1
2
3
...
16
17
18
...
60

Гиббонс хотел было расправиться с парнем по-свойски, но передумал. Они могут возбудить дело против Бюро, и все улики, которые могут здесь обнаружить, пойдут псу под хвост. О, где те добрые старые времена, когда Дж. Эдгар заправлял делами и закон не вставал на пути справедливости! Гиббонс прикусил язык, потянулся за бумажником и вытащил оттуда визитную карточку.

– Вот. Позвони по этому телефону. Это Манхэттенский оперативный отдел. – Гиббонс показал на Международный торговый центр, что высился над горизонтом. Джо выглядел так, словно ему срочно требовался окулист. – Пусть там подтвердят, кто я такой.

Джо взял карточку и, моргая, уставился на нее.

– Ну, шевелись, – приказал Гиббонс. – Иди звони. Я подожду здесь. Да побыстрее.

Джо снова кивнул, как китайский болванчик.

– Да-да, конечно-конечно. Я позвоню. И тут же вернусь. Минуточку, мистер Гибсон. – Пританцовывая, он развернулся и направился обратно к бункеру, по дороге изучая карточку.

Гиббонс потер затылок и оглянулся на будку охранника. Головы парня не было видно – только ноги, поставленные на невысокий порожек. Наверное, бедняга задремал. Просто маршал Диллон, ни дать ни взять. Гиббонс посмотрел на дорогу и увидел, как Надувной Мячик пыхтит и задыхается, силясь преодолеть четверть мили, то припускаясь бегом, то переходя на шаг, то снова принимаясь бежать, то опять сникая. Гиббонс поднял глаза на видеокамеру, что висела на столбе прямо напротив него. Следует поторопиться.

Гиббонс сунул руку в карман брюк и вытащил связку ключей на кольце – универсальные отмычки, которые он захватил из оперативного отдела. Затем направился к ближайшему ряду автомобилей, «аккордов» с четырьмя дверцами, и быстро отыскал в связке ключ от «хонды». Оглянулся на ноги охранника в будке и на удаляющегося толстяка. Быстро повернул ключ в багажнике темно-бордового седана, зная, что времени у него в обрез. Через минуту Надувной Мячик уже будет в бункере. Гиббонс представил себе, как он падает в скрипучее кресло у захламленного металлического стола, снимает трубку и набирает номер, затем бросает взгляд прямо перед собой, на черно-белый монитор, и видит, как хренов федерал роется в багажниках.

Гиббонс нажал на ключ, и багажник наконец открылся. Гиббонс быстро все осмотрел, приподнял коврик, посмотрел под запасной покрышкой, с шумом захлопнул багажник и перешел к следующей машине, дымчато-серой. Гиббонс знал, что проводит незаконный обыск, но ему было плевать. Доставать ордер – такая волокита: пока ты наконец найдешь судью, который тебе его подпишет, в девяти случаях из десяти того, что ты ищешь, уже не будет в наличии или же расследование пойдет по другому курсу. Гиббонс предпочитал сразу брать быка за рога.

– Дерьмо. – Багажник дымчато-серого «аккорда» был тоже пуст. Гиббонс пропустил несколько машин и решил попробовать серебристые. Джо еще не добрался до бункера. Сейчас он шел быстрым шагом, стараясь не сбавлять темпа. Гиббонс так и видел на мониторах себя самого, заснятого с разных точек зрения. Надо было, наверное, все же взять ордер.

Он с шумом распахнул багажник и сощурился, разглядев свернутое байковое одеяло и жатый пластиковый мешок. Мешок был доверху чем-то набит. Быстро сунув туда руку, Гиббонс выудил алюминиевую фольгу, пластиковую упаковку, кусок целлофана и две пустые банки из-под кока-колы. Сперва он не заметил ничего необычного – банки как банки, красные с белым. Но, повернув банку, увидел надпись мелким шрифтом. То были японские иероглифы.

Гиббонс пожевал губами. Может быть, рабочие на японских автомобильных заводах не такие паиньки, какими их показывают по телевизору. Может, и они, как люди во всем мире, занимаются нюхачеством, но только делают это в багажниках новых машин.

Но тут он заметил кое-что еще. Белый пластиковый шланг был просунут между стенкой и дном багажника. Он ни к чему не был прикреплен, и предназначение его оставалось неясным. Приглядевшись, Гиббонс увидел, что конец шланга сильно изжеван. Гиббонс схватился за шланг и протолкнул его. Шланг ходил совершенно свободно. Гиббонс прикрыл багажник, заглянул в заднее стекло и снова пошевелил шланг. Как он и предполагал, конец шланга был просунут в щель между задним сиденьем и стенкой.

Гиббонс подошел к месту водителя и через стекло взглянул на щиток. Переключатель кондиционера стоял на отметке «свежий воздух». Он заглянул в окошко соседней машины и увидел, что там переключатель стоит на «рециркуляции». Вентиляция в серебристых машинах, видимо, оставалась включенной – свежий воздух мог поступать в салон, а оттуда в пластиковый шланг. Все выглядело так, словно кто-то жил в этом багажнике. Неужто в Японии так высока квартирная плата?

Гиббонс вернулся к багажнику, выдернул шланг, намотал его на кулак и сунул в карман плаща. Затем вытащил одну банку из-под кока-колы, обернув ее фольгой, чтобы сохранить возможные отпечатки пальцев, и положил в другой карман. Потом закрыл багажник, спрятал ключи обратно в карман брюк и вернулся в проход дожидаться Джо, задаваясь вопросом, видел ли на мониторе тот толстый осел, как агент ковырялся в багажнике той машины.

Джо в бункере задыхался, со свистом ловил воздух, показывая на карточку, зажатую в руке.

– Фэ... бэ... эр.., – прохрипел он наконец. – Господи Иисусе...

Джон Д'Урсо, присев на краешек захламленного металлического стола, поглаживал на затылке свою седую, стального цвета шевелюру и смотрел вверх, на мониторы. Их было восемь, два ряда по четыре, и на каждом мелькали машины, машины и снова машины. В каждом, кроме второго справа в верхнем ряду. Этот монитор был направлен на не в меру любопытного старпера в безобразном плаще – однобортном, черном, и этот хмырь как раз рассовывал по карманам шланг и какую-то жестянку.

Д'Урсо поглядел на тощего якудза в мерзкой полосатой курточке, который стоял, прислонившись к стене. Он тоже глядел на монитор. И уже вытащил револьвер.

– Не торопись, братец, не надо, – сказал Д'Урсо молодому якудза, помахав рукой у него перед глазами и жестом велев оставаться на месте. Якудза сощурил глаза до совершенно неразличимых щелочек и уставился на него, сжимая револьвер обеими руками. – Ладно-ладно. Убери пушку. – Д'Урсо сделал вид, что прячет пистолет под пиджак. Парень нехотя убрал оружие. Якудза не любили подчиняться приказам Д'Урсо.

– Мистер Д'Урсо, тот мужик говорит, что он из ФБР. Господи Иисусе, что же нам делать, мистер Д'Урсо? – Джо все никак не мог отдышаться, струйки пота стекали у него по лицу.

– И ты тоже успокойся, ладно? – Д'Урсо потянулся к монитору и повернул рукоятку. Аппарат загудел, изображение на мониторе посерело и расплылось – плащ Гиббонса заполнил весь экран. Д'Урсо снова повернул рычаг и направил камеру на голову Гиббонса. Тот как раз выпрямился и посмотрел прямо в объектив.

– Вот спасибо, – с улыбкой произнес Д'Урсо. Он взглянул на видеомагнитофон «Панасоник», стоящий на полочке над мониторами, и поправил галстук, следя за тем, как по индикатору бегут голубые цифры.

– Он дал мне вот это, мистер Д'Урсо. – Джо показал визитную карточку. – Сказал, чтобы я позвонил к нему в офис – чтобы проверить, кто он такой. Что мне делать, мистер Д'Урсо?

Якудза направился к двери. И вновь выудил чертову пушку.

– Эй ты, а ну-ка сядь – что тебе сказано? – Д'Урсо покачал головой и шепнул Джо: – Господи ты Боже мой, хоть на цепь сажай этих проклятых гадов.

Якудза встал у стены на то же место и стал глядеть на мониторы, сложив руки на груди. Рукоятка пистолета торчала у него из-под мышки.

– Успокойся, Джо, не то тебе снова станет плохо с сердцем. – Пот лился с Джо в три ручья, лицо было красное, как спелый помидор.

Д'Урсо ковырял ногтем в зубах, обдумывая ситуацию. ФБР, вот как? Интересно, что этот тип знает? Может быть, ничего. А может быть, многое. Было бы отлично, однако, если бы он докопался до рабов. Может быть, стоило бы подстроить так, чтобы Антонелли и Хамабути погорели на этом. Убрать конкурентов и расчистить себе дорогу. Зависит от того, зачем этот тип сюда заявился. Ладно, подождем – узнаем.

17
{"b":"4812","o":1}