ЛитМир - Электронная Библиотека

Сэл увидел два своих отражения в стеклах ее очков. Наказывает тебя? Невероятно. Господь наказывает ее? А что в таком случае сделает со мной Мистретта? Да он просто разорвет меня на куски. Вот что он сделает.

– Все, пропусти меня, Сил. Мне нужно повидать Нэша. Не мешай мне.

– Нет! – Она не отпускала его руку. – Сиди тихо. Ты все окончательно испортишь.

– Сэл! – Джозеф схватил его за другую руку. – Я слышал, что она сказала. Какой ужас. Господи, это в самом деле ужасно. Я пойду и поговорю с Нэшем. Хорошо?

– Нет! Сиди тут. Я сам поговорю с ним.

Но они вцепились в него, не давая ему подняться.

Прозвучал удар гонга, боксеры вышли из своих углов, и над толпой пронесся короткий вздох. Сжимая кулак, словно в нем был резиновый мячик, Сэл смотрел, как боксеры кружили по рингу – Уокер несколько суетливо, Эппс обдуманно и уверенно. Уокер терял терпение, он нанес несколько коротких ударов, на что Эппс ответил левым хуком в ухо. Отлично. Сэл заулыбался, но тут Уокер нанес точный удар правой прямо в лицо противника. Громкие возгласы и свист. Эппс откинулся назад, упав на канаты. Внутри у Сэла все оборвалось.

– Пусти меня, Сил! Пусти!

– Я сказала, сиди тихо. – Она заскрипела зубами, сверкая стеклами очков. – Они снова привлекут тебя к суду. Они скажут, что с тобой все в порядке, и отправят тебя в тюрьму. Ты этого хочешь?

– Если Уокер победит, я еще пожалею, что не сижу в тюрьме. Этого ты не понимаешь? Неужели тебе не понятно, что ты натворила?

Лицо ее словно окаменело и не выражало ни малейшего раскаяния.

– Я делала то, что считала правильным. Я совершила ошибку и очень об этом сожалею. Но ты сейчас паникуешь, только ухудшая положение дел. Джозеф!

Тот перегнулся через колени Сэла.

– Что, Сил?

– Джозеф, я хочу, чтобы ты пошел и побеседовал с мистером Нэшем. Напомни, что у них с Сэлом была договоренность и что дело его чести – держать данное слово.

– Пошел прочь! – Сэл отпихнул Джозефа. – Вы и понятия не имеете, как надо разговаривать с такими типами. «Договоренность»! Что это такое? Словечки для чертовых адвокатов. Я сам поговорю с ним. Он поймет, как я могу вздрючить его...

– Сальваторе! Что за выражения!

– Отстань, Сил. А теперь не мешай мне. Ты меня раздражаешь.

– Это ты меня раздражаешь. Джозеф, делай, как я велела.

– Где он. Сил? Где сидит Нэш?

– Вон там, прямо. – Она показала рукой. – С другой стороны ринга, напротив нас. Видишь передние ряды, целый сектор, огороженный канатом? Он там с женой и еще несколькими людьми. Видишь его?

– Да, вижу.

Джозеф встал, но Сэл загородил ему дорогу.

– Нет, Сесилия...

– Пропусти его, Сэл. Тебе не терпится отправиться в тюрьму? Хотя бы раз прояви уважение к брату. Он же старше тебя, ты помнишь об этом?

Джозеф протиснулся мимо Сэла, отдавив ему ногу.

– Не волнуйся, Сэл. Я обо всем позабочусь.

Проклятье! Только посмотрите на него. Мистер Заправила. Он же полный кретин. Он только все испортит.

Сэл огляделся, выискивая нацеленные на него объективы. Неужели нет фэбээровцев? Может, они не явились? Но тут он заметил целую свору "фоторепортеров внизу, возле ринга. Черт побери! Они, конечно, там.

Сэл вытер ладонью пот и посмотрел на ринг. То, что он увидел, потрясло его. Уокер почти прилип к Эппсу, ведя ближний бой. Для такого болвана, как он, Уокер действовал весьма разумно. Руки у Эппса были длиннее, у него было преимущество в четыре дюйма, но на близком расстоянии он не мог использовать его. Он наносил короткие удары по голове противника, но они не имели должной силы. В голове Уокера нет мозгов, и ему плевать на удары. Пригнув голову, он молотил Эппса. Черт побери, он дрался неплохо, пожалуй, даже хорошо. Никто бы не поверил, что он способен действовать столь Разумно, когда рядом нет Гонсалеса. При таком бое Эппс не выдержит больше трех-четырех раундов. Это ему не под силу в его возрасте. О Боже! Похоже, Уокер выигрывает.

Прозвучал удар гонга, закончился первый раунд. Боксеры разошлись по своим углам. Уокер легким шагом, Эппс тяжело ступая. Сэлу не понравился его вид. Закончился только первый раунд, а он выглядит усталым. Сэл поглядел на девиц, расхаживающих по рингу с программкой в руках, и увидел своего брата в проходе возле огороженного сектора Нэша. Джозеф махал руками и был похож на старого попугая. Он что-то кричал через голову Сидни. Нэш невозмутимо улыбался в ответ. Чего ему беспокоиться, ведь он в сговоре с ФБР. Он не слушает Джозефа, он смеется ему в лицо. Джозеф кретин. Он просто мясник. Кто станет слушать такого? О Боже!

Сэл встал, у него нервно покалывало руки.

– Посторонись, Сил. Пропусти меня.

– Нет! – Она тоже поднялась и встала вплотную к нему. – Ты не доверяешь Джозефу, это ясно, ты твердо решил отправиться в тюрьму. Если ты не сядешь и не возьмешь себя в руки, что-нибудь обязательно случится и ты действительно окажешься в тюрьме. Во всем виновата только я. Потому я должна поговорить с мистером Нэшем. Меня он выслушает. А ты сиди тут.

Прежде чем он успел сказать хоть слово, она ринулась вниз по проходу, накидка развевалась у нее за плечами. Она была полна решимости. Она была права. Сэл вовсе не хотел возвращаться в тюрьму. Но еще меньше он хотел, чтобы его тело замуровали в фундаменте какого-нибудь строящегося дома. Он снова отер пот с лица, он чудовищно вспотел. Сэл смотрел, как Сесилия решительным шагом огибает ринг, испепеляя гневным взглядом девиц в купальных костюмах. Он почувствовал боль в груди, правда, пока не слишком сильную. Может, так и начинается сердечный приступ? Он тяжело дышал. Он увидел, как Сесилия прошла мимо репортеров и что-то крикнула Джозефу. Нэш кивнул, приглашая ее в свой сектор. Сэл повернул голову влево и посмотрел на Мистретту. Старый брюзга наклонился вперед, показывая на Сесилию и что-то говоря Фрэнку. Он заметил Сил – Боже, да ее в таком одеянии только слепой не заметит. Она стояла рядом с Джозефом, что-то растолковывая Нэшу, которому, разумеется, было плевать на то, что она говорила. А Мистретта внимательно наблюдал за ними. Черт побери! Он схватился за сердце. Я умираю. Похоже, я сейчас умру.

Когда ударил гонг и начался второй раунд, Сэл вскочил с места. Уокер стремительно выпрыгнул из своего угла на середину ринга. Эппс медленно поднялся со стула, тяжело ступая. Публика зашумела. Сэл опустился в кресло. Сердце бешено билось в груди, точно пойманная птица.

Господь Всемогущий! Я умираю...

Глава 22

Тоцци пристроился у края ринга с 35-миллиметровой камерой, глядя между ног боксеров на Гиббонса, стоящего по другую сторону ринга в толпе фоторепортеров. В руках у Гиббонса тоже был фотоаппарат. Тоцци пытался прикинуть, насколько естественно выглядит Гиббонс в этой зеленой ветровке поверх белой рубашки и в спортивных штанах. Гиббонс был превосходным агентом, как считал Тоцци, лучше всех в Бюро. Он агент старой закалки, школы Гувера. Что бы он на себя ни напялил, в нем нетрудно было распознать фэбээровца. Остается надеяться, что сейчас никому нет дела до этого.

Он поглядел на Уокера и Эппса. Уокер задавал жару своему противнику. Удары кулаков в красных перчатках один за другим достигали цели – в середину груди Эппса. Красные перчатки полыхали в ярком свете прожекторов. Громкие, тяжелые выдохи после каждого удара, которые чемпион получал куда реже, чем Эппс. Непохоже, чтобы чемпион собирался проигрывать бой. Как и предполагал Гиббонс, Уокер словно решил доказать что-то. Впрочем, Тоцци не имел ничего против того, чтобы Эппс пару раз как следует вмазал чемпиону, нанес свой легендарный удар правой в нос Уокера, чтобы тот тоже смог полюбоваться на зеленых светящихся червячков перед глазами. Тоцци потрогал распухшую переносицу и вздрогнул от пронзительной боли. Судя по всему, нос у него сломан. Кроме того, он постоянно ощущал боль в голове, за глазами, она никак не отпускала его.

Нэши сидели по другую сторону ринга, неподалеку от Гиббонса. Тоцци видел Сидни в сверкающем блестками платье. Она сидела в третьем ряду – рядом с ней примостились Джозеф и монахиня – и, повернув голову, о чем-то беседовала с Нэшем. На Рассе был смокинг с шелковыми лацканами и черная бабочка. Он улыбался, но улыбка предназначалась для публики. Братец и сестра Иммордино начали привлекать к себе внимание, но он не решился отдать приказ телохранителям – нельзя же силком уводить прочь монахиню. Ни в коем случае. Зато Сидни, похоже, получала истинное удовольствие, глядя на Сесилию и Джозефа. Она буквально пожирала их глазами, легкая усмешка играла на ее губах. Тоцци хотелось бы верить, что он действовал правильно и она передала Сэлу то, что он рассказал ей. Тоцци оглянулся на Сэла, тот сидел в одиночестве, раскачиваясь взад-вперед, вид у него был весьма нервозный. Все трое Иммордино были что-то очень обеспокоены, вероятно, Сидни все-таки успела шепнуть пару слов на ухо Сэлу. Впрочем, с ней нельзя быть ни в чем уверенным. От Сидни можно ожидать чего угодно. Тоцци понюхал свою рубашку, от нее еще пахло духами. Ах, Сидни, Сидни...

53
{"b":"4811","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Фаворитка Тёмного Короля
Фантомная память
Свинья для пиратов
Моцарт в джунглях
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
Профиль без фото
Перстень Ивана Грозного
Смотри в лицо ветру
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир