ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страна Лавкрафта
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Сила других. Окружение определяет нас
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Ветер над сопками
Шестнадцать против трехсот
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров

– В восемь вечера по понедельникам и средам и в четыре по субботам. Надеюсь, ты зайдешь... – Чейни постучал пальцем по лбу. – Извини, забыл, как тебя зовут.

– Майк.

– Ах да, Майк. Ладно, Майк, заходи. – Чейни подошел к краю мата, поклонился, надел коричневые резиновые шлепанцы и направился к старым обшарпанным шкафчикам, что выстроились у задней стены.

Тоцци посмотрел на часы. Двадцать минут девятого. Черт. Интересно, ждет ли еще та леди из «Элизиан филдс риэлти»? Хотелось верить, что ждет. Поиски квартиры чересчур затянулись. Цыганская жизнь ему порядком надоела. Нужно найти свой угол, и как можно скорее. Тоцци нацепил мокасины и отправился к двери.

Может, уже сегодня, думал он, сбегая по крутым ступенькам. Если повезет. Кто знает?

Глава 9

Гиббонс стоял в нерешительности и смотрел на огромное грузовое судно, что угрожающе вздыбилось над молом, – его крапчатый серо-зеленый корпус точь-в-точь походил на шкуру динозавра. Что, черт подери, можно здесь выяснить? Никакой веской причины идти сюда, в доки, не находилось, но Тоцци настоял на своем. Частицы ткани, прилипшие к вельветовым штанам убитого юноши, принадлежали новому виду синтетических покрытий, которые использовались только в «хондах» и «ниссанах» этого года выпуска. Ну так что? «Вот пойди туда и проверь», – твердил Тоцци. «Импорт автомобилей из Азии», куда поступают все японские машины, распространяемые в этом регионе, – так что пойди и проверь. Проверить что? «Не знаю, – отвечал Тоцци, пожимая плечами, с дурацкой эмигрантской ухмылочкой, – походи, оглядись, открой пару багажников, может, что-нибудь обнаружишь». Гиббонс нахмурился и покачал головой. Что тут можно обнаружить, кроме машин? Зануда этот Тоцци.

Грузовое судно неуклюже развернулось и стало выходить в залив – несколько катеров тянули его на буксире. Оно было до того массивное и неповоротливое, что казалось, будто это причал отплывает в сторону. Гиббонс наблюдал все это сквозь ограду из колючей проволоки, окружавшую обширный, попросту нескончаемый участок, где стояли друг к другу впритык новехонькие импортные машины, только что сгруженные с борта японского корабля. Он поглядел на корму судна, по которой перпендикулярно череде японских иероглифов шла надпись ХОНДА. Гиббонс окинул взглядом длинные ряды «хонд». Детки-Годзиллы, вылезшие из животика большой мамы-сан. Гиббонс вынул платок и высморкался. Ну вот, я здесь, подумал он про себя. Можно пойти и проверить. Доволен, Тоцци?

Он сунул руки в карманы черного дождевика и направился к посту охраны, расположенному у входа на участок. Охранник, молодой чернокожий парнишка в форме, похожей на полицейскую, сверлил Гиббонса злобным взглядом с тех самых пор, как тот вышел из машины. Когда Гиббонс приблизился к будке, парнишка надел зеркальные солнцезащитные очки. Гиббонс хихикнул и покачал головой.

– Сюда нельзя, сэр, – завопил охранник, не дожидаясь, пока Гиббонс подойдет. – Это служебный вход.

Гиббонс кивнул, но не замедлил шага.

– Говорят же вам: сюда нельзя, – еще пуще завопил охранник.

Гиббонс невозмутимо продолжал идти прямо к будке. Угрожающим жестом парнишка потянулся к кобуре, но клапан никак не расстегивался. Быстро же ты выпалишь, умник, с задраенной кобурой.

– Кто тут управляющий? – спросил Гиббонс.

– Здесь машины не продаются. Сюда нельзя.

Сделав каменное лицо, Гиббонс уставился на зеркальные стекла. Два злобных ацтекских божка отразились в них.

– Я не собираюсь покупать машину. Пойди к телефону и позвони дежурному.

– Извините, сэр, но сюда...

– Перестань орать, как сержант на учениях. Я не глухой. Позвони управляющему и скажи, что его хочет видеть агент ФБР.

Лицо паренька застыло. Ноздри раздулись, очки подскочили на переносице. Он явно не верил.

Гиббонс вынул удостоверение и показал парню.

– Тебе от этого легче?

Тот долго не сводил глаз с кусочка картона.

– Послушай, умник, ведь это не журнал с картинками.

– Что вы сказали?

– Ничего. – Гиббонс прошел в полосатые, желтые с черным ворота.

– Эй вы, вернитесь! Я сказал: сюда нельзя! – Он выскочил из будки, но Гиббонс круто, всем корпусом развернулся, угрожающе сунув руки в карманы пиджака. Парень все держался за кобуру. Мог бы с таким же успехом подержаться за что-нибудь другое.

– Не суетись, детка. Я скажу твоему боссу, что ты стоял насмерть. Как в Аламо.

– Где-где?

Гиббонс скорчил рожу и в раздражении отвернулся. Всякий дурак знает, что такое Аламо. А не знает, так не худо бы узнать.

Парень бросился обратно в будку; явно озабоченный тем, чтобы дозвониться до босса, пока тот сам не обнаружил, как чужак разгуливает по территории. Гиббонс направился к бетонному бункеру, стоящему вдалеке, у самой воды. От ворот до бункера было где-то с четверть мили. Двигаясь по дорожке, он заметил телекамеры местного слежения, установленные на фонарных столбах. Кто бы там, в бункере, ни сидел, они уже знают о приходе Гиббонса.

Тут кто-то выскочил из бункера и ринулся стремглав ему навстречу. Через некоторое время Гиббонс разглядел, что это был толстенный парень с короткой дешевой сигарой во рту, и он несся огромными Прыжками. Бег у него был странный. Он словно пытался обогнуть свое необъятное пузо, но оно, проклятое, не уходило с дороги. Вряд ли этому типу часто приходилось бегать.

– Эй, эй, эй, что здесь происходит, что происходит? Что это ты тут делаешь, приятель?

Парень совсем запыхался и тяжело дышал, зажав в зубах свою вонючую сигарку. Он расстегнул «молнию» на зеленой байковой куртке и вывалил гиппопотамий живот. Пуговки на коричневой фланелевой рубашке в клеточку еле держались под колоссальным напором. Вот чучело огородное. Чей-то он, наверное, шурин, вот его сюда и пристроили за здорово живешь. Только так иные ребята и достают работенку не бей лежачего и наедают такие вот животы.

Не говоря ни слова, Гиббонс вынул удостоверение. Парень, моргая, уставился на бумажку. Он держался за живот, как за надувной мяч, массируя его растопыренными пальцами, и все моргал и моргал на удостоверение.

– "К. Гибсон, специальный агент", – прочел толстяк вслух. – Что значит «К.»? – спросил он.

Гиббонс сверкнул на него глазами.

– Не Гибсон, а Гиббонс, и насчет К. не твоя забота. – Придурок.

– Ладно, ладно, ладно. – Толстяк опять неистово заморгал. – Так чем я могу вам помочь, мистер Гибсон? Чем могу помочь?

Гиббонс прикрыл глаза. Ну что с ним спорить.

– Я хотел бы произвести здесь осмотр.

– О-ох. – Парень надолго замолк. – Осмотр для чего?

Гиббонс воззрился на него. Оба опять замолчали.

– Я не вправе это разглашать, мистер?..

– Джанелла. Джо, зовите меня просто Джо. – Он улыбнулся, потер живот. Когда он улыбался, глаза совсем заплывали жиром. – Ищете что-нибудь, а? А что вы ищете? Джимми Хоффа?

– Тебе известно, где он?

– Нет-нет, конечно нет. Я пошутил. Знаете, просто пошутил. – Джо явно нервничал.

– Послушай, Джо, давай-ка поговорим начистоту, ладно? Я работаю в ФБР, ты – нет. Итак, ты в невыгодном положении, и, если ты не уберешься отсюда и не дашь мне спокойно делать мое дело, я могу тебя обвинить в том, что ты препятствуешь правосудию, и арестовать как предполагаемого сообщника по делу, которое я расследую и о котором, как я уже тебе сообщил, рассказать ничего не могу. Так что не морочь мне голову, или тебе, дружок, не поздоровится. Ты меня понял?

Джо закивал, как китайский болванчик, затряс плечами и головой, повторяя без устали:

– Угу-угу-угу-угу-угу...

Гиббонс с удовольствием дал бы ему в глаз; он понял, что жирный жлоб просто тянет время.

– Знаете, мистер Гибсон: я не сомневаюсь, что вы тот, за кого себя выдаете. Но предположим, что это не так. То есть я думаю: а вдруг вы шпион автомобильной корпорации? Я имею в виду те компании, которые всю дорогу подрывают конкуренцию. Норовят испортить тормоза, насыпать сахару в бак для бензина, чтобы клапаны склеились. Вы понимаете, о чем я?

16
{"b":"4812","o":1}