1
2
3
...
54
55
56
...
59

Перед глазами снова все поплыло, и Тоцци пришлось опуститься на пол.

Глава 23

– Не говори, будто не знаешь, в чем дело, Нэш. Все ты прекрасно знаешь.

Гиббонс увидел Сэла, ворвавшегося в личный сектор Нэша. За спиной у него стоял Джозеф, готовый прийти на помощь брату. Монахиня дергала Сэла за рукав, безуспешно пытаясь оттащить в сторону. Красный как помидор Сэл орал на Нэша, тыча в него пальцем. Между ними сидела Сидни, откровенно наслаждавшаяся происходящим.

– Она говорит, что ты все переиграл и заключил с Уокером собственную сделку. – Он ткнул пальцем в белокурую головку Сидни. – Ты ведь так сказала, верно?

Та лишь загадочно улыбнулась в ответ и пожала голыми плечами.

Нэш поправил бабочку.

– Я не понимаю, о чем вы говорите. По-моему, мы с вами вообще не знакомы, сэр.

Вид у Нэша был вполне спокойный – отличный актер и не дурак. Иммордино орал так громко, что его могли услышать не только несколько супружеских пар в заднем ряду, но и еще по меньшей мере сотня зрителей. Нэш не собирался признавать наличие сделки с Уокером и даже сам факт знакомства с Иммордино в столь людном месте. Ему не нужны были свидетели, особенно такие, как агент ФБР, изображающий из себя фотографа.

Гиббонс стоял позади кучки фоторепортеров, столпившихся у края ринга, откуда прекрасно прослушивалось все происходящее в секторе Нэша. Он таращился в видоискатель и наугад нажимал на кнопку, делая вид, будто внимательно следит за поединком. В секторе Нэша Гиббонс насчитал пятерых телохранителей – один стоял рядом с Джозефом, второй на другом конце ряда, еще двое наверху, в боковых проходах, пятый присматривал за остальными. Это был маленький, коренастый мужичонка с фигурой, похожей на огнетушитель. Наверное, тот самый поляк, о котором рассказывал Тоцци. Гиббонс мигом распознал в нем бывшего полицейского. Парень не промах, от его взгляда не ускользнет, что один из фоторепортеров не слишком интересуется поединком. Гиббонс уставился в видоискатель, разглядывая места по другую сторону ринга. Тоцци не было видно, вероятно, он не желал попадаться на глаза поляку. Что же там все-таки произошло у них с Иммордино, подумал Гиббонс. Будем надеяться, Что Тоцци в порядке.

– Не морочь мне голову, Нэш! Слышишь, не морочь мне голову!

Монахиня тянула его за руку, но это было все равно, что пытаться сдвинуть с места слона.

– Сядь, Сэл, и успокойся. Ты ведешь себя глупо. Пошли.

– Сэл, пусти меня, я поговорю с ним. Дай мне поговорить с ним, Сэл. – Джозеф молотил брата по спине. – Садись, Сэл, я поговорю с ним.

Сэл не обращал на них ни малейшего внимания, но, судя по всему, что-то тревожило его, он то и дело оглядывался на противоположный сектор, словно ища кого-то глазами. Гиббонс решил было, что он выискивает Тоцци, но нет, не похоже. Гиббонс окинул взглядом весь сектор, но так и не понял, на кого смотрел Сэл.

На ринге Уокер загнал Эппса в угол, нанося сокрушительные удары по телу противника. Эппс только вяло отбивался. Он уже выдохся.

– Пошли одного из своих парней к Уокеру, – взорвался Сэл. – Вправь ниггеру мозги. Слышишь? Ублюдок хренов! Пошевеливайся!

Монахиня снова попыталась оттащить его.

– Хватит, Сэл. Послушай же меня.

И тут Сидни протянула руку и погладила Сэла по щеке. У монахини отвисла челюсть. Казалось, она сейчас проглотит Сидни. Но той было плевать на сестру Сесилию. Она лишь повела огромными зелеными глазами и усмехнулась. Маленькая сексуальная кошечка.

– Послушайся сестру, Сэл, – сказала она. – Будь паинькой и сядь на место.

Монахиня рванула ее за руку.

– Оставь моего брата в покое. Не смей к нему прикасаться!

Телохранители ринулись к ним, но Нэш взмахом руки приказал им остановиться.

Сэл оттолкнул сестру, послал брата подальше и вперил злобный взгляд в Нэша.

– Пошевеливайся, Нэш! Я не шучу. Ты не понимаешь, что я не шучу. Пошли своего парня к Уокеру. Не теряй времени.

Не обращая на него внимания, Нэш обратился к монахине:

– Сестра, мы собрались тут, чтобы посмотреть на боксеров, но ваш брат мешает зрителям любоваться боем. Мне не хотелось бы показаться невежливым, но, если вы не успокоите его, я буду вынужден приказать вывести его отсюда.

Монахиня гневно сверкнула очками.

– Нечего угрожать мне. Вы не посмеете вывести его силой.

– Вы ошибаетесь, он посмеет, – вмешалась Сидни. – Кроме того, нет такого закона, который запрещал бы точно так же обойтись с монахиней, уличенной в нарушении общественного порядка. – Ледяная улыбочка, ну просто Мона Лиза.

Брови монашки от изумления изогнулись подковой.

Публика вдруг взревела и повскакивала с мест. Гиббонс оглянулся на ринг. Уокер что было силы вмазывал в живот противника один апперкот за другим. Руки Эппса безвольно повисли, лицо скривилось от мучительной боли. Зрители с задних, дешевых рядов устремились в проход, чтобы не упустить подробности захватывающего зрелища. Гиббонса прижало к фоторепортерам, он с трудом повернул голову, пытаясь понять, что происходит в секторе Нэша. Телохранители выбивались из сил, сдерживая рвущихся в проходы зрителей. Джозеф отталкивал в сторону огромного Сэла, они орали друг на друга, но Гиббонс в общем реве не слышал их слов. И тут он заметил холодный блеск металла – Джозеф выхватил из пиджака пистолет.

Гиббонс уронил фотоаппарат и устремился к ним, раздвигая руками головы, точно баскетбольные мячи. Нужно было преодолеть всего футов пятнадцать, но перед ним была плотная толпа из нескольких десятков человек. Он начал действовать плечами, но его, точно щепку, относило обратно к рингу.

Поверх голов Гиббонс видел, как Сэл пытается выхватить у брата пистолет, он рванул руку Джозефа вверх, и Гиббонс успел разглядеть девятимиллиметровое дуло из нержавеющей стали. Богачи в секторе Нэша вскочили на ноги, ища, где бы укрыться. Сэл схватил Джозефа за запястье – пистолет и наручники сверкнули над головами людей, – вывернул его и преспокойно забрал оружие. У Джозефа был обиженный вид, но Сэлу было уже не до него. Он перегнулся через голову Сидни, схватил Нэша за лацканы, приподнял с места и ткнул ему пушкой в живот. Нэш, побледнев, озирался, ища глазами телохранителей, но те были поглощены борьбой со зрителями и ничего не замечали.

– Эй вы, кретины, – закричал им Гиббонс, – ваш босс в опасности!

Никто его не услышал. Рев толпы перекрывал любой крик.

Гиббонсу не нравилось выражение лица Сэла – злобное, но довольное. Гиббонс понимал, что оно означает. Сэл смирился со своей участью. Сейчас он сделает это. О Боже. Гиббонс работал локтями, пробиваясь через толпу.

– Брось это, Сэл! – заорал он. – ФБР!

Его по-прежнему никто не слышал.

И тут он увидел вспышку. Выражение злобной радости скользнуло по лицу Сэла, когда он нажимал на спусковой крючок. Но вдруг, к его изумлению, сестра Сесилия в последний миг рванула его за руку. За короткой вспышкой последовал приглушенный треск выстрела. Сидни подпрыгнула в кресле, голова с гривой белокурых волос откинулась назад, дернулась и наконец склонилась на изящное обнаженное плечо. Телохранители услышали выстрел и недоуменно обернулись, не понимая, что произошло. Зато это хорошо поняли богачи, сидевшие в секторе Нэша, – они карабкались вверх по рядам, шагая прямо по головам, готовые на все, лишь бы поскорее убраться оттуда. Сэл тоже рванул было прочь, но идти было некуда. Он был зажат со всех сторон, кругом были люди, даже не подозревавшие о том, что стали свидетелями убийства.

На груди у Сидни виднелась небольшая аккуратная ранка с темными краями, несколько секунд крови не было, потом она хлынула потоком. Темно-красная струя текла по блесткам ее лилового платья, заливая подол. Неужели в такой маленькой, хрупкой женщине может быть столько крови, с ужасом подумал Гиббонс. Наконец поток превратился в тонкую струйку. Сидни не двигалась. Публика неистовствовала – кричала, свистела, махала руками, – а Сидни сидела не шелохнувшись. В общем безумии убийство осталось почти незамеченным. Внимание публики было приковано к смертельной схватке на ринге.

55
{"b":"4811","o":1}