ЛитМир - Электронная Библиотека

Тоцци мрачно посмотрел на него. Вот бы рядом оказалась пустая могила, пусть бы Мак-Клири свалился в нее и сломал себе ногу.

– Старик в домишке, должно быть, очень разговорчив, а?

Тот в это время как раз смотрел на них в окно, Мак-Клири помахал ему рукой.

– Мистер Данбар просто восхитителен. Мы отлично поладили.

Гиббонс опять подышал себе на пальцы.

– Рад это слышать, Мак-Клири. Хоть кому-то ты понравился.

– Ну, я надеюсь, что уж у тебя-то, Катберт, хорошие друзья. Я уже говорил, Лоррейн потребуется хорошая поддержка, когда ее муженька и кузена упекут кой-куда.

Тоцци прикрыл глаза. Чтоб ты сдох, Мак-Клири.

Гиббонс презрительно рассмеялся.

– Боже, ты продолжаешь разрабатывать свою идиотскую идею? Тоцци убийца – звучит довольно фантастично. И кто тебе поверит, что мы сообщники? Возможно, в твоей башке все звучит здорово, но без доказательств – это чушь собачья.

– Тут я с тобой полностью согласен, Катберт.

Мак-Клири блаженно улыбнулся, словно во рту у него была шоколадка.

– Что ты хочешь сказать, Мак-Клири? Что у тебя появились против нас улики? – Гиббонс рассмеялся.

Мак-Клири расплылся в улыбке и кивнул.

– Вчера из полицейского управления Нью-Джерси принесли результаты баллистической экспертизы. Они очень любопытны. Пули, найденные в спальне, были выпущены из двух стволов, но пули, убившие Блюма, Сантьяго и Куни, принадлежат только одному из них. Другой ствол использован только против Джордано, причем в ходе всего побоища стреляли из него дважды: один раз попали, другой – промахнулись.

– Ну и что же из этого следует, Шерлок Холмс?

– Вероятнее всего преступник пользовался каким-то крупным автоматическим оружием, так как патроны девятимиллиметровые. Такое оружие предназначено для поражения человека. Это навело меня на мысль – почему стрелки были такие разные? Для столь важной миссии мафия наняла бы лучших профессионалов. Мы это знаем. Для чего понадобилось вместе с хорошим стрелком посылать косоглазого? И тогда мне в голову пришло еще кое-что. Сначала я не хотел этому верить и решил покопаться в документации, чтобы опровергнуть свои догадки, но, к несчастью, потерпел в этом неудачу.

Мак-Клири залез во внутренний карман пальто и извлек несколько сложенных листов бумаги – это были фотокопии.

– Это копии ваших табелей с отметками за стрельбу за последние три раза, когда каждый из вас посещал стрельбище. Ты, Тоцци, превосходно владеешь девятимиллиметровым пистолетом. А ты, Катберт, к сожалению, весьма ему уступаешь. Смотри, твои отметки за стрельбу из револьвера значительно выше, нежели за стрельбу из автоматического оружия.

Тоцци посмотрел на Гиббонса. Это была правда. Гиббонс значительно лучше обращался с револьвером.

– Помнится, когда мы недолгое время, по распоряжению Иверса, работали вместе, ты всегда предпочитал свой старый «Кольт-38» табельному оружию. Ты очень дорожил им. Помню, как однажды ты сетовал, что не любишь автоматическое оружие, потому что не можешь привыкнуть к отдаче, когда после выстрела оно странным образом отскакивает назад.

Облако пара изверглось из ноздрей Гиббонса.

– Что ты этим хочешь сказать, Мак-Клири?

– Полной уверенности у меня нет. Так, предположения. В отчете баллистической экспертизы отмечается, что один из стрелявших – превосходный стрелок, при этом он человек импульсивный, жаждущий выполнить задуманное. Второй, похоже, держался сзади, возможно, отдавал приказы первому. Его собственная точность при стрельбе – пятьдесят процентов, одно попадание из двух произведенных им выстрелов. Здорово подходит к вам, ребята, не правда ли?

Тоцци был потрясен. Ни хрена себе.

Гиббонс оскалился.

– На этот раз, Шерлок, ты превзошел самого себя. Это должно обеспечить тебе место в зале славы ослиных задниц. Ты прекрасно знаешь, что любой может взять отчеты, наковырять сколько угодно подходящих фактов и выдвинуть соответствующую версию. Версию. Не более того. Это любой хороший полицейский знает. А что, если не было двух стрелявших? А был один человек, и он держал по стволу в каждой руке? Естественно, что из одного он стрелял более метко, чем из другого, если, конечно, он не владеет одинаково хорошо обеими руками, а это бывает редко.

– Перестань, Катберт. Мы же не на Диком Западе – лихие ребята в черных шляпах с шестизарядным кольтом в каждой руке, и все такое прочее. Вернемся к реальности.

– А я о чем? Ты угодил в самую большую ловушку, известную в следственной практике. Убедил себя в том, как якобы все происходило, и теперь все доказательства пытаешься подогнать под свою версию. Но единственное, что тебе удалось пока доказать, что ты – редкостный кретин.

– Следи за собой, Катберт, не кипятись. Я не сказал, что настаиваю на этом предположении. Я только принимаю его во внимание. Профессионал не должен отвергать ни одну из возможных версий.

Особенно если она поможет нас вздернуть. Тоцци стало жарко в его пальто.

– Однако становится холодновато. – Мак-Клири бодро улыбнулся. – Пойду-ка к мистеру Данбару. Он собирался поставить чайник. А вы можете продолжать ваше представление. Я просто хотел проинформировать вас о своих соображениях на тот случай, если вы собираетесь совершить какое-нибудь обычное для вас безрассудство. Чтоб вы не расслаблялись.

Он повернулся и, шурша гравием, удалился, скрывшись в хибаре мистера Данбара.

Холодный ветер раскачивал ветви высокой сосны, нависшей над надгробными камнями. Небо стало оловянно-серого цвета. Тоцци взглянул на Гиббонса, не спускавшего глаз с дома. Внутри у него все болело, ноги будто приросли к земле, окаменели, ему казалось, какая-то огромная, опасная сила, словно гигантский валун, надвигается на него. Нужно срочно что-то предпринять, чтобы спасти себя, но он не знал что. Впрочем, у него было несколько идеек, но все они расходились с законом. Гиббонс на это наверняка не пойдет. На словах он всегда готов на крутую игру, но как доходит до дела, становился буквоедом и законником. А сейчас самое время прибегнуть к шокотерапии, сделать что-нибудь эдакое, в его духе, но Гиббонса на такое не сподвигнешь.

– О чем ты думаешь? – наконец спросил он.

Гиббонс пристально на него посмотрел. Взгляд его был колючим и многозначительным.

– Я думаю, Мак-Клири вышел из-под контроля.

– Я думаю, вся ситуация вышла из-под контроля.

– Ты прав, так оно и есть.

– Что будем делать?

Гиббонс взглянул на печального маленького ангела.

– Думаю, пришло время брать быка за рога, надо спровоцировать какие-либо действия с их стороны, чтобы выяснить, кто что знает. – Он посмотрел Тоцци в глаза.

– В самом деле?

– В самом деле. У тебя есть идеи? Обычно они у тебя есть.

Тоцци поскреб подбородок и, с некоторым подозрением посмотрел своему напарнику в глаза.

– Я тут кое-что придумал.

Глава 16

Тоцци слышал шум голосов, доносившийся сверху. Он прошелся взглядом по винтовой лестнице, ведущей наверх, но увидел только множество написанных маслом портретов важных господ в напудренных париках и пожилых дам с проницательными глазами, в шляпах и длинных юбках – без сомнения, предки Огастина. Звон бокалов и веселые голоса говорили о том, что помощник прокурора давал прием.

Горничная велела ему подождать. Судя по всему, она была родом из Восточной Европы, настоящая бой-баба, с грудью, напоминающей ледокол. Поначалу она попыталась избавиться от него, но Тоцци заявил, что пришел по очень важному делу, и тогда она, с выражением полнейшего неодобрения, сказала, что сообщит мистеру Огастину о его приходе, но сомневается, захочет ли он, чтобы его беспокоили во время приема.

Когда она повернулась к нему спиной, Тоцци усмехнулся. Он как раз этого и хотел – побеспокоить ее хозяина. Она даже представить себе не могла, как он этого хотел.

Тоцци скрестил руки на груди и принялся осматривать помещение. Перила лестницы были сделаны из мореной вишни. На потолке, в центре витиеватого гипсового медальона, висела бронзовая люстра. В застекленном шкафу темного дерева хранилось начищенное бронзовое оружие. Тоцци не очень разбирался в старинных вещах, но у него было ощущение, что это очень ценные, подлинные вещи. Он посмотрел в маленькое смотровое окошко на парадной двери. Перед домом стояли два черных лимузина. Восточная Шестьдесят шестая, фешенебельное местечко – ничего не скажешь.

37
{"b":"4810","o":1}