ЛитМир - Электронная Библиотека

У Тоцци слегка закружилась голова. Левая нога занемела, он хорошо чувствовал это. Пистолет... Он должен успеть выхватить его. Если бы тут, в комнате, был установлен жучок и Гиббонс сидел в холле, слушая их разговор... Если бы он слышал слова Сэла, его угрозы, выстрелы – этого было бы довольно, чтобы снова предъявить Сэлу те обвинения, которых он благополучно избежал, разыгрывая из себя сумасшедшего. Если бы это записать на магнитофон, а еще лучше – на видеокассету... А потом Гиббонс вместе с парочкой агентов стал бы молотить в дверь. Открывайте! Сэл вздрогнул бы от неожиданности, оглянулся, а Тоцци успел бы выхватить пистолет. Бросай свою пушку, Сэл! ФБР! Гиббонс с агентами ворвался бы в комнату, и они кинулись бы к кровати, нацелив свои пушки в его жирное пузо.

Да, если бы все так и было... Но, к несчастью, Гиббонса в холле не было. У Майка была его пушка, но ни малейшей возможности выхватить ее. О Боже...

– Знаешь, Томаззо, меня не слишком волнует, кто этот парень. Сейчас это не имеет особого значения. – Сэл снова прицелился в шарик. – Что меня действительно интересует – это ты и жена Нэша.

Тоцци не слушал его. Он думал о том, как быстро Сэл может проделать три дырки у него в груди, как он это сделал с креслом. Паф-паф-паф!

– Ты трахаешь жену Нэша?

– Что? – спросил Тоцци, все еще думая о трех дырках в груди.

– Не разыгрывай из себя идиота, Томаззо. У меня тоже есть глаза. Ты трахаешь Сидни за спиной у Нэша. – Сэл улыбался, словно был чрезвычайно доволен этим обстоятельством. – Недурная бабенка, верно?

Тоцци удивленно взглянул на него. Нет...

– Жаль, черт побери, что у меня нет с собой камеры. Стоило бы запечатлеть выражение твоего лица, Томаззо. Что с тобой? Ты ревнуешь? Ты влюблен в нее?

– В Сидни? Нет.

– Тогда что же с тобой?

– Ничего.

Сэл ущипнул себя за нос и громко расхохотался.

– Ну разумеется. Ты вовсе не влюблен в эту шлюху. Глядя на огромную тушу, лежащую на его постели, Тоцци продолжал думать о пулях, оставшихся в магазине пистолета, представляя себе кровь, текущую из ран на груди. Он почувствовал легкую дурноту. О нет... Сэл и Сидни?.. Нет...

Сэл закинул свободную руку за голову.

– Приятно трахать ее, правда? Словно воруешь ее у этого ублюдка, ее мужа.

Тоцци уставился на «шарики». Паф! Еще один у окна исчез.

– Слушай внимательно. Я говорю с тобой. Я думал, что парень вроде тебя будет вести себя разумнее. Ты вляпался в неприятную историю. Конечно, для обычного телохранителя весьма лестно переспать с женой босса. Особенно такого, как Рассел Нэш. Ты думаешь, Нэш посмотрит на все сквозь пальцы, когда узнает о вас? Или надеешься, что он не узнает? Или, может, ты вообще об этом не думаешь? Или это... – Сэл прищурился и несколько раз щелкнул пальцами, пытаясь подобрать подходящее выражение. – Может, это «неодолимая страсть»?

Кажется, так говорится. В этом все дело, Томаззо? В «неодолимой страсти»?

Тоцци шевельнулся в кресле, вытянул ногу, потом снова согнул ее, чтобы высвободить штанину на случай, если он все же попытается выхватить пушку. Если ему представится такой шанс...

– Послушай, Сэл, я...

Паф!

Тоцци почувствовал, как пуля угодила в дерево под сиденьем кресла. Он поглядел вниз и увидел четвертую дыру.

– Сядь прямо, Томаззо. И не двигайся.

Сэл больше не улыбался.

Тоцци выпрямился, неторопливо и спокойно, все еще не решив, как действовать дальше: сидеть смирно или форсировать ситуацию и попытаться выхватить пистолет, чтобы использовать свой последний шанс остаться в живых. Он почувствовал, как холодный пот стекает по спине. Сэл Иммордино – убийца, это ясно. Но если Иммордино действительно считает, что Тоцци фэбээровец, рискнет ли он прикончить его? С его стороны это было бы глупо. Тем не менее он, кажется, намерен сделать это. Сэл сбросил маску идиота, признавая тем самым, что с головой у него все в порядке. Тоцци обливался холодным потом. Он понимал, что это конец.

– Итак, ты собираешься говорить со мной? – злобно спросил Иммордино.

Майку припомнился один из поединков Иммордино в давние времена. Это был бой с Лоусоном. Тот тоже обливался потом. Сэл лупил его по лицу, превращая в кровавое месиво. Иммордино был страшен, казалось, эта бойня доставляет ему огромное удовольствие. В том поединке он и прикончил соперника.

Сэл положил пистолет рядом с собой на кровать, нацелив его на Тоцци. Оставалось только нажать на спусковой крючок, легко и спокойно, раз, два, три. Тоцци старался глядеть на Сэла, а не на пистолет. Рубашка его намокла от пота. Сэл смотрел ему прямо в глаза. Он больше не улыбался. Было совсем тихо, только слабое постукивание друг о друга надутых презервативов.

Но тут послышался какой-то посторонний звук. Сэл сел на кровати, прислушиваясь. Кто-то открывал ключом дверь. Валери. О Боже!

– Кто это? – прошипел Сэл.

Тоцци пожал плечами. Если Сэл решит, что это «другой парень», он прикончит Вэл, как только она войдет в комнату.

– Эй, Майк! – крикнула она.

Сэл уставился на Тоцци.

– Майк! Где ты? Что это такое? Ты приготовил мне подарок?

Вэл рассмеялась, вероятно решив, что это он надул «шарики». Он поглядел на пушку Сэла, собираясь схватить ее, но услышал шаги Вэл. Господи, только не входи сюда, подумал он.

Сэл быстро спустил ноги с кровати, держа руку так, чтобы не был виден пистолет.

Тоцци нагнулся чуть вперед, снова опершись руками о колени. Вэл уже стояла в дверях.

– Привет, Вэл.

Слава Богу, она была без шляпы. Должно быть, сняла ее и кинула на диван в гостиной. Он взглянул на Сэла, который поднимался на ноги, что-то бормоча под нос. Тоцци был просто поражен. Своеобразный кодекс чести. Сэл не собирался убивать Вэл только потому, что ему был нужен Томаззо. Колумбийцы не задумываясь сделали бы это, но мафия предпочитала не трогать людей, которые, по ее мнению, были ни в чем не повинны. Это могло произвести плохое впечатление и повредить имиджу. Тоцци был поражен. И даже почувствовал что-то вроде благодарности.

Валери, казалось, была смущена и несколько разочарована.

– Ребята, у вас вечеринка? – спросила она чуть раздраженно. Тоцци услышал нотки неудовольствия в ее голосе.

– Нет, – пробормотал Сэл, – нет тут никакой вечеринки.

Он шмыгнул носом и зашаркал ногами.

Тоцци поднялся с кресла. Он увидел, как Сэл спрятал пистолет за спину.

– Вэл, я хочу познакомить тебя со своим другом. Случайно встретил его по дороге домой. – Он поймал взгляд Сэла. – Вэл, это... это Клайд. Клайд Иммордино.

Тоцци поглядел на Валери и пожал плечами, словно желая сказать: погляди на этого беднягу. Ну что я мог поделать?

– Привет, – сказала она чуть обиженно, но не желая выказывать своих чувств перед посторонними.

Сэл что-то забормотал, уставившись в пол.

– Пора до дому, – сказал он и, волоча ноги, побрел к двери.

Тоцци последовал за ним, оттеснив Валери назад. Сэл сунул пистолет в карман брюк под пиджаком. Майк облегченно вздохнул.

– Веди себя хорошо, Томаззо, – пробурчал Сэл, метнув в него злобный взгляд исподлобья. – Мы еще увидимся.

– Я всегда веду себя хорошо, – ответил Тоцци, открывая входную дверь.

– Ну-ну, – закивал Сэл. – Увидимся.

Шаркая ногами, он вышел за дверь.

Тоцци взглянул на Вэл, которая наливала в стакан воду.

– Кто он? – спросила она все еще немного сердито.

– Один знакомый.

Что она обо мне подумает? Решит, что я гомик? Только этого не хватало.

Он подошел к буфету и достал бутылку рома. Поднял ее и показал Вэл.

– "Сент-Джеймс". Не желаете?

– Почему бы и нет? Налей. Со льдом.

Он достал два стакана, вытащил из морозильника кусочки льда и налил рому, моля Бога, чтобы она не заметила, как ему паршиво. Он чокнулся с ней и выпил почти половину своего стакана. Приступ паранойи, к счастью, остался позади. Теперь его беспокоил лишь его провал. Сэл Иммордино, нынешний глава семейства Мистретты, сидел у него на хвосте. Сэл знал, что он не тот, за кого себя выдает, и подозревал в нем полицейского. Сэл знал, что Майк трахает Сидни, которую трахал и он сам. Но хуже всего было то, что Сэл показал Майку, что он вовсе не психически больной и вполне способен предстать перед судом. Разве всего этого не достаточно, чтобы разделаться с ним?

30
{"b":"4811","o":1}