ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
Последний шанс
Дрейф (сборник)
Октябрь
Диверсант
HR как он есть
Родословная до седьмого полена
Русская зима
Затонувший город. Тайны Атлантиды

– Но...

– Никаких «но», мистер Шапиро. Здесь было совершено преступление федерального масштаба, и в мои обязанности входит охранять место происшествия, пока сюда не явится ФБР. Такие вот дела. Capisce,[2]мистер Шапиро?

Тут Гиббонс решил, что самое время вмешаться.

– Гиббонс, ФБР, – буркнул он, подходя поближе и вытаскивая удостоверение. – Кто тут дежурный офицер?

– Я, – отозвался Элам.

– А вы кто такой? – осведомился Гиббонс, оборотив к Шапиро лик злобного ацтекского божества.

– Эддисон Шапиро, заместитель председателя комиссии по городскому транспорту, водные перевозки...

– Вы позволили ему находиться здесь? – спросил Гиббонс у Элама.

– Нет.

– Проход за линию полицейского ограждения и нахождение на месте преступления федерального масштаба является нарушением федеральных законов. Будьте добры удалиться. – Гиббонс ткнул большим пальцем в желтую ленту.

Шапиро немедленно поднырнул под нее. Он старался втолковать что-то Гиббонсу из-за ограждения, но Гиббонс не стал слушать и отвернулся.

– Это правда – насчет нарушения федеральных законов? – спросил Элам и снова водрузил ножищу на крыло патрульной машины.

– Возможно, – ответил Гиббонс, затем повернулся к «фольксвагену», с которого все еще текло. – Ну, что тут такое? Дневной улов?

Элам улыбнулся, обнаружив щербинку между передними зубами.

– Что бы там ни было, Гиб, это все ваше.

Гиббонс сложил руки на груди и покачал головой.

– Так вы, ребята, за убийства больше не беретесь? Как это говорили в гнусные старые времена насчет «ленивых и неповоротливых»?

– Ты, Гиб, поганый расист, я это и так знаю, можешь не продолжать.

Гиббонс сладенько ухмыльнулся.

– Элам, я тебя тоже очень люблю. Так что давай выкладывай, зачем я сюда приперся.

Элам перевернул несколько листков блокнота.

– Сегодня около двух часов дня по телефону 911 начали поступать звонки относительно неопознанного предмета, плавающего около пирса. Видна была только крыша и часть ветрового стекла. Одна баба заявила, что это дохлый кит.

– Оранжевый?

– Она сама крашеная блондинка, – сообщил Элам, пожав плечами.

– Так кто же тут у нас расист?

Элам выкатил глаза на Гиббонса, потом перевернул страничку и продолжил:

– Обратились в управление порта и сюда отправили водолаза. Водолаз доложил, что дверцы машины закрыты, а на переднем сиденье – два трупа.

Элам взглянул на Гиббонса, ожидая реакции. Но лицо Гиббонса оставалось непроницаемым. Сначала подробности.

Элам продолжал листать рапорт.

– Убийца, видимо, не знал, что «фольксвагены-жуки» водонепроницаемы. Вряд ли ему хотелось, чтобы эта штука всплыла. Так или иначе, ребята из портового управления пригнали его к этой пристани. Сказали, что здесь будет легче вытащить. С три короба наплели. Сказали, что к часу пик управятся. Но только начали поднимать – передняя ось треснула. Слишком быстро тянули. Так, по крайней мере, объяснил крановщик. Ветровое стекло разбилось, и машина стала тонуть. Тогда они сказали, что теперь эту чертову штуковину будут тащить всю ночь, и тут я приказал извлечь трупы.

– Какого хрена ты это сделал?

– Чтобы рыбки не съели.

Гиббонс покачал головой и презрительно хмыкнул.

– Какие рыбки – акулы?

– В Нью-Йорке все возможно, приятель.

– Ну-ну. Вот это мне нравится. Сначала вы сваливаете это шило в заднице на ФБР, а потом заявляете, что упустили все улики, которые мы могли бы найти. Наши парни из лаборатории в Вашингтоне тебе, Элам, за это цветов не пошлют.

– Округ дал добро на то, чтобы извлекли тела. С ними и разбирайся.

– Давай-давай, вали с больной головы на здоровую. Это вы умеете. – Гиббонс приподнял солнцезащитные очки. – Но я так и не понял, зачем вы нас позвали. Это не федеральное преступление.

– Ну, не прыгай из штанов. Сейчас объясню. – Лейтенант Элам перевернул еще страничку. – Если ты присмотришься повнимательнее, Гиб, то увидишь, что на машине – номера штата Нью-Джерси. Она приплыла в Манхэттен из Джерси, там, видимо, этих ребят и убили. Значит, здесь задействованы два штата, а следовательно, сам знаешь, Гиб, дело ваше. – Элам потер переносицу и весь затрясся от смеха.

– Ты сдавал на анализ воду ИЗ мотора? Можешь доказать, что она из Джерси?

Лейтенант просто пожал плечами – не мое, мол, дело, старина.

– Ну ладно, раз уж я тут, – изрек Гиббонс, – я это вам раскручу, пожалуй. Где тела?

Усмешка исчезла с лица Элама при упоминании о телах.

– Судебные медики сделали предварительное заключение к отправили их в морг. Совсем недавно.

– И что?

– Ничего хорошего. – Элам глубоко вздохнул и уткнулся в свои записи. – Жертвы – мужчина и женщина. Азиаты. Истинная причина смерти пока не установлена. – Элам поднял глаза от блокнота. – Но если бы ты увидел их, то без труда бы догадался.

Гиббонс прищурился.

– Что ты имеешь в виду?

Элам почесал ухо.

– Они были разрублены почти пополам. По самой середке. Но не топором. Я имею в виду – не так, как это делает мужик, который хочет распихать жену по мусорным пакетам и выкинуть ее на свалку. Раны тут совсем другие. Они... ну, чище, что ли.

Гиббонс попытался представить себе, о чем говорит Элам, но на память пришли только большие куски мяса в супермаркете «Райт».

– Как это «чище»? Что ты имеешь в виду?

– Как мне показалось, убийца пытался разрезать их пополам. У мужчины рана с левой стороны. Проходит через позвоночник.

У женщины – справа. Не такая глубокая. Санитары из морга потратили уйму времени, чтобы вытащить их из машины целиком. А судебный эксперт сказал мне, что не удивится, если каких-то органов и не хватает. Остались в воде. Так что представь себе, какие это были раны. Но, как я уже сказал тебе, Гиб, самое странное в том, что раны эти чистые, аккуратные. Не рубленые, не пиленые, насколько я мог судить. Разрезы – вот как бы я их назвал. Никогда не видал таких ран на трупах. Разрезы чистые, глубокие.

Гиббонс снял очки и подождал, пока желудок успокоится. Грудинка, съеденная на завтрак, поднялась к горлу.

– Разрезы, говоришь? Значит, советуешь проверить всех мясников в штате Джерси?

Элам медленно покачал головой.

– Ну и толстокожий же ты! Ничем тебя не проймешь. Все-то ты уже видел, а?

– Чего ты от меня хочешь? Чтобы я достал платок и немножко поплакал? Когда я устраивался в Бюро и читал перечень служебных обязанностей, сочувствие к жертвам там, помнится, не значилось. Пустая трата времени. Мое дело – найти ублюдков, которые творят такие пакости, чтобы им впредь неповадно было. Тебя устраивает? – Боль камнем легла на живот. Пропади оно все пропадом.

Элам выпрямился, сунул руки в карманы и пристально поглядел на ветерана.

– Таких, как ты, уже нету... и слава Богу.

Гиббонс нахмурился.

– Хватит мне зубы заговаривать, Элам. Ты ведь уже спихнул на нас это дело. И пусть теперь у тебя голова не болит. Гуляй и радуйся жизни.

– Хотел бы я взглянуть на твою ежегодную аттестацию. Что твой начальник ставит в графе «Отношение к коллегам»? «Потрясное»?

Гиббонс решил не затруднять себя ответом. Вместо этого всмотрелся в свисающий с каната оранжевый «фольксваген», пытаясь представить себе, каким оружием или приспособлением могли быть произведены те самые «разрезы», задаваясь вопросом, какого черта убийце нужно было так утруждать себя, если основной его целью было именно убить? Если, конечно, предположить, что это было его единственной целью.

– Были на телах следы насилия?

Элам покачал головой.

– Нет – во всяком случае, на первый взгляд.

– Известно, кто они такие? Хотя бы предположительно?

Элам снова покачал головой.

– На трупах не было ничего, что помогло бы установить личность. Ни бумажников, ни денег, ни ключей – только разный хлам.

– Сверялись со списком пропавших без вести?

– Нет. Не наше дело, приятель. Это теперь твоя забота. Гиббонс покачал головой и отвел глаза.

вернуться

2

Понятно (ит.)

3
{"b":"4812","o":1}