1
2
3
...
12
13
14
...
59

– ...И благословен будь плод чрева твоего, Иисус. – Мистретта заглушил ее голос и кивнул. Он прекрасно знал, сколько именно должен ему Рассел Нэш.

Сестра Сесилия откашлялась и поправила очки. Она понимала, что должна как следует объяснить все, показать выгоду этой сделки, заставить его понять. Если он скажет «нет», приют Марии Магдалины будет по-прежнему тесниться в старом кирпичном строении, и многим девушкам будет отказано в помощи. Как было отказано в приюте Пресвятой Деве Марии перед Рождеством Христовым. Нет, это недопустимо. Она не может позволить ему сказать «нет». Сейчас все зависело только от нее самой.

– Вы, должно быть, читали в газетах о боксерском поединке, который устраивает и финансирует мистер Нэш в Атлантик-Сити? – спросила она, стараясь, чтобы не дрожал голос.

Когда он закончил молитву и перешел к следующей, она тоже взяла следующую четку.

– Мистер Уокер против мистера Эппса.

Мистретта снова кивнул.

– Господь пребывает с тобою...

– Если, как все ожидают, мистер Уокер выиграет бой – ведь он чемпион, – он получит немного больше семнадцати миллионов долларов. А если выиграет мистер Эппс, он получит только восемь с половиной миллионов.

Такое положение дел не казалось Сесилии справедливым, но она продолжала рассказывать дальше именно так, как они отрепетировали это с Сэлом. Сэл уверял ее, что спокойный деловой рассказ – самый надежный способ получить согласие Мистретты.

– Мистер Нэш хочет, чтобы Сэл убедил чемпиона проиграть бой.

Мистретта снова поглядел на нее выпученными, жабьими глазами. Сердце ее, казалось, перестало биться от ужаса. Но тут она заметила краем глаза раскрашенную скульптуру в углу, и ей сразу полегчало. Святой Иуда с пылающим сердцем в руке. Святой покровитель самых безнадежных дел.

Она откашлялась.

– Если вы дадите Сэлу разрешение действовать, мистер Нэш предлагает чемпиону незарегистрированные выплаты в три миллиона долларов через офшорную фирму на Каймановых островах.

Ей было немного неловко произносить такие слова, как «незарегистрированные выплаты», здесь, в церкви, но Сэл сказал, что именно так нужно говорить, чтобы убедить босса. Она продолжала уверять себя, что все это делается только ради несчастных девушек, этих бедняжек.

– Три миллиона долларов – это почти вдвое больше того, что получил бы мистер Уокер в качестве приза, после того как ему пришлось бы заплатить менеджеру, устроителям и все налоги. Разумеется, мистер Нэш предпочел бы видеть победителем Эппса, чтобы не платить такой большой приз. И если Сэл будет уверен, что победит Эппс, мистер Нэш обещает выплатить пять миллионов из денег, сэкономленных на призе в счет его долга за землю под...

– Пресвятая Дева Мария...

Мистретта вновь оборвал ее рассказ. Он прекрасно помнил, за какую землю мистер Нэш должен был заплатить ему. Ну конечно, конечно...

Сестра Сесилия кашлянула в кулак. Подражать монотонному чтению молитвы было нелегко, голос срывался, но нужно было продолжать.

– Но самая интересная часть этого плана, как заверил мистер Нэш, заключается в том, что семейство может заключить столько пари... – Она снова откашлялась, поглядела на пустой крест и опустила глаза. – Вы сможете заключить столько пари, сделать столько ставок, сколько захотите, заранее зная, что Эппс победит.

Она уставилась на деревянную скамью впереди, стараясь не глядеть на распятие на своих четках. Она продолжала думать о несчастных девушках. Нужно убедить его.

– Сэл надеется, что вы позволите ему сделать ставки на те тридцать миллионов, которые вы оставили под его контролем. В зависимости от хода поединка, – сердце ее часто билось, – мы можем получить от ста двадцати до ста пятидесяти миллионов долларов.

Она посмотрела на Мистретту, пытаясь понять его реакцию, но он продолжал глядеть перед собой, бормоча молитву. Она оглянулась на Сэперстейна, стоящего в проходе. Затем посмотрела на крест перед алтарем. Пресвятая Дева Мария, даруй мне силы выдержать это.

Она прижалась животом к скамье впереди, живот болел. Но она продолжала говорить так, как отрепетировала это с Сэлом.

– Сэл считает, что в этом предложении есть большие выгоды. Во-первых, это хорошая финансовая база для ваших будущих дел. Кроме того, если вы дадите на это согласие, мистер Нэш обязуется выплатить долг за землю полугодовыми взносами за ближайшие пять лет. За все это мистер Нэш хочет, чтобы половина его долга считалась бы выплаченной, как только мистер Эппс будет объявлен победителем.

Она замолчала, ожидая ответа Мистретты. Сэл говорил, что ему не понравится это условие. Мистретта продолжал молиться.

– Так что в конечном счете, – продолжала она, – это будет стоить нам чуть меньше пятнадцати миллионов, а возмещены они будут в десятикратном размере.

Вдруг она почувствовала, что голова у нее вспотела под вуалью. Казалось, она горела. Краешком глаза она углядела еще одну статую сбоку от алтаря – архангела Михаила с обнаженным мечом, крыльями за спиной, языками пламени, лижущими его сандалии, которыми он попирал голову змея-искусителя. Мистретта продолжал возносить молитвы Деве Марии, словно он и не слышал ее слов. Пресвятая Дева, смилуйся надо мной!

Она вздохнула. Сэл предупреждал, что не следует ничего говорить про новые возможности для ее обители. Мол, это ничего не решает. Что мистер Мистретта злится, когда заводят разговор о том, как потратить деньги, которые еще не заработаны. Этого он просто не выносит.

Но ведь мистер Мистретта набожный человек, подумала она. Стоит только посмотреть, как истово он молится. Сэл был не прав. Именно это окончательно убедит босса. Как только он узнает о несчастных юных созданиях, которым некуда податься и которых она вынуждена отсылать прочь просто потому, что у нее нет для них места, он согласится принять предложение мистера Нэша хотя бы только ради того, чтобы построить новое здание для приюта Марии Магдалины. Он не откажет ей. Благочестивый католик никогда не сделает этого.

– И еще одна вещь, – снова заговорила она. – Сэл предполагает использовать свою прибыль на то, чтобы сделать пожертвование на постройку нового здания приюта для незамужних беременных девушек. Приюта, которым руковожу я. В Джерси-Сити.

Сердце ее преисполнилось надежды. Она не сомневалась, что поступила правильно. Именно это убедит его...

Он закончил очередную молитву. Поднял глаза, посмотрел на нее и сказал:

– Передай брату, что я говорю «нет».

Она часто заморгала за толстыми стеклами очков.

– Что?

– Никаких новых дел, пока меня не выпустят на свободу; так и передай ему.

– Но Сэл говорит, что это – надежное дело...

– Не существует никаких надежных дел. На боксерских поединках денег не заработаешь. Твоему брату следовало бы знать это.

– Но...

– Я сказал «нет», и хватит об этом. Так и передай брату.

Сестра Сесилия проглотила слезы и заставила себя вместе с ним прочесть «Отче наш». Она мрачно глядела на крест без распятого Христа перед алтарем, горько размышляя о том, отчего бедные девушки всегда получают отказ, почему мистер Мистретта не желает и слышать о выгодном предложении, ж желает принять его. Куча денег, миллионы долларов, а он не позволяет Сэлу заработать их. Просто стыд. Это несправедливо по отношению к бедным покинутым девушкам. Это просто ужасно. Позорно. Нечестно!

Когда они закончили молиться, она взглянула поверх очков на Мистретту.

– Да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя. Аминь.

Сестра Сесилия тяжело вздохнула. Она вдруг почувствовала себя совершенно опустошенной.

– Что-нибудь еще? – пробормотал Мистретта. – Что еще просил сказать Сэл?

Она поглядела на его жабье лицо. Может быть, все это просто испытание ее веры, вдруг подумала она, проверка, сколь многим она может пожертвовать ради несчастных бедняжек. Она готова пожертвовать всем, даже спасением души.

– Когда вас освободят? – спросила она. – Сэл хотел знать точно.

Он перевел на нее свои выпученные глаза.

13
{"b":"4811","o":1}