ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Едва Тоцци зашел в додзё, как сразу же узнал одинокую пару коричневых резиновых сандалий на краю мата. Нил Чейни был там, он тренировался в одиночку с деревянным мечом, боккеном, – стоя на месте, поворачивался в разные стороны и рубил. Тоцци показалось, что это похоже на другое упражнение айкидо: поднимаешь руки вверх, затем роняешь их в стороны и повторяешь это движение, поворачиваясь на восемь разных направлений. Он слышал японское название, этого упражнения, но сейчас никак не мог вспомнить.

Тоцци не мог сказать, заметил ли Нил, что он стоит в дверях, потому что сенсей ни разу не прервался. Мало того, еще и убыстрил темп, ведя счет на восемь все стремительнее и стремительнее, пока наконец не слился в одно неясное, движущееся, рубящее пятно. Такая скорость казалась невероятной, но Тоцци знал: все это оттого, что Нил совершенно расслабился. Так, во всяком случае, ему говорили.

Когда Нил наконец остановился, Тоцци поскорей подошел к мату, пока он не начал опять.

– Привет. Я не помешал, а?

Нил покачал головой и посмотрел на него, ожидая объяснений. Тоцци заметил, что Нил говорил ровно столько, сколько было Необходимо, и часто создавал неловкие паузы, вот как сейчас. Странный он был человек. Может, сенсей таким и должен быть. А может, он от природы странный. Трудно сказать.

– Я увидел, что свет горит, – объяснил Тоцци. – Я вообще-то надеялся застать тебя здесь.

Нил кивнул с какой-то нездешней полуулыбкой.

– Ну, помнишь, я рассказывал тебе, что работаю в правоохранительных органах?

Нил снова кивнул.

– Так вот... – Тоцци не знал, как сказать. – Я выслеживаю одного человека. Он довольно агрессивен и очень опасен, и я... у меня чувство, что мы рано или поздно столкнемся с ним лицом к лицу. И я подумал, что... м-м-м... может быть, ты покажешь мне пару приемов, которые я смог бы использовать в единоборстве с ним. Ничего из ряда вон выходящего – просто основы практического айкидо.

Нил закрыл глаза и покачал головой.

– Послушай, я понимаю, что это звучит для тебя обидно. Вот он я: начинающий, посетивший пока что лишь два занятия, и на тебе – пришел на готовенькое. Это глупо, я знаю. Но мне правда нужна твоя помощь. – Видел бы ты, что Масиро сделал с Гиббон-сом, ты бы все понял.

Нил покачал головой.

– Ты не знаешь, мужик, кто мой противник. Этот тип... он самурай – хочешь верь, хочешь нет. У него черный пояс каратэ пятой степени, и он профессионально владеет мечом. Он уже покалечил моего напарника, и я нутром чую: моя встреча с ним – вопрос времени. Мне нужно что-то против такого парня. – Ну же. Не прогоняй меня. Ну пожалуйста.

Нил в задумчивости кивнул.

– Майк, ты быстро бегаешь?

– Да ладно тебе. Я же серьезно.

– И я тоже. Потому что, если тебе не удастся убежать, у тебя нет ни малейшего шанса выстоять против тренированного буси.

– Кого-кого?

– "Военного человека". Самурая.

– Неужели ты ничего не можешь мне показать?

Лицо Нила окаменело.

– Ты оскорбляешь меня, Майк. Ты оскорбляешь всякого, кто занимается воинским искусством. Нужны годы усиленных занятий, чтобы выстоять против столь искусного воина, каков, по твоим словам, этот самурай. У меня черный пояс второго дана. Я восемь лет занимался айкидо. Но я не уверен, что смог бы продержаться против такого человека.

Тоцци ущипнул себя за нос. Черт. После очередного неловкого молчания он заглянул Нилу в глаза.

– В прошлом я дрался с кучей народу. Участвовал в перестрелках, бился на кулаках, вступал в поножовщину. Все, что хочешь, мне приходилось иметь дело с убийцами, грабителями, дельцами наркобизнеса, психопатами, социопатами. Но, знаешь ли что? В первый раз меня кидает в дрожь при одной мысли о бое. Я вовсе не хочу в один момент заслужить черный пояс. Я просто не хочу дрожать при встрече с этим типом. Потому что если я буду бояться, то мне конец. Вот на что я надеялся, чего я ждал от тебя. Просто покажи мне такие приемы, чтобы я поверил в себя. Чтобы смог вообразить, будто мы бьемся на равных. Пожалуйста, Нил, я очень прошу.

Нил положил острие боккена себе на плечо и почесал бороду.

– Айкидо учит, как оставаться спокойным при нападении. Показывает, как распространять ки, как обратить силу атаки против нападающего. Показывает, как замечать все, что делается вокруг тебя, и как предугадывать намерения противника. Этому я мог бы тебя научить. Но не за одну ночь.

– Потому что на это уходят годы, – произнес Тоцци. – Да-да, знаю-знаю.

– Именно. У тебя слишком много дурных привычек, которые нужно преодолеть, прежде чем ты сможешь усвоить айкидо. Правило номер один: никогда не дерись во гневе. На Западе люди иначе и не дерутся. Ты должен научиться быть спокойным, уметь сконцентрироваться – и не только в драке, но и все остальное время. По тому как ты говоришь, я могу сделать вывод, что ты агрессивен и воинствен. Тебе нужно достать сукина сына во что бы то ни стало, даже если он пока еще тебя и не трогает. Это не айкидо. Ты должен ждать, должен быть терпеливым, дать противнику возможность напасть первым, чтобы обратить его первый удар против него самого. Это идет вразрез с твоими природными инстинктами, правда ведь?

Тоцци кивнул, поджав губы.

– Но неужели ты ничего не можешь мне показать? Совсем ничего?

Нил долго смотрел на него.

– На сколько ты можешь тут задержаться сегодня?

Ах, чертово семя! Тоцци широко улыбнулся.

– На столько, на сколько тебе будет угодно. – Он вспомнил, что обещал Роксане, но это важнее. Будем надеяться, что она поймет.

– Вообще-то я могу начать показывать тебе, как уворачиваться. И это будет только начало. – В тоне Нила звучало сомнение.

– Чудесно. Замечательно. Все, что угодно, пойдет мне на пользу. – Тоцци не понравилась нотка сомнения в голосе Нила. И он нарочно решил не замечать ее, чтобы не лишаться надежды. Ему нужно было доказать Нилу, что интерес его неподдельный, что он действительно хочет научиться. – А ты можешь показать мне тот прием, когда ты бросаешь нападающего, который гонится за тобой с мечом?

– Это какой?

– Я не знаю, как он называется. Это когда парень гонится за тобой и хочет сзади раскроить тебе череп, а ты быстро поворачиваешься к нему. Потом отступаешь в сторону и, когда меч опускается, как-то хватаешь парня за руки и швыряешь навзничь, к тому же отнимаешь меч. Я это видел в первый вечер, как зашел сюда.

Нил, казалось, не мог взять в толк. Он протянул Тоцци свой боккен.

– Покажи, что ты имеешь в виду. – Он повернулся и побежал по матам.

Тоцци быстро сбросил башмаки, поставил их рядом с сандалиями и тут же побежал следом за Нилом, петляя между матами, пока ему не удалось приблизиться на расстояние удара.

– Ну что, вспомнил?

– Ну, давай! – крикнул Нил. – Бей.

Тоцци на бегу поднял деревянный меч над головой, поколебался с минуту и стал опускать его, прямо на голову Нила. Нил вдруг остановился и развернулся к нему. В следующий момент Тоцци уже лежал на спине и смотрел в потолок. Перед глазами все расплывалось.

– Сёмэн ути кокю нагэ. Ты это имел в виду?

– Да... это. – У-у-ух. Неплохо. Тоцци поднялся на ноги, тяжело дыша, но улыбаясь.

– Ну... начнем, что ли?

Нил пожал плечами и кивнул. У него на губах опять появилась эта странная улыбочка.

Тоцци глубоко вздохнул и приготовился к длинной ночи. Ему уже стало легче: ведь он стоял рядом с человеком, который так много знал и готов был поделиться своими знаниями. Если после этой ночи ему придется столкнуться с Масиро, ему, Тоцци, конечно, придется туго, но подонок больше не сможет нагнать на него страху. Никогда в жизни.

Глава 25

Прислонившись к груде коробок, Нагаи смотрел на крошечный экран портативного телевизора «Сони», который принадлежал Масиро. Противный распорядитель в развевающемся фраке стоял перед строем финалисток, одаряя девушек дурацкой улыбкой, дергая себя за черный галстук-бабочку, сунув микрофон под мышку, хорохорясь, как петушок. Все казались Нагаи одинаковыми – сплошная стена платьев с разрезами, блесток, безобразно взбитых волос, тревожно сдвинутых бровей и улыбок с рекламы зубной пасты. Ведущий все прихорашивался и пялился на девиц. Нагаи он напоминал Д'Урсо, сукина сына.

48
{"b":"4812","o":1}