ЛитМир - Электронная Библиотека

– Дети боятся остаться одни. Надо уложить их спать. Подождите, пожалуйста, здесь.

Амбель повернулась и скрылась в глубине дома, откуда слышались звуки беготни и встревоженный шепот. Затем раздался мягкий, успокаивающий голос Амбель. Алланон направился к широкой скамье неподалеку от крыльца. Вил остался на месте, прямо у двери, прислушиваясь к голосам.

«Боже мой, она сама еще ребенок», – подумал он.

Она вернулась буквально через минуту, вышла на крыльцо, плотно закрыв за собой дверь, с недоумением посмотрела на Вила, который смущенно улыбался ей.

– Это Вил Омсфорд, – донесся из темноты голос Алланона. – Он учится у сторов, он – целитель.

– Здравствуйте… – неловко начал Вил, но она уже шла мимо него к скамье, на которой сидел друид.

– Зачем ты пришел, друид, если только ты и в самом деле друид? – спросила Амбель; неуверенность и гнев смешались в ее голосе. – Это дедушка послал тебя?

Алланон поднялся:

– Нам надо поговорить. Может, пойдем в сад?

Девушка замялась на мгновение, потом кивнула. Они прошли по серебристой дорожке к скамьям на лужайке. Здесь Амбель села. Друид уселся напротив нее, Вил – чуть поодаль. Долинец понял, что сейчас он будет только зрителем.

– Зачем ты пришел? – повторила Амбель. Теперь ее голос был более решительным.

Алланон поплотнее завернулся в плащ.

– Меня никто к вам не посылал. Я пришел сам. Я пришел просить тебя вернуться в Арборлон вместе со мной. – Он помедлил. – Я буду краток. Элькрис умирает, Амбель. Запрет теряет силу, некоторые демоны уже на свободе. Очень скоро они вырвутся все и захватят Западные земли. Только ты можешь этому помешать. Ты – последняя из избранников.

– Последняя… – прошептала она, слова застряли у нее в горле.

– Избранники мертвы. Все. Демоны убили их. Теперь они ищут тебя.

Ее лицо застыло от ужаса.

– Нет! О чем ты говоришь, друид? О чем?.. – Слезы текли по детскому лицу. Она быстро смахнула их. – Они действительно умерли? Все?

Друид кивнул.

– Ты должна вернуться со мной в Арборлон.

Амбель мотнула головой:

– Нет. Я больше не избранник. И ты это знаешь.

– Я знаю: тебе хочется, чтобы было так.

Зеленые глаза гневно сверкнули.

– То, что мне хочется, сейчас не имеет значения. Я больше не служу, для меня все прошло. Я не избранник.

– Тебя избрала Элькрис, – спокойно продолжал Алланон. – И только она может решать, избранник ты или нет. Только она может решать, доверить ли тебе семя, чтобы ты отнесла его к Источнику Огненной крови. Только она, ни ты, ни я – никто, кроме нее.

– Я не пойду с тобой… – быстро начала Амбель.

– Ты должна.

– Я не пойду. Я никогда не вернусь. Теперь мой дом здесь, здесь мой народ. Я сделала выбор.

Друид медленно покачал головой:

– Наш дом везде, где мы строим его. Наш народ – тот, который мы выбираем. Но некоторые наши обязанности даны нам без выбора, без нашего согласия. Это именно такой случай, эльфийка. Ты последняя из избранников, последняя надежда эльфов. Ты не можешь уйти от этого. И изменить ничего не можешь.

Амбель встала, отошла на шаг, затем обернулась:

– Ты не понимаешь.

Алланон смотрел на нее.

– Я понимаю гораздо больше, чем ты думаешь.

– Тогда ты не должен просить меня вернуться. Когда я уезжала из Арборлона, я знала: обратной дороги не будет. В их глазах я опозорила себя – в глазах мамы, дедушки, всех. Я сделала то, чему нет прощения, – отказалась от чести избранничества. Даже если бы я хотела вернуться, это было бы невозможно. Они не примут меня обратно. Ты знаешь эльфов: мы глубоко чтим традиции и долг. Даже если они будут понимать, что им грозит гибель и я – их единственное спасение, они все равно не примут меня. Теперь я отверженная, и этого не изменить.

Глядя ей в лицо, друид поднялся, огромный и темный рядом с ее хрупкой фигуркой. Когда она встретилась с ним взглядом, то просто испугалась выражения его глаз.

– Ты говоришь глупости, эльфийка. Все твои доводы несерьезны, и ты сама не веришь тому, что говоришь. Это не твои слова. Я знаю: ты сильнее, чем хочешь казаться.

Амбель напряглась, уязвленная словами друида.

– Что ты знаешь обо мне, друид? Ничего! – Она подошла к нему вплотную, зеленые глаза потемнели от гнева. – Я учу детей. Сегодня ты слышал это. В каждой группе шесть-восемь человек, они остаются со мною на несколько недель. Родители поручили их мне. Они мне верят. Я передаю детям мои знания о живом. Я учу их уважать и любить мир, в котором они родились, – землю, море, небо и все живое. Я учу их понимать этот мир. Я учу их ухаживать за землей и приумножать богатство жизни. Мы начинаем просто, вот с этого сада. Заканчиваем же всем миром, природой, что окружает человека. Я обыкновенная эльфийка с обыкновенными способностями и знаниями, но ими я могу поделиться с кем-то другим. Избраннику же нечем делиться. Я никогда не была избранником, никогда! Да, Элькрис избрала меня, но я сама никогда не хотела этого и никогда не годилась на это. Теперь все позади. Здесь, в этой деревне, среди этих людей, – моя жизнь.

– Возможно. – Голос друида был спокоен и тверд, он сразу же охладил гнев Амбель. – И только по этой причине ты не хочешь вернуться к эльфам? Они погибнут без тебя. Они будут сражаться, как это было тогда, в древнем мире, но теперь у них нет магии, дающей им силу. Их уничтожат.

– Мне доверили этих детей… – торопливо начала Амбель, но Алланон резко поднял руку.

– А когда эльфов уничтожат, что произойдет дальше? Может, ты думаешь, зло останется в границах Западных земель? Что тогда будет с твоими детьми, эльфийка?

Амбель молча смотрела на друида, затем медленно опустилась на скамью. Слезы текли у нее из глаз, и она зажмурилась.

– Зачем меня избрали? – тихо, почти шепотом, спросила она. – Я не знаю. Я не стремилась к этому, там было много других, кто хотел. – Она сжала руками колени. – Это какая-то насмешка, друид, какая-то глупая шутка. Разве ты сам не видишь? Более пятисот лет ни одна женщина не была избранником. Только мужчины. И вдруг избрали меня – ужасная, жестокая ошибка. Это ошибка, друид.

Алланон смотрел на сад, его лицо было непроницаемым.

– Нет, не ошибка, – ответил он, однако Вил почему-то подумал, что он сказал это скорее себе. Друид успокоился и посмотрел на Амбель: – Что тебя пугает, эльфийка? Ты чего-то боишься?

Она не смотрела на него, даже не открыла глаза. Она только медленно кивнула.

Алланон сел на место. Теперь его голос был мягок, почти нежен.

– Страх – это часть нашей жизни, но его надо встречать открыто, не прячась. Так что же тебя пугает?

Настала долгая тишина. Вил тихонько подвинулся ближе.

Наконец Амбель тихо проговорила:

– Она.

Алланон нахмурился.

– Элькрис?

Но на этот раз Амбель ничего не ответила, она вытерла слезы, потом открыла глаза и поднялась.

– А если я соглашусь пойти с тобой, если снова предстану перед дедушкой и перед эльфами, если пойду к Элькрис еще раз, а она не примет меня? Что тогда?

Алланон выпрямился.

– Тогда ты вернешься в Надежный Приют, и я больше не буду тебя беспокоить.

Девушка помедлила.

– Что ж, я подумаю.

– Нет времени думать, – настаивал Алланон. – Ты должна решить сейчас, сегодня ночью. Демоны ищут тебя.

– Я подумаю, – повторила она. Ее задумчивый взгляд остановился на Виле. – Ну а ты, целитель, при чем здесь ты? – Вил собрался было ответить, но она с улыбкой остановила его: – Нет, не надо. Я чувствую, что в этом мы равны, ты знаешь не больше, чем я.

Даже меньше, хотел было сказать он, но Амбель уже отвернулась.

– В доме мало места, – обратилась она к Алланону. – Если хотите, можете спать здесь. Мы поговорим обо всем завтра.

Она пошла к дому; ветер играл ее каштановыми волосами.

– Амбель! – окликнул друид.

– Завтра, – отозвалась она, не оборачиваясь.

Друид и долинец молча смотрели ей вслед, пока она не скрылась за дверью.

19
{"b":"4809","o":1}