, то с визгом бросилась на волшебника, но тут ее настиг Паладин. Пламя вырвалось из земли в момент их столкновения, как при извержении вулкана.

Услышав гром и увидев яркую вспышку, Абернети и Ивица выбежали из рощицы и бросились к месту поединка. Огненный фонтан на мгновение осветил серое небо.

Потом вдруг все стихло. Когда погас огонь и улеглась пыль, ни Паладина, ни ведьмы на поляне уже не было. Советник Тьюс стоял на коленях, зажимая горлышко бутылки обеими руками и с каменным лицом наблюдая, как издыхал на обожженной земле Злыдень и как он наконец обратился в прах.

Бен Холидей снова обрел свой обычный вид. У него кружилась голова, но он прижимал к груди еще не остывший медальон. Бен пошатнулся, но его тут же подхватили под руки Ивица и Абернети. Король слабо улыбнулся и тихо сказал:

— Ну вот и хорошо. Теперь все кончено.

***

Четверо друзей сидели на поле и мирно беседовали о том, что здесь только что произошло.

Ночная Мгла исчезла, но никто из них не знал наверняка, уничтожил ли ведьму Паладин или она просто сбежала, чтобы однажды снова появиться и заявить о себе. Все они помнили только, как в последний раз мелькнуло лицо Ночной Мглы, освещенное ярким пламенем.

Страбон улетел прочь сразу, как только увидел, чем закончилась битва. Его-то они точно видели не в последний раз.

Злыдень сгинул, и они надеялись, что навсегда.

Теперь, когда опасность миновала, Бен, перебиваемый иногда волшебником, рассказал Ивице и Абернети, как удалось одолеть Злыдня.

— Бутылка была тайным источником его силы, — сказал король. — Злой дух жил в этой бутылке и никогда не покидал ее надолго. Ведь Злыдень, который так хотел, чтобы его выпустили на волю, мог бы навсегда оставить свою тюрьму, но не сделал этого. Тогда я подумал: а что, если он и не может этого сделать, если его волшебная сила кроется в бутылке, а не в нем самом? Может быть, Злыдень вынужден в ней жить, коли хочет обладать волшебной силой? И чем больше я думал над этим, тем правильнее казалась моя догадка…

— Так вот, король и сказал мне, что, очевидно, бутылка — источник колдовства Злыдня, — перебил Тьюс, как только Бен сделал передышку. — А коли так, тогда надо запечатать бутылку и лишить Злыдня силы.

— Вся трудность была в тем, чтобы ведьма не поняла нашего замысла и не смогла помешать этому, — вновь заговорил Бен. — Необходимо было забрать у нее бутылку во что бы то ни стало. Поэтому пока Паладин сражался с ведьмой и Злыднем, советник Тьюс сделался почти невидимым, с помощью волшебства уменьшился во много раз и, добравшись до бутылки, сам превратился в ее пробку! При этом он создал себя призрачным на прежнем месте, чтобы обмануть Ночную Мглу. Когда она все же разгадала, что волшебник лишил Злыдня силы, то решила напасть на Тьюса, но перед ней было только видение.

— Надо было нас хоть подготовить, — вмешался Абернети, — А то напугали до смерти! Мы уже подумали, что старик.., словом, что он сгорел!

— Волшебник запечатал бутылку, — продолжал Бен, не отвечая на эту взволнованную речь. — Таким образом, Злыдень лишен был силы, а Ночная Мгла ничем не смогла помочь ему. Все получилось, как мы и задумали. Ведьма слишком поздно поняла, что произошло. С их тварью было покончено, Злыдень слишком ослаб, а Паладин был уже близко. К тому же советник Тьюс снова, к изумлению ведьмы, возник рядом с нею и выхватил бутылку. Так что она ничего не смогла поделать.

— Мы только недооценили значение этой бутылки для Злыдня, — сказал советник Тьюс. — Оказывается, от нее зависела не только его волшебная сила, но и сама жизнь. Он и не выжил, потому что не смог вернуться в бутылку.

Все четверо, словно сговорившись, посмотрели на кучку праха примерно в десяти шагах от того места, где они сидели. Легкий ветерок уже разносил пыль в разные стороны.

Глава 22. ДОМА

В понедельник около полудня в Сиэтле в одном из залов ожидания аэропорта «Си Так Юнайтед Эйрлайн Аннекс» сидел Майлз Беннетт и ждал прибытия самолета из Чикаго. Этим рейсом прилетал отец Элизабет. Большую часть уик-энда Майлз потратил на то, чтобы найти этого человека и уговорить его срочно вернуться. Сразу после встречи они оба должны были принять необходимые меры, чтобы начать дело об имуществе Микела Ард Ри.

Рядом сидела Элизабет и читала какую-то книжку под названием «Всякая всячина». Она была в черно-желтой вязаной юбке и блузке. Погруженная в чтение, девочка не заметила, что Майлз посмотрел на нее и улыбнулся. Затем стал просматривать газеты «Сиэтл Тайме» и «Пост Интеллидженсер», лежавшие у него на коленях. События ночи Хэллоуина казались теперь Майлзу очень далекими, словно все это тогда происходило и не с ним вовсе. Для него сейчас они были чем-то вроде «новостей из-за рубежа», которые он никогда не воспринимал как прямо его касавшиеся. Впрочем, на деле это было не так даже с зарубежными новостями, а тем более с этими.

Заголовки статей были, в общем, похожи: «Призраки Хэллоуина вторглись в Сиэтл», «Шабаш в суде», «Война привидений над морем» и прочее, и прочее.

В подзаголовках говорилось о таинственных разрушениях в административном здании, о свидетельствах полицейских, пожарных, городских чиновников и людей с улицы, о таинственном феномене той ночи, а также о странном состоянии некоторых юристов и помощников шерифа, обнаруженных в зале суда, который пострадал, словно во время второй мировой войны.

Сообщались и подробности, насколько их можно было точно описать и разобраться в них. В ночь Хэллоуина, в пятницу, в административное здание были вызваны полиция и пожарные, поскольку оттуда поступило сообщение о взрыве. По прибытии они обнаружили, что внешняя стена здания на пятом этаже разрушена, очевидно, действительно в результате взрыва. Попытки попасть в зал суда изнутри здания оказались безуспешными. Существовали различные версии по поводу этого. В некоторых статьях сообщалось о слухах, согласно которым якобы перед входом в зал выросли непроходимые джунгли, которые потом исчезли. Чтобы проникнуть в здание, пришлось вызвать вертолеты. Пожарные, попавшие на пятый этаж, обнаружили, что зал суда в большей части разрушен. Несколько сотрудников учреждений, размещенных в здании, были найдены «в полубессознательном состоянии», но никто серьезно не пострадал.

54
{"b":"4808","o":1}