ЛитМир - Электронная Библиотека

Он пошел вдоль изгороди, стараясь держаться подальше от тех мест, куда падал свет прожектора, укрепленного на углу фабричного здания. Подойдя ближе к трейлерам, он услышал гудение холодильных установок, которые при ближайшем рассмотрении оказались похожи на те кондиционеры, какие можно видеть в пригородных районах запрятанными в кустах. Первое, что пришло в голову, – ночной игорный притон, однако никаких машин на стоянке не было. Подойдя к ближайшему трейлеру, Тоцци заметил блестящий новенький замок на ржавой щеколде. Он приложил ухо к серому холодному металлу, но услышал только гудение кондиционера. Тогда Тоцци вытащил из кармана связку отмычек и приступил к замку. Тот отскочил довольно легко. Открыть дверь оказалось гораздо труднее. Тоцци вынул из кобуры на поясе револьвер-бульдог 44-го калибра – он ведь не знал, какой дьявол засел там, внутри.

Ржавая щеколда заскрежетала, как ногти по школьной доске, когда Тоцци, схватившись за рукоятку, потянул на себя одну из створок двери. При свете прожектора в темном помещении виднелись странные тени – тени эти имели глаза, и эти глаза сверкали на Тоцци, целое море глаз. С нами крестная сила! Он так и знал, что найдет что-нибудь в этом роде.

Тоцци не спеша забрался внутрь, подняв револьвер вверх, но на всякий случай взведя курок. Несмотря на отчаянно шумящий кондиционер, воздух внутри был горячий и влажный, вонь удушающая – смесь испражнений и дешевого дезодоранта.

Свет с площадки проникал во внутренность трейлера. К стенам в три яруса крепились металлические койки. Когда глаза Тоцци привыкли к полутьме, он смог различить желтовато-бледные лица, повернувшиеся к нему. Он сделал шаг вперед и услышал в темноте за своей спиной чей-то возбужденный голос. Вентилятор на потолке так жужжал, что Тоцци с трудом мог различить слова.

– Говорит тут кто-нибудь по-английски?

Парень, продолжая что-то жалобно бормотать, – по-японски, решил Тоцци, – выступил вперед из тени. Тоцци изумился тому, какой он юный – нет, наверное, еще и двадцати. Изумился он и тому, что парнишка говорил вовсе не с ним. Он втолковывал что-то одному из своих приятелей на нижней койке.

– Такаюки! Такаюки! – повторил он, затем повернулся к Тоцци. – Это Такаюки, – произнес он на ломаном английском, показывая на нижнюю койку. – Он говорить.

Потом парнишка присел рядом с койкой и забормотал еще настойчивее, а Такаюки, лежавший на койке, отвечал односложными репликами. Наконец Такаюки вышел из тени и встал в проходе, глядя на Тоцци. Он тоже был еще совсем мальчишкой, и ужасный кровоподтек расползся у него на пол-лица, как безобразная родинка. При таком тусклом свете было трудно определить, однако по серо-желтому оттенку синяка Тоцци решил, что парня избили несколько дней назад.

– Мы не пойдем на работу, – заявил он Тоцци с прекрасным английским произношением.

– Что?

– Мы больше не будем работать по ночам. Этого нет в соглашении. Мы отказываемся.

Тоцци сжал пистолет в руке и вдруг понял, что бедные дети, наверное, подумали, что он один из головорезов Д'Урсо и пришел затем, чтобы вытащить их обратно на фабрику. Тоцци еще раз всмотрелся в синяк на лице Такаюки, и ему стало жалко парня. Тот храбрился, но голос у него был такой усталый и отрешенный. Он говорил как бы по обязанности, не думая, не веря, что из этого может выйти что-то хорошее.

Тоцци опустил револьвер.

– Я пришел не от Д'Урсо. Я работаю в ФБР.

Никакой реакции.

– Я агент Федерального бюро расследований... полицейский. Ты понимаешь меня? Я собираюсь вытащить вас отсюда. – Тоцци улыбнулся, ободряюще закивал.

Такаюки покачал головой. Он казался еще более удрученным.

– Спасибо, что пришли, но теперь, пожалуйста, уходите. И пожалуйста, закройте за собой дверь. Спасибо.

– Что?

– Вы не понимаете. Если замок окажется сорванным, они подумают, что мы пытались убежать. Последствия будут ужасными.

– Кто «они»? Д'Урсо?

– Да, Д'Урсо, – произнес он нерешительно. – Впрочем, карательные функции обычно осуществляют люди Нагаи.

– Нагаи?

– Да, Нагаи. Чьи же еще? Порядок поддерживают Фугукай. Это они привезли нас сюда. Должно быть, вы это знаете... – Глаза Такаюки расширились, голос пресекся.

Тоцци сопоставлял имена. Д'Урсо, его жена и ее брат тогда, на веранде, упоминали и о Нагаи, и о Фугукай. Называли они и еще какое-то имя. А, черт, какое же?

– А знаешь ли ты человека по имени... Масиро?

В трейлере внезапно воцарилась мертвая тишина. Только вентилятор под потолком гудел и всхлипывал, как живой.

– Расскажите мне все, – сказал наконец Тоцци. – Я ведь могу вам помочь.

Такаюки подошел к своей койке, поднял тощий матрас и вытащил Оттуда истрепанную газету. Это был номер «Пост» недельной давности. Тоцци узнал заголовок: «Жук смерти найден в порту».

Такаюки протянул газету Тоцци.

– Мы воруем газеты у водителей грузовиков, чтобы знать, что творится в мире. Знаете, кто эти двое, которых убили? Мой двоюродный брат и его невеста. Они пытались бежать, но Масиро нашел их. И такая им была назначена кара.

– Ты точно это знаешь? Ты уверен, что Масиро убил их?

– Да, уверен. Масиро всегда сам исполняет приговор. – Такаюки повернулся к свету и провел указательным пальцем по синяку на щеке. Синяк выглядел еще хуже, чем сначала показалось Тоцци. – Это тоже работа самурая-якудза, – сказал Такаюки с горечью. – Причинять страдания и смерть – смысл его жизни.

Тоцци поглядел в испуганные лица ребят.

– Вчера сюда, на фабрику, приходил мой друг. Пожилой человек, седой, примерно моего роста...

Такаюки быстро кивнул.

– Да, это тоже сделал Масиро. Ваш друг еще жив?

Тоцци остолбенел от такого вопроса. Почему он заранее решил, что Гиббонс умер? Этот Масиро что, такой крутой?

– Да, жив. Он в больнице, но скоро поправится.

– Это хорошо. Я рад. Извините, что не смог сделать большего для вашего друга, но препятствовать намерениям Масиро часто означает смерть. Он собирался сломать шею вашему другу, но я швырнул в него тушкой курицы. Надеюсь, это помешало ему сконцентрироваться.

– Сконцентрироваться?

– Это каратэ. Одно из смертельных искусств Масиро. Он собирался голой рукой сломать шею вашему другу.

Тоцци закрыл глаза. В голове у него стучало. Хотелось кого-нибудь ударить, разбить что-нибудь. Попадись только ему на прицел толстозадый Масиро в своей дурацкой клетчатой куртке.

– Объясни-ка мне одну вещь, – спросил Тоцци, стараясь дышать ровно. – Как вы все до этого дошли? Вас что, похитили? Как вы сюда попали?

– В багажниках «тойоты-короллы». Там было очень тесно.

– Вы хотите сказать, что вас провозят в страну в багажниках новых автомобилей?

Такаюки кивнул.

– На грузовых судах из Японии. Мы залезаем в багажники в ночь перед погрузкой. И прячемся до тех пор, пока корабль не выйдет в открытое море. На подходе к Америке нам приходится вновь залезать в багажники. Зачастую по несколько суток мы лежим в одной и той же позе, в темноте, дышим через трубку. Это вроде – как это по-английски? – клаустрофобии. Когда я приехал, разгрузка проходила медленнее обычного. Мне не хватило еды и питья. И я двое суток не ел и не пил.

– Но как же, черт побери, они могут делать такое с вами! Это... это невероятно!

Такаюки пожал плечами.

– Там было плохо. Но жить здесь, под давлением Масиро и Фугукай, еще хуже.

– Но как... как же они добрались до вас? Вас всех похитили?

– Нет, нас не похитили. Мы согласились приехать.

– Вы согласились?

– Да, разумеется. Мы все подписали контракты с Фугукай.

Такаюки повернулся к товарищам и сказал им что-то по-японски. Те порылись в своих пожитках, вытащили сложенные листки бумаги и показали Тоцци. Их контракты.

Тоцци качал головой, все еще не веря.

– Фугукай – банда якудза, так ведь?

– Да, так.

– Так какого черта вы пошли на сделку с якудза? Они преступники. Разве вы этого не знали? Как вы могли довериться им? Что вы могли получить от этой сделки?

38
{"b":"4812","o":1}