1
2
3
...
42
43
44
...
60

– Боже мой, Джон, а ты не рискуешь? Что, если они его возьмут, а он расколется? Наверняка он заложит нас, а не яков.

– Ты что, думаешь, Мишмаш такой парень, что позовет адвоката и вступит в переговоры? Конечно же нет. Когда его загонят в угол, он постарается пробиться. А когда эти ребята идут на захват, то вооружаются до зубов, словно на войну отправляются: пулеметы. М-16 и прочее добро. – Он опять надеялся, что окажется прав.

Бобби сделал еще один быстрый глоток.

– Ну хорошо. Итак, от Мишмаша осталось одно воспоминание, а Нагаи?

Д'Урсо откусил еще кусок от своего бутерброда.

– Пока федералы добираются до Мишмаша, мы немного надавим на Нагаи, чтобы он призадумался хорошенько. – Он сделал глоток. – Сегодня должно прийти судно из Японии. Я договорился с ребятами из профсоюза, чтобы они устроили забастовку сразу после того, как судно причалит, и капитан передаст ключи от машин начальнику пристани. И корабль застрянет в доках вместе с товаром Нагаи, запертым в багажниках.

– А что, если капитан прикажет своим людям сбить замки и выпустить ребят наружу?

– Я велел Толстому Джо отправить на борт пару парней с сообщением для капитана. Они посбивают замки – им посбивают головы. Они даже и пытаться на станут. – Д'Урсо сделал еще глоток. – Стачка продлится несколько дней. Ребятишки останутся запертыми в багажниках. Станут сходить с ума... потом умирать. Если товар пропадет на борту, Нагаи ответит перед Хамабути, я это знаю, а тут будет масса порченого товара. Нагаи это вряд ли понравится, так что, услышав о забастовке, он трижды подумает, прежде чем захочет соваться в наши дела. – Д'Урсо откусил еще кусок и зажевал, улыбаясь.

– А старик ничего не заподозрит, когда услышит, что ты устроил забастовку?

Д'Урсо нахмурился.

– Когда это Антонелли беспокоился о том, что делают банды? Его сейчас вообще ничего не волнует. В этом и есть его проблема, правда?

– Ну да... правда.

Д'Урсо снова сунул руку в сумку и вытащил автомат.

Бобби чуть не подавился.

– Это что еще за чертовщина?

– "Маринованные грибки". Сырок – хороший парень. Достал, как договаривались.

Д'Урсо протянул автомат Бобби, который весь просиял, как ребенок при виде новой игрушки. Штука была неказистая, но отец Сырка уверял, что стреляет она не хуже, чем «узи» или М-10. Это была «Линда Уилкинсона», 9-миллиметровый автомат с круглой обоймой в тридцать один заряд. Стреляет, как «узи», сказал старикан. Есть оружие, которое смотрится грозно, но этот не такой. Тяжелый, сукин сын, длиною в фут, неуклюжий. Ну и что с того, что он неказистый? Свое-то дело он сделает. Но кто когда-нибудь слышал, чтобы автомат называли «Линда»?

Бобби ухмылялся, глядя на «Линду», играя с предохранителем.

– Будь готов, Бобби. Очень скоро.

– Ага. Очень скоро. И Нагаи может пойти усраться. – Бобби направил ствол автомата вниз. – Тра-та-та, тра-та-та!!! Кармине Антонелли... покойся с миром на дне морском.

Д'Урсо рассмеялся и вытащил еще кусок мяса из своего сандвича. Да... Покойся с миром на дне морском... Очень скоро. Если все будет хорошо.

Глава 22

Тоцци сидел на корточках в гостиной своей новой квартиры, стараясь привыкнуть к позе сэйдзи. Нил-сенсей говорил, что поза сэйдзи помогает найти центр тела, связать его с рассудком и достичь состояния спокойной готовности. Но Тоцци, сидя в этой позе, чувствовал только боль. Бедра и лодыжки невыносимо ломило, но он старался не обращать внимания, ведь Нил обещал, что это пройдет со временем и с тренировкой. Одно было хорошо в этой пытке: боль заставляла забыть ломоту в спине, которую он нажил, ночуя на кушетке. Слава Богу, сегодня привезут кровать.

Он вздохнул, глядя прямо перед собой на гладкую бежевую стену между двумя передними окнами. Хорошо бы, черт подери, если б сидение в позе сэйдзи хоть чуточку его успокоило. Он полночи не спал, вертелся с боку на бок, надеясь, что эти лица, выступающие из теней, оставят его хоть ненадолго, чтобы он мог наконец вздремнуть, но японские ребята, запертые в трейлере, никак не выходили у него из головы. Он никому еще о них не рассказывал; это-то и мучило его. Знал бы Иверс, какую информацию он скрывает, – просто взбесился бы. О таких вещах Иверс его и предупреждал. Но в самом деле он хотел сначала рассказать Гиббонсу, а Гиббонс еще в больнице. И потом, вчера вечером Лоррейн сообщила, что Гиба сегодня выпишут. Он расскажет Гиббонсу о рабах, когда чуть позже заберет его из больницы. Гиббонс подпрыгнет до потолка, когда услышит, что Иверс еще не знает, но в глубине души Гиббонс отдает себе отчет, что Иверс способен все испоганить. Сначала они должны прикинуть, как самим разобраться с этим, и явиться к Иверсу с определенной стратегией, которой и он вынужден будет придерживаться. Тоцци мог теперь дышать спокойней. Они расскажут Иверсу – в скором времени, но не сейчас.

Тоцци начал уже расслабляться, уставившись в голую стену, когда внезапно зазвенел звонок. Он подскочил. Роксана. Тоцци потер занемевшие ноги и поковылял к селектору.

– Да?

– Это я. Принцесса Диана.

Тоцци нахмурился. Только через минуту он сообразил, что речь идет о супруге британского принца. Первая мысль его была о луне, ночи и смерти. Чудное настроение у него сегодня. Он потряс головой и отпер дверь. Потом вышел на площадку и стоял, вслушиваясь в ее шаги.

– Ну как дела, ваше высочество?

Она не отвечала до тех пор, пока не углядела его с нижней площадки.

– Лифт – великолепное изобретение человечества, – сказала она с сарказмом. – Как и места, где паркуются машины. Жалко, что здесь нет ни того, ни другого. Надо бы тебе заявить протест.

Тоцци смотрел, как она одолевает последний пролет.

– Привет. Ну, что нового? – спросил он, когда она подошла ближе.

– Милый, я по тебе скучала. – Она обняла его и поцеловала точно так, как ему хотелось поцеловать ее, когда он отвез ее домой тогда, после ужина. Ему вдруг захотелось на какое-то время забыть о рабах, но чувство вины не давало покоя.

– Ну... здравствуй, – сказал он, когда она отпустила его и дала вздохнуть.

– Я пришла поддержать легенду, – шепнула она. – Ну помнишь: муженек и женушка. Чтобы соседи не догадались. Хозяин ведь мог нанять частного детектива.

– Детектива?

– Ничего удивительного в наше время. Квартирные хозяева шпионят за жильцами, чтобы убедиться, что все в порядке. Что жильцы не содержат в снятых помещениях ночные секс-клубы, не заводят неположенных животных, не набивают комнаты подпольными иммигрантами. – Она улыбнулась своей лукавой улыбочкой. – Я об этом читала в «Нью-Йорк мэгэзин».

Тоцци выдавил из себя улыбку. Подпольные иммигранты. Надо же было ей об этом упомянуть. Ей ведь он тоже о рабах еще не рассказывал.

– Почему ты не зайдешь, дорогая, и не насладишься прохладой после жаркого полуденного солнца? – Он втащил ее в квартиру и закрыл дверь.

– Что-то случилось? – спросила она, сбрасывая на кушетку замшевый жакет. – Ты какой-то бледный.

– Нет, ничего. – Тоцци уставился на ее ноги. Она выглядела потрясающе в джинсах. – Ты знаешь, я правда благодарен тебе за услугу. Это тебя не слишком обременило?

– Ах нет, это обременило меня ужасно. Как тебе известно, клиенты просто ломятся ко мне в офис. То, что я сегодня не пошла на работу, просто катастрофа для Академии Истлейк. Риск велик, но я готова все поставить на карту.

– Ты все смеешься, да?

Она пожала плечами.

– В самом деле, Майк, проблем никаких нет. Мой офис похож на склеп. Я, честное слово, рада выбраться оттуда. И потом, тебе ведь нужна кровать.

То, как прозвучала последняя фраза, понравилось бы ему в любой другой день. Ну почему, черт возьми, это должно было случиться сегодня?

– Знаешь, я бы и сам дождался кровати, но случилось одно срочное дело. Я позвонил туда, где ее купил, а они сказали, что привезут кровать между десятью утра и шестью вечера. И дама добавила, что ничего более определенного сообщить не может. Извини.

43
{"b":"4812","o":1}